Эта неделя в русской революции

3–9 апреля: США объявляют войну Германии

14 апреля 2017 г.

Рабочее движение по всему миру требует прекращения империалистической бойни в Европе, но капиталистические элиты жаждут все больше крови. Соединенные Штаты объявляют войну Германии и мобилизуют сотни тысяч молодых парней, чтобы использовать их в качестве пушечного мяса. В России буржуазное Временное правительство, поддержанное меньшевиками, обещает продолжить войну и публикует заявление о военных целях. Кажется, что нет выхода из кошмара окопов, колючей проволоки, ядовитого газа, пулеметов, грязи, болезней и артиллерийских обстрелов, уже унесших миллионы жизней. Между тем, цены растут, и продуктов питания становится все меньше и меньше.

Троцкий возвращается в Россию через Осло. По пути британские чиновники насильно снимают его с корабля и заключают в тюрьму. Готовясь уехать из Швейцарии в Россию, Ленин настаивает на том, что захват власти рабочим классом необходим, чтобы остановить кровопролитие империалистов и выполнить требования масс. Заняв позицию, которая до того момента ассоциировалась с Троцким, Ленин утверждает, что социализм не может быть немедленно достигнут в одной отдельно взятой бывшей царской империи. Вместо этого он рассматривает захват власти рабочим классом в России в качестве первого шага на пути развития более широкой международной социалистической революции. Ленин заявляет: «Да здравствует пролетарская революция, которая начинается в Европе!»

Галифакс, Новая Шотландия (Канада), 3 апреля: Троцкий насильно снят с корабля

Галифакс, ок. 1917 г.

После нескольких дней допросов британскими военно-морскими чиновниками в канадском порту Галифакс, Лев Троцкий принудительно снят с парохода «Христиания-фьорд», идущего в Осло. Остановив корабль на основе информации от английского шпика, британские офицеры подвергли Троцкого, его семью и других российских пассажиров «прямому допросу», как позже вспоминал Троцкий в своей автобиографии Моя жизнь, хотя они предоставили пограничным властям все необходимые проездные документы. Офицеры задавили вопросы «о наших убеждениях, политических планах и прочем». Троцкий продолжал: «Я отказался вступать с ними в разговоры на этот счет. Сведения, устанавливающие мою личность, извольте получить, но не более того: внутренняя русская политика не состоит пока что под контролем британской морской полиции».

Чиновники приказали Троцкому, его семье и еще пяти русским покинуть корабль. Троцкий отказался, утверждая, что приказ незаконен. Троцкий вспоминал: «Вооруженные матросы набросились на нас и, при криках “shamе” (позор) со стороны значительной части пассажиров, снесли нас на руках на военный катер, который под конвоем крейсера доставил нас в Галифакс. Когда десяток матросов держали меня на руках, мой старший мальчик подбежал ко мне на помощь и, ударив офицера маленьким кулаком, крикнул: “Ударить его еще, папа?” Ему было 11 лет. Он получил первый урок по курсу британской демократии».

Троцкий был доставлен в лагерь для военнопленных немцев в Амхерсте, где содержалось около 850 немецких матросов. Его жена Наталья и двое детей в возрасте 9 и 11 лет были также арестованы, но оставлены в Галифаксе. Только на другой день комендант лагеря полковник Моррис сообщил им официальную причину задержания: «Вы опасны для нынешнего российского правительства».

Петроград, 3-4 апреля [21-22 марта по ст.ст.]: Правда публикует отредактированную версию первого «Письма из далека» Ленина

Каменев с номером Правды в руках

Редакция Правды публикует сильно отредактированную версию первого из написанных Лениным «Писем из далека».

Статья излагает развитое Лениным после февральского переворота теоретическое понимание русской революции. Не называя по имени «теорию перманентной революции», Ленин формулирует позиции, до тех пор ассоциировавшиеся со взглядами Льва Троцкого.

«Не будем делать себе иллюзий», — пишет Ленин. Противоречие между силами царской реакции и буржуазными либералами «не глубокое, временное, вызванное только конъюнктурой момента, крутым поворотом событий в империалистской войне». Ленин предсказывает, что когда Временное правительство окажется неспособно удовлетворить народные требования мира и радикальные социальные изменения, буржуазия совместно с силами старой монархии организует подавление беднейших крестьян и рабочих.

