World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : История

Версия для распечатки

Восемьдесят лет с момента прихода Гитлера к власти

Петер Шварц
16 февраля 2013 г.

Восемьдесят лет назад, 30 января 1933 года, президент Германии Пауль фон Гинденбург назначил лидера нацистов Адольфа Гитлера немецким канцлером. В последовавшие затем двенадцать лет гитлеровский режим совершил преступления, невиданные в истории человечества. Он разгромил организованное рабочее движение, установил в стране тоталитарную диктатуру, разрушил Европу в ходе неспровоцированной военной агрессии и уничтожил миллионы евреев, цыган и представителей других национальных и этнических меньшинств.

30 января 1933 года стало исторически поворотным пунктом. До этого варварство и антисемитизм воспринимались как признаки экономической и культурной отсталости. В 1933 году, однако, элита страны, высокоразвитой как экономически, так и культурно, передала власть в руки варварского антисемита, партия которого опиралась на отбросы общества.

Источник подобного развития событий связан с неразрешимыми противоречиями немецкого и международного капитализма. Последствия Первой мировой войны и начала глобального экономического кризиса 1929 года оказали разрушительное влияние на широкие слои рабочего и среднего класса. Немецкое общество оказалось глубоко расколото; демократия превратилась в одно название. Веймарская республика влачила существование на основе чрезвычайных законов и назначаемых президентом кабинетов, двигаясь в сторону социального взрыва.

В этих условиях Гинденбург решил доверить бразды правления Гитлеру. Нацисты стремились подавить рабочее движение. Они располагали массовой поддержкой среди отчаявшихся слоев мелкой буржуазии и люмпен-пролетариата, которых они мобилизовали против организованного рабочего движения. Разрушение рабочего движения выступало необходимым условием для подготовки захватнической войны, на которой настаивали крупнейшие немецкие промышленники.

Решение Гинденбурга было поддержано руководителями армии, крупного капитала и буржуазными партиями. Гитлер не завоевывал власть; она была передана ему правящей элитой. Утверждение, что большинство немцев поддержало Гитлера, является откровенной ложью.

В ходе последних перед передачей Гитлеру власти выборов, состоявшихся в ноябре 1932 года, две основные рабочие партии, Социал-демократическая (СДПГ) и Коммунистическая (КПГ), получили на полмиллиона голосов больше, чем гитлеровская НСДАП. Рабочие ненавидели нацистов. Они не только голосовали против Гитлера, но и хотели бороться против него. Однако их лидеры оказались неспособными для ведения подобной борьбы.

Сокрушившая пролетарскую революцию 1918-1919 годов СДПГ не имела ни малейшего намерения мобилизовать рабочих. Партия спряталась за спину государства, которое, как утверждали лидеры социал-демократов, сумеет обуздать нацистов. СДПГ поддерживала иллюзии относительно полиции, армии и Гинденбурга. Последнего СДПГ поддержала на выборах в Рейхстаг в 1932 году. Девять месяцев спустя Гинденбург назначил Гитлера канцлером.

Находившиеся под влиянием социал-демократии профсоюзы пошли еще дальше. Всеобщее объединение немецких профсоюзов (ADGB) объявило о своей лояльности по отношению к новому гитлеровскому режиму. На демонстрации 1 мая 1933 года сторонники ADGB шли под символами свастики. Однако это не дало им никакой выгоды. 2 мая гитлеровцы взяли штурмом штаб-квартиру профсоюза.

Ключ к возможности остановить Гитлера находился в руках Коммунистической партии, которая была основана в 1919 году в ответ на правый сдвиг СДПГ. Под влиянием Сталина, однако, КПГ стала проводить политику, имевшую катастрофические последствия. Компартия отказалась делать какое-либо различие между национал-социалистами и социал-демократами, называя последних не иначе как "социал-фашистами". Руководство КПГ категорически отказалось от идеи заключить с СДПГ оборонительный союз против нацистов.

Лев Троцкий и его сторонники неустанно боролись за такого рода единый фронт, и жестоко преследовались за это сталинистами. Политика Сталина была ультралевой по форме, но в действительности скрывала отказ Компартии от какой-либо борьбы по разоблачению руководства СДПГ, завоевания социал-демократических рабочих на свою сторону и ведения серьезной борьбы против Гитлера.

"Никакая политика коммунистической партии не могла бы, разумеется, превратить социал-демократию в партию революции, — писал Троцкий в мае 1933 года. — Но не в этом и состояла цель. Необходимо было до конца использовать противоречие между реформизмом и фашизмом — для ослабления фашизма; и в то же время вскрыть перед рабочими несостоятельность социал-демократического руководства — для ослабления реформизма. Две задачи естественно сливались в одну. Политика бюрократии Коминтерна приводила к обратному результату: капитуляции реформистов шли на пользу фашизму, а не коммунизму; социал-демократические рабочие держались за своих вождей; рабочие коммунисты теряли веру в себя и в руководство".

Из катастрофического поражения германского рабочего класса Троцкий сделал далеко идущие выводы. Вплоть до этого момента Левая оппозиция во главе с Троцким боролась за политическую переориентацию коммунистических партий и Коммунистического Интернационала. Однако вслед за отказом Коминтерна извлечь какие-либо выводы из немецкой катастрофы и введением запрета на любую дискуссию среди своих членов относительно разрушительной политики КПГ, подобная ориентация стала более невозможна.

"Организация, которой не пробудил гром фашизма, — заявил Троцкий, — показывает тем, что она мертва, и что ничто уже не оживит ее. Сказать это открыто и во всеуслышание — прямой долг по отношению к пролетариату и его будущему". Отныне задача состоит не в том, чтобы реформировать Коминтерн, а в том, чтобы строить новые коммунистические партии и новый Интернационал.

Троцкий столкнулся с яростным сопротивлением центристских групп, которые разделяли некоторые элементы его критики сталинизма, но заявляли, что создание нового Интернационала преждевременно. Подобный шаг, говорили они, возможен только на основе нового подъема революционного движения.

Троцкий решительно отверг подобные аргументы. "Но марксисты — не фаталисты, — писал он. — Они не перелагают на "исторический процесс" те задачи, какие исторический процесс возложил на них самих... Без сплоченной и закаленной революционной партии социалистическая революция немыслима".

Эти слова сейчас снова приобрели острое и непосредственное значение. Международный кризис капитализма, резко усилившийся после финансового кризиса 2008 года, поставил на повестку дня взрывные акты классовой борьбы. В Египте, Греции, Португалии и Испании рабочие ведут ежедневную борьбу против жестоких мер урезаний и политических атак, проводимых собственными правительствами. В ответ правительства прибегают к авторитарным методам и поощряют рост фашистских организаций, таких как "Золотой рассвет" в Греции, Национальный фронт во Франции и "Йоббик" в Венгрии.

Целый ряд псевдо-левых организаций вместе с профсоюзами делают все, что в их силах, чтобы завести борьбу рабочих в тупик и защитить власть буржуазии. Неотложная задача сегодняшнего дня — строительство революционного руководства, которое объединит рабочих в интернациональном масштабе и мобилизует их на борьбу за рабочую власть и создание социалистического общества. Это руководство воплощено в Международном Комитете Четвертого Интернационала и его секциях, партиях Социалистического Равенства.

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2014,
World Socialist Web Site