Эта неделя в русской революции

1-7 мая: В Петрограде разразился апрельский кризис

12 мая 2017 г.

Газеты Петрограда печатают секретную телеграмму министра иностранных дел Временного правительства Павла Милюкова, в которой он от имени России обещает соблюдать тайные договоры царя и «довести мировую войну до решительной победы». Рабочие и солдаты Петрограда отвечают на это массовой антиправительственной демонстрацией, провоцируя апрельский кризис.

Меньшевики, эсеры, народники и другие политические тенденции, сгруппировавшиеся вокруг Временного правительства, основательно дискредитированы. Временное правительство, находящееся в отчаянии, хрупкое и лишенное поддержки масс, балансирует на грани краха.

Хотя популярность большевиков растет, они все еще внутренне расколоты: радикальное крыло призывает к немедленному вооруженному восстанию; правое крыло «старых большевиков» ориентируется на сохранение status quo. Ленин, перешедший, по существу, на почву теории перманентной революции Троцкого, ведет на исторической Всероссийской конференции большевиков борьбу за четкую классовую линию и стратегическую ориентацию на захват власти.

Тем временем влияние потрясений в России начинает ощущаться по всей Европе в форме массовых демонстраций, бунтов и мятежей.

Петроград, 3 мая [20 апреля по ст. ст.]: Опубликована тайная телеграмма Милюкова

Павел Милюков

Петроградские газеты публикуют тайную телеграмму министра иностранных дел Временного правительства Павла Милюкова, обращенную к правительствам империалистических союзников. В ноте, датированной 1 мая (18 апреля по ст. ст.) говорится, что «всенародное стремление довести мировую войну до решительной победы лишь усилилось».

Милюков добавляет, что никакие заявления Совета «разумеется, не могут подать ни малейшего повода думать, что совершившийся переворот повлёк за собой ослабление роли России в общей союзной борьбе». Эта нота, посланная за спиной русских рабочих и солдат, не только обещает продолжить непопулярную войну. Ссылка на «обязательства, принятые в отношении наших союзников», имеет в виду, что Временное правительство будет выполнять тайные договоры, которые свергнутый царь подписал с другими империалистическими державами, и которые содержат планы территориальных переделов и аннексий завоеванных территорий.

В резкой статье по поводу ноты Временного правительства, опубликованной в Правде, Ленин пишет: «Карты раскрыты. Мы имеем все основания благодарить господ Гучкова и Милюкова за их ноту, напечатанную сегодня во всех газетах. Большинство Исполнительного комитета Совета рабочих и солдатских депутатов, народники, меньшевики, все те, кто до сих пор призывал к доверию Временному правительству, наказаны вдосталь».

Тем, кто осуждает Милюкова за «неискренность» Ленин отвечает: «Дело совсем не в этом. Дело в том, что Гучков, Милюков, Терещенко, Коновалов — представители капиталистов. А капиталистам захваты чужих земель нужны. Они получат новые рынки, новые места вывоза капитала, новые возможности устраивать десятки тысяч своих сынков на прибыльные должности и т. п. Дело в том, что интересы русских капиталистов сейчас такие же, как интересы английских и французских капиталистов. Поэтому и только поэтому договоры царя с англо-французскими капиталистами столь дороги сердцу Временного правительства русских капиталистов».

«Рабочие, солдаты — заключает Ленин, — скажите теперь во всеуслышание: мы требуем, чтобы у нас была единая власть — Советы рабочих и солдатских депутатов. Временное правительство, правительство кучки капиталистов, должно очистить место названным Советам».

Скандируя «Долой Милюкова!» и требуя отставки «министров-капиталистов», тысячи солдат в Петрограде шествуют маршем к Мариинскому дворцу, где заседает Временное правительство. Солдаты заявляют о своем отказе бороться за выполнение царских тайных договоров в империалистической войне. В массовых демонстрациях принимают участие солдаты и матросы Финляндского, Московского и 180-го полков и 2-го балтийского флотского экипажа.

В рабочих районах Петрограда большевики разворачивают бурную деятельность, идеи «Апрельских тезисов» находят все большую поддержку. Например, решение митинга запасного электротехнического батальона в день публикации телеграммы Милюкова гласит: «Обсудив ноту Временного правительства к Союзным правительствам, мы считаем, что она является доказательством, что Временное правительство верно служит не только империалистическим странам Антанты, но и немецкому и австрийскому правительствам, и помогает душить развивающуюся борьбу немецкого пролетариата за мир».

Западный фронт, Франция, 3 мая: Среди французских солдат вспыхивает бунт

Расстрел под Верденом во время мятежей

После катастрофического провала наступления Нивеля французские солдаты начинают отказываться от выполнения приказов. Волнения вспыхивают во второй дивизии, где солдаты отказываются пойти в атаку на участке фронта Chemin de Dames. Бунт быстро распространяется на другие части, вынуждая французское командование прекратить наступление. Генерал Робер Нивель, обещавший положить конец войне прорывом немецких линий, 15 мая снят с должности.

