Международный Первомай 2017 года: Массовые марши и полицейские репрессии

Патрик Мартин
6 мая 2017 г.

В праздник Первомая, день международной солидарности трудящихся, состоялись массовые марши и протесты на всех континентах, а также отдельные забастовки, в которых рабочие стремились продемонстрировать свое противодействие политике правых правительств и свою солидарность со своими классовыми братьями и сестрами во всем мире.

В одной стране за другой рабочие поднимали одни и те же проблемы — низкая заработная плата, рост «случайного» труда, сокращение пособий и пенсий, — подчеркивая общую борьбу, стоящую перед международным рабочим классом. Правительства во всем мире вводят все более суровые меры жесткой экономии в ответ на глобальный кризис капиталистической системы, направляя все большие и большие ресурсы на военные траты и подготовку к войне.

Первомайские мероприятия продемонстрировали, что объективные условия, порожденные развитием глобального производства, создали основу для объединения рабочего класса как класса интернационального. Однако рабочие удерживаются в условиях искусственного разъединения национально-ориентированными профсоюзами и «рабочими» партиями, которые служат прямыми инструментами в руках крупного бизнеса в каждой стране.

В нескольких странах протесты, связанные с традиционным праздником мирового рабочего класса, натолкнулись на насилие со стороны властей. В Турции полиция применила слезоточивый газ и резиновые пули против демонстрантов в Стамбуле, крупнейшем городе страны, и арестовала как минимум 200 человек. Большинство из них были арестованы во время протестов, однако некоторые были задержаны позже ночью. Политическая напряженность в стране растет после референдума 16 апреля, на котором правящая Партия справедливости и развития одержала победу с небольшим отрывом. Эта победа дает президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану фактически диктаторские полномочия.

Часть колонны протестующих в Вашингтоне

В Германии около 10 тысяч человек собрались на первомайский уличный фестиваль в Кройцберге (городской район Берлина). Их поджидали силы, которые даже в сообщениях буржуазной прессы описывались как «поражающие воображение 5400 полицейских», развернутых под предлогом предотвращения насилия.

Во Франции полиция применила слезоточивый газ и дубинки, оттеснив демонстрантов к стене и затем избив их дубинками. Министр внутренних дел от Социалистической партии Маттиас Фекл осудил «неприемлемое насилие», обвинив, однако, жертв полицейской жестокости, а не полицейских, которые её проявили.

Были проведены крупные демонстрации в ряде европейских городов. В Греции 10 тысяч человек вышли на улицы в Афинах, 5 тысяч — в Салониках, втором по величине городе страны, также была проведена 24-часовая забастовка, к которой призвали некоторые профсоюзы. Марши прошли в Великобритании, Италии, Испании, Бельгии, Польше и в других частях континента.

В Южной Африке президент Джейкоб Зума был вынужден отменить свою первомайскую речь после того, как рабочие стали насмехаться над ним и призывать к его отставке.

Тысячи рабочих швейных фабрик в Бангладеш собрались, чтобы потребовать повышения заработной платы, улучшения жилищных условий, увеличения льгот по состоянию здоровья, а также обеспечения образования для своих детей. Работникам в этой стране платят гораздо меньше, чем в Китае или Юго-Восточной Азии, и многие ведущие европейские и американские сетевые магазины по продаже одежды теперь закупают свой товар в Бангладеш. Количество рабочих, занятых в швейном производстве в этой стране, выросло до четырех миллионов человек.

В Камбодже тысяча работников швейной отрасли нарушила государственный порядок и подала петицию с требованием более высокой минимальной заработной платы и более широких демократических прав. В Индонезии около 10 тысяч рабочих прошли к президентскому дворцу в Джакарте, чтобы потребовать повышения минимальной заработной платы, введения ограничений на аутсорсинг и улучшения медицинского обслуживания и условий труда.

Тысячи тайваньских рабочих прошли по улицам столичного города Тайбэй, протестуя против низкой заработной платы, плохих условий труда и ликвидации базовых пенсионных пособий. Корейские рабочие прошли маршем в Сеуле, сосредоточив свои требования на сокращении использования временных работников и «независимых подрядчиков» для уклонения от уплаты законно требуемой заработной платы и пособий.