Ленин пишет: «Правительство октябристов и кадетов, Гучковых и Милюковых, не может, — даже если бы оно искренне хотело этого (об искренности Гучкова и Львова могут думать лишь младенцы), — не может дать народу ни мира, ни хлеба, ни свободы». Опираясь на союз с полупролетарским и мелкокрестьянским населением и на международный рабочий класс русский пролетариат «может пойти и пойдет, используя особенности теперешнего переходного момента, к завоеванию сначала демократической республики и полной победы крестьян над помещиками вместо гучковско-милюковской полумонархии, а затем к социализму, который один даст измученным войной народам мир, хлеб и свободу».

В отсутствие Ленина правое меньшинство партии под руководством Каменева, Сталина и Муранова использует центральный орган большевиков для продвижения проправительственной и провоенной линии, что вызывает резкое негодование в партии. Редколлегия Правды сокращает примерно пятую часть текста Ленина и полностью переписывает некоторые пассажи. Цель этого редактирования — смягчить или убрать критику вождей меньшевиков и эсеров и Временного правительства.

Лондон, 5 апреля: Британское правительство запрещает запасаться продовольствием

Британский военный плакат

Приказ лорда Девонпорта, государственного контролера пищевых продуктов, запрещает создание запасов любых продуктов питания в домах и разрешает проводить обыски там, где власти подозревают подобное поведение. Этот шаг свидетельствует о растущем дефиците продовольствия в Британии, который беспокоит правительство и правящую элиту тем, что может вызвать массовые волнения.

Продовольственный кризис усилился с начала 1917 года, когда Германия начала проводить политику неограниченной подводной войны, разрешив своим подводным лодкам атаковать торговые суда. В сочетании с плохим урожаем 1916 года это взвинтило цены на продукты питания, которые уже выросли на 61% в период между июлем 1914 года и июлем 1916 года. Недоедание распространяется среди бедных слоев общества, вспышки цинги наблюдаются в Глазго, Манчестере и Ньюкасле.

Принудительная система нормирования вступила в силу 1 февраля. Девонпорт предлагает людям потреблять 4 фунта хлеба, 2,5 фунта мяса и три четверти фунта сахара в неделю, что составляет всего 1300 калорий в день. Позже в апреле правительство введет еще ряд новых правил, ограничивающих продажу тортов и пирожных, продажу некоторых предметов в буфетах, а также установит новые стандарты в производстве муки.

Социальная напряженность растет. В городе Бэрроу 21 марта из-за плохих условий труда и вынужденной сверхурочной работы начали забастовку рабочие, занятые производством боеприпасов. Они вынуждены согласиться с навязанным правительством окончанием трудового спора. 4 апреля правительство пригрозило наложить штраф в размере 5 фунтов стерлингов на всех забастовщиков, а также наказать пожизненным заключением всех лидеров забастовки.

Вашингтон, 6 апреля: США объявляют Германии войну

Присоединяйся, Америка, кровь прекрасна! Автор — М.А. Кемпф, впервые опубликовано в журнале The Masses в июне 1917 г.

Объявление Вашингтоном войны против Германии знаменует собой поворотный пункт в истории США, свидетельствующий о готовности американского господствующего класса насильственным путем добиваться утверждения своих империалистических амбиций, распространяющихся на весь мир. Все более безрассудное и кровавое стремление Вашингтона к глобальной гегемонии станет определяющим фактором мировой истории в течение следующего столетия.

В своем запросе к Конгрессу об одобрении вступления войну президент Вудро Вильсон ссылается на угрозу торговле в Северной Атлантике и Средиземноморье со стороны немецких подводных лодок, а также на дипломатические маневры Германии в отношении Мексики. К моменту официального объявления войны американский капитализм глубоко экономически втянут в конфликт: американский экспорт в воюющие нации вырос с 824,8 млн. долларов в 1913 году до 2,25 млрд., в 1917 году. Предавая все свои предыдущие клятвы, в которых он обещал удержать США в стороне от войны, Вильсон произносит памятную фразу, что вмешательство американской военщины необходимо, чтобы «сделать мир безопасным для демократии».