К концу мая мятеж перекидывается на 21 дивизию. Солдаты начинают выбирать представителей с призывами прекратить наступательные операции наряду с другими требованиями. К концу 1917 года 27 тысяч солдат дезертируют из французской армии.

Оппозиция по отношению к войне отражает влияние русской революции, которая, в свою очередь, выражает растущие требования мира среди масс Европы. Две русские дивизии, перевезенные во Францию, первыми обнаруживают это чувство, с неохотой принимая участие в операции Нивеля, поскольку большая часть российских солдат выступает за мир. Французские солдаты следуют за ними, распевая революционные песни, такие как Интернационал, и вывешивая красные флаги.

Еще одним фактором, способствовавшим мятежам, стала глубокая ненависть к командному составу. Французские солдаты обвиняют своих генералов в кровавой трехлетней бойне. К началу 1917 года в боях убито около миллиона французских солдат из 20 миллионов мужчин призывного возраста предвоенного периода. Это число погибших включает 306 тысяч человек в 1914 году, 337 тысяч — в 1915 году, 217 тысяч — в 1916 году и 121 тысячу погибших в первые месяцы 1917 года.

Волнения усиливаются и среди британских солдат. Британские дезертиры часто расстреливаются на месте, но все же в течение последнего года войны растет количество случаев уклонения от исполнения приказов.

Военные власти жестоко реагируют на мятежи, в то время как гражданские власти блокируют появление любых газетных сообщений о них из страха перед более широким движением против войны. В июне начинаются массовые аресты и военные суды. В общей сложности будет проведено 3427 судов, которые приговорят 2,878 солдат к ссылке на каторгу и вынесут 629 смертных приговоров. В целом будет проведено 43 казни.

Блокирование новостей о мятежах оказалось настолько успешным, что полный масштаб восстаний станет известен лишь спустя 50 лет, в 1967 году, когда архивы стали доступны для историков.

4 мая [21 апреля по ст. ст.]: В Петрограде начинается «апрельский кризис»

Солдатская демонстрация, апрель 1917

В ответ на ноту Милюкова, подтверждающую обязательства России по участию к империалистической войне, большевики призывают к массовой демонстрации с требованием мира и лозунгом «Вся власть Советам!» В демонстрации принимают участие 100 тысяч рабочих и солдат, — впервые большевики поддержаны в таком массовом масштабе.

Лидеры меньшевиков в Петроградском Совете делают все для поддержки Временного правительства. 4 мая, после выдвижения требования к Милюкову «дать объяснение», лидеры меньшевиков в Петросовете заявляют, что его «объяснение» их удовлетворило, и объявляют, что «инцидент исчерпан».

В то время как Ленин ведет борьбу с правым крылом партии большевиков, тяготеющим к поддержке войны и Временного правительства, он также борется с радикально левым крылом, в которое входят некоторые члены Петербургского комитета партии. Это крыло, воодушевленное огромной поддержкой большевистской демонстрации, призывает к свержению правительства и выдвигает лозунг «Долой Временное правительство!»

Конституционные демократы (кадеты) организуют контр-демонстрации с лозунгами «Доверие Временному правительству!» и «Долой наемника кайзера Ленина!» Стычки ведут к жертвам. Буржуазные газеты обвиняют большевиков в попытке спровоцировать гражданскую войну.

5 мая (22 апреля) ЦК большевиков принимает резолюцию, осуждающую призыв к немедленному вооруженному свержению правительства. Большевики внутренне расколоты и, несмотря на растущую поддержку, остаются в меньшинстве в Петроградском Совете.

Сиэтл (США), 5 мая: Лидер ИРМ оправдан в ходе подложного судилища в Эверетте, штат Вашингтон

Похороны Феликса Бэрана, убитого полицейской шайкой в Эверетте

Томас Трейси, один из вождей синдикалистской организации Индустриальные рабочие мира (ИРМ — Industrial Workers of the World), оправдан судом присяжных в суде высшей инстанции в ходе процесса, сфабрикованного после убийства пятерых забастовщиков 5 ноября 1916 года погромной толпой. Синдикалистская ИРМ — радикальная организация, призывающая к упразднению капитализма. Ее активисты прибыли в город Эверетт в штате Вашингтон, чтобы защитить бастующих кровельных рабочих и их право на свободу слова, — после того, как местная полиция и группы правых молодчиков летом 1916 года напали на членов профсоюза с топорами и, по сути, поставили профсоюз вне закона.

После убийства пятерых рабочих Трейси и 73 других членов ИРМ были арестованы по обвинению в убийстве двух правых молодчиков. В действительности, эти двое погибли от пуль в спину, выпущенных их сообщниками во время резни. После оправдания Трейси