В Западном полушарии в Венесуэле прошли соперничавшие между собой проправительственные и антиправительственные демонстрации. В ходе антиправительственных акций правые партии, поддерживаемые США, пытаются взять под контроль массовую оппозицию буржуазному правительству президента Николая Мадуро, сменившего на этом посту Уго Чавеса.

Пуэрто-Рико был практически парализован первомайской забастовкой против мер жесткой экономии, введенных правительством губернатора Рикардо Росселло. Демонстранты блокировали дороги для проведения всеобщей забастовки, осуждавшей контрольно-финансовое управление США, держащее администрацию Росселла на коротком поводке. Полиция применила слезоточивый газ и дымовые шашки и использовала перцовый аэрозоль.

В Соединенных Штатах Первомай не рассматривается в качестве праздника трудящихся. Вместо него первый понедельник сентября был более ста лет назад назначен «Днем труда», чтобы отделить американских рабочих от социалистических движений за рубежом.

Тем не менее в день Первомая в США прошли многочисленные протесты: тысячи демонстрантов выезжали во все крупные города для защиты рабочих-иммигрантов и выступали против нападок администрации Трампа на латиноамериканцев, мусульман и других иммигрантов.

Безусловно, самая крупная демонстрация состоялась в Лос-Анджелесе, где десятки тысяч человек собрались возле Сити-холла (здания мэрии). В соответствии с совершенно консервативным характером официального рабочего движения трибуна на митинге была передана капиталистическим политикам во главе с мэром Лос-Анджелеса Эриком Гаркетти, демократом, который осудил антииммигрантскую политику администрации Трампа, ничего не сказав при этом о политике администрации Обамы, депортировавшей больше нелегальных рабочих, чем любое из предшествовавших ему американских правительств.

Первомайская демонстрация в Лос-Анджелесе

Несколько правых сторонников Трампа, участвовавших в демонстрации, скандировали «США! США!», в то время как полиция Лос-Анджелеса установила преграду между ними и гораздо более многочисленной толпой демонстрантов, выступающих в защиту иммигрантов.

Тысячи человек участвовали в акциях протеста в других городах Калифорнии, в том числе в Сан-Франциско, Сан-Хосе и Окленде, где доки были закрыты из-за забастовки грузчиков, поддержавших проиммигрантских демонстрантов. Состоялась очень большая демонстрация в Хьюстоне, марши с участием тысяч человек прошли в Чикаго, Милуоки, Филадельфии, Нью-Йорке, Вашингтоне и Атланте. Сообщалось также о значительных протестах в других городах, включая Портленд, Сиэтл, Финикс, Лас-Вегас, Индианаполис, Питсбург, Майами, Бостон, а также Провиденс в штате Род-Айленд.

Большая группа в тысячу учителей государственных школ Филадельфии не вышла на работу. Многие из них, потратив личное время, присоединились к маршу за права иммигрантов и протесту против неповышения зарплаты и практики неперезаключения нового контракта в течение почти пяти лет. Студенты и профессора Темпльского университета в 10 часов утра вышли на улицу с требованием о том, чтобы территория университета была объявлена убежищем, и тем самым на ней было запрещено сотрудничество с Управлением по делам иммиграции и таможенного контроля.

На большинстве митингов в США выступали связанные с Демократической партией политики и профсоюзные деятели, которые стремились направить народный гнев исключительно в адрес президента Дональда Трампа, скрывая при этом масштабы антииммигрантской политики Обамы. Типичным стал один митинг в Чикаго, на котором выступил Дик Дурбин, второй по влиятельности сенатор среди демократов в американском Сенате. Он приветствовал как значительную победу двухпартийное соглашение насчет законопроекта о финансовой политике федерального правительства до 30 сентября, который не разрешает Трампу тратить деньги на строительство стены вдоль американо-мексиканской границы.

«Сегодня мы принимаем бюджетный законопроект, который гласит, что стены не будет, ни одного пенни на стену, — заявил Дурбин. — Не будет расширения полицейских полномочий для ICE (иммиграционная и таможенная полиция США) и других органов, не будет никаких санкций для городов-убежищ. Мы смогли добиться этого, будучи в меньшинстве».

Правда заключается в том, что бюджетный законопроект предусматривает выделение 1,52 млрд долларов на усиление мер в отношении иммигрантов, в том числе для оплаты сотрудников пограничных служб и использования надзора за беспилотными летательными аппаратами, следящими за беженцами, пытающимися перейти границу.