Троцкий проанализировал процессы, приведшие к вступлению Америки в войну, в своей статье «Война и революция», опубликованной в газете Новый мир 22 марта:

«Капиталистические классы Соединенных Штатов не могут остановиться. Военная промышленность и ее молочный брат, финансовый капитал, давят на волю правящих, страх пред величайшим кризисом толкает их вниз — в пропасть войны… «пацифистское» правительство Соединенных Штатов вынуждено совершить свое предназначение: вовлечь и последнюю великую державу в кровавую школу войны. Этот факт показывает нам, до какой степени утратила буржуазия возможность и способность руководить событиями и народами. Разнузданные силы капитализма действуют с автоматической беспощадностью»

В заголовке крупными буквами на своей первой полосе газета New York Times хвастливо сообщает, что США создадут огромную армию в полмиллиона солдат и пошлют их в Европу. Американские вооруженные силы к концу войны потеряют 116 тысяч солдат убитыми и 204 тысячи ранеными.

Петроград, 6 апреля [23 марта]: Массовые торжественные похороны жертвам революции на Марсовом поле

Похоронная процессия на Марсовом поле

Сотни тысяч рабочих, солдат и жителей Петрограда приняли участие в траурном шествии к Марсовому полю, чтобы почтить память тех, кто погиб в течение пяти дней восстания в феврале. В этот день около 800 тысяч человек прошло мимо свежих могил, отдавая долг памяти павшим 1300 участникам революции.

Хотя более поздние мифы о Февральской революции называют ее «бескровной», на самом деле монархия беспощадно реагировала на массовые демонстрации, угрожавшие ей, и, если бы это было в ее силах, охотно залила бы их кровью. Огромное большинство погибших в дни Февральской революции были застрелены полицейскими исподтишка, с крыш и чердаков, а также армейскими заслонами 26 февраля.

Рабочие несут на плечах покрытые красным кумачом гробы и шествуют с политическими плакатами и знаменами. Контингент рабочих из Выборгского района идет, по рассказу Троцкого, под лозунгами большевиков, хотя они пока что мирно уживаются с транспарантами меньшевиков. Руководство Петроградского Совета принимает демонстрантов на Марсовом поле. В книге История русской революции Троцкий пишет: «Когда гробы начали опускать в могилу, с Петропавловской крепости, потрясая неисчислимые массы народные, грянул первый траурный салют. Пушки звучали по-новому: наши пушки и наш салют».

Он добавляет: «Траурная, но по настроениям торжественно-жизнерадостная манифестация была могущественным заключительным аккордом симфонии пяти дней».

Гота, 6-8 апреля: Учредительный съезд Независимой Социал-демократической партии Германии

Члены Национального исполнительного комитета НСДПГ вместе с известными членами партии и гостями от Социал-демократической партии Австрии на Лейпцигском съезде в декабре 1919 г.: Фридрих Адлер (четвертый слева), Артур Криспин, Вильгельм Диттман, Лоре Агнес, Ришар Липински, Вильям Бок, Альфред Хенке, Фридрих Гейер, Курт Гейер, Фритц Зубейль, Фритц Кунерт, Георг Ледебур, Эмануэль Вурм.

143 участника съезда представляют 100 тысяч членов организации, большинство из которых были раньше членами Социал-демократической партии Германии (СДПГ), и которые отвергли ее политику по «партийному перемирию» (Burgfrieden) с капиталистами и правительством.

Основатели НСДПГ не стремились к ее созданию и политически не готовили его. Учреждению партии предшествовало национальное совещание всех групп и тенденций в рамках СДПГ 7 января 1917 года, которое отвергло провоенную политику руководства СДПГ и ее делегации в Рейхстаге (парламенте Германии). Одной из групп была центристская Социал-демократическая рабочая группа (SAG), которая не хотела создавать новую партию, несмотря на свою формальную позицию против войны. Однако руководство СДПГ отреагировало на эту конференцию в течение 10 дней тем, что исключило всех членов и сторонников оппозиционных групп, вынудив последних основать НСДПГ.

Новая партия включает в себя две принципиально различные тенденции.

Первую возглавляют центристские политики, такие как Карл Каутский, Эдуард Бернштейн, Гуго Гаазе и Пауль Диттман, выступающие за «мир без аннексий и контрибуций». Этот мир, утверждают они, может быть достигнут путем оказания «давления на имперское правительство», через делегатов в Рейхстаге, которых поддержат протесты трудящихся масс. Такая программа прежде всего направлена на сдерживание растущей ненависти трудящихся масс к войне и правительству и предотвращение мобилизации рабочего класса в борьбе за захват власти.

Во главе второй, революционной, тенденции стоит Союз Спартака под руководством Розы Люксембург и Карла Либкнехта. Они представляют меньшинство делегатов на учредительном съезде. Следуя лозунгу Либкнехта — «главный враг дома» — они борются за прекращение войны и свержение империалистических правительств международным рабочим классом. К моменту проведения учредительного съезда Роза Люксембург и Карл Либкнехт уже в течение многих месяцев находятся в тюрьме. Это отчасти объясняет тот факт, почему сторонники Союза Спартака порой занимают противоречивые позиции на съезде.

Роза Люксембург называет требование центристских лидеров НСДПГ о «мире без аннексий» левым фиговым листком для провоенной, социал-шовинистической политики СДПГ. Однако в конце съезда манифест, подготовленный Карлом Каутским, был принят при всего лишь одном голосе против, хотя в манифесте содержится именно эта пацифистская «программа мира».

В то время как требование Союза Спартака о независимости в рядах НСДПГ удовлетворяется, группа не стремится построить свою собственную определенную организацию и не объявляет себя фракцией НСДПГ. Союз Спартака откололся от НСДПГ только после начала Ноябрьской революции в Германии 1918 года.

Петроград, 7 апреля [25 марта]: Временное правительство вводит государственную хлебную монополию

Очередь у входа в магазин, Петроград, начало 1917 г.

В свете продолжающегося продовольственного кризиса Временное правительство вынуждено принять закон «О передаче хлеба в распоряжение государства». Согласно закону, каждый, кто владеет хлебом и зерном, обязан отчитываться о том, сколько они должны государству. Любое количество хлеба и зерна, превышающее установленную норму, должно быть передано государству через местные комитеты по продовольственному обеспечению. У крестьян, отказавшихся от добровольной сдачи хлеба, производилась реквизиция. Эта мера достигает противоположного результата. Разгневанные законом, многие крестьяне придерживают свои зерновые запасы и хлеб. Продовольственный кризис — одна из основных причин Февральской революции — усугубляется.

Швейцария, 8 апреля [26 марта]: Ленин письменно прощается со швейцарскими рабочими

Ленин (снимок, сделанный в Швейцарии)

Перед отъездом из Швейцарии Ленин пишет Прощальное письмо к швейцарским рабочим, в котором выражает свою точку зрения, согласно которой русская революция станет первым этапом в мировой социалистической революции. Ленин пишет:

«Русскому пролетариату выпала на долю великая честь начать ряд революций, с объективной неизбежностью порождаемых империалистской войной. Но нам абсолютно чужда мысль считать русский пролетариат избранным революционным пролетариатом среди рабочих других стран. Мы прекрасно знаем, что пролетариат России менее организован, подготовлен и сознателен, чем рабочие других стран. Не особые качества, а лишь особенно сложившиеся исторические условия сделали пролетариат России на известное, может быть очень короткое, время застрельщиком революционного пролетариата всего мира.

Россия — крестьянская страна, одна из самых отсталых европейских стран. Непосредственно в ней не может победить тотчас социализм. Но крестьянский характер страны, при громадном сохранившемся земельном фонде дворян-помещиков, на основе опыта 1905 года, может придать громадный размах буржуазно-демократической революции в России и сделать из нашей революции пролог всемирной социалистической революции, ступеньку к ней».

Петроград, 9 апреля [27 марта]: Временное правительство публикует «Заявление о целях войны»

Члены Временного правительства 15 марта (2 марта по ст.ст.): Павел Милюков — министр иностранных дел, князь Львов — председатель Совета Министров, Александр Керенский — министр юстиции, Николай Некрасов — министр путей сообщения, Александр Коновалов — министр торговли и промышленности, Александр Мануйлов — министр просвещения, Александр Гучков — военный министр, Александр Шингарёв — министр земледелия, Михаил Терещенко — министр финансов

Временное правительство публикует«Заявление о целях войны», подписанное князем Львовым. Заявление возлагает ответственность за войну на царский режим и туманно утверждает, что «свободная Россия» не стремится угнетать другие народы, а, наоборот, поддерживает «утверждение полного мира на основе самоопределения народов». Таким образом, избегая лозунга о «мире без аннексий и контрибуций», заявление создает впечатление, будто Временное правительство преследует чисто оборонительную войну.

Заявление явилось результатом разногласий между Временным правительством и руководством Советов. На другой день после официального вступления США в войну, сильно подбодрившего русскую буржуазию в ее военных намерениях, министр иностранных дел Павел Милюков объявил, что Россия борется за захват Константинополя, Армении, северной Персии и за раздел Австрии и Турции, — и все это якобы с соблюдением «права народов на самоопределение». Опасаясь, что заявление Милюкова дискредитирует Временное правительство, меньшевик Церетели настоял на том, чтобы правительство опубликовало декларацию, в которой объявило бы об исключительно оборонительных целях войны.

Хотя Троцкий назвал заявление «пустым», его с энтузиазмом приняли не только меньшевики, но и правые большевики со Сталиным и Каменевым во главе. За четыре дня до приезда Ленина в Россию Правда в редакционной статье писала: «Ясно и определенно Временное Правительство через своего Председателя заявило всенародно, что “цель свободной России — не господство над другими народами”». В отличие от них Ленин осудил это заявление. В статье «Война и Временное правительство», опубликованной в Правде 13 апреля, Ленин цитирует заявление Милюкова, сделанное вскоре после публикации заявления, в котором тот говорил, что декларация Временного правительства «содержит не условия мира, а лишь общие принципы… Условия мира могут быть выработаны не иначе, как в согласии с нашими союзниками». Ленин продолжил:

«От имени России продолжают говорить люди, разжигающие войну. Рабочих и солдат кормят общими фразами о мире без аннексий, а под сурдинку проводится политика, выгодная только кучке миллионеров, наживающихся на войне.

Товарищи рабочие и солдаты! На всех собраниях читайте и разъясняйте приведенное выше заявление Милюкова! Заявите, что вы не желаете умирать во имя тайных конвенций (договоров), заключенных царем Николаем II и остающихся священными для Милюкова!»

Аррас, Франция, 9 апреля: На Западном фронте начинается битва при Аррасе

Войска Британии и Антанты на Западном фронте начинают крупное наступление, направленное на прорыв немецкой обороны и вывод войск из окопов, где они были в значительной степени заперты с 1914 года. Операции приурочены к французскому наступлению, которое должно быть начато через неделю и которое, по хвастливому заявлению французского генерала Нивеля, закончит войну.

Несмотря на первоначальные скромные успехи, битва скоро превратится в ужасающую бойню. В течение пяти недель боевых действий, с 9 апреля по 16 мая, битва при Аррасе приведет к потере около 160 тысяч британских и союзнических солдат убитыми и ранеными, а с немецкой стороны — 125 тысяч солдат.

Один из ранних успехов битвы заключался в том, что канадские войска захватили хребет холмов Вими, стратегический пункт к северу от Арраса. Однако за четыре дня потери канадского корпуса дошли до 10602 человек. Тем не менее канадские националисты позже стали прославлять эту катастрофу, которая ничего не дала для окончания траншейной войны, как момент, когда Канада «возникла как независимое государство».

Северная Франция, 9 апреля: Два английских поэта убиты в один день

Эдвард Томас

Два английских поэта погибли в боях на севере Франции — на расстоянии менее 30 километров друг от друга. Эдвард Томас, более известный из них, погибает в первый день кровопролитного сражения при Аррасе.

Другой, Р.Е. Вернед (Vernède), погибает в результате пулеметного ранения, участвуя в наступлении под Хавринкуром. До этого Вернед был ранен во время битвы на Сомме в 1916 году. Его помнят сегодня за Военные и другие стихи (1917).

Томас также остался в памяти как военный поэт, хотя он более известен в качестве литературного критика, занявшись поэзией только в 1914 году. Американский поэт Роберт Фрост, живший тогда в Великобритании, убеждал Томаса начать писать стихи. Знаменитая поэма Фроста Другая дорога была, по-видимому, написана под впечатлением от прогулок с Томасом и нерешительности последнего.

К этому времени бойня Первой мировой войны унесла большое число писателей и художников, включая британского писателя Г.Х. Манро (более известного под псевдонимом Саки), британского поэта Руперта Брука, американского поэта Алана Сигера (дядю Пита Сигера), французского писателя Анри-Ален Фурнье (более известного как Ален-Фурнье), чешского поэта Франтишека Геллнера, немецких художников Франца Марка и Августа Маке, итальянского живописца и скульптора Умберто Боччони, французского художника и скульптора Анри Годье-Бжеска. Десятки других писателей и художников еще погибнут на войне в следующие полтора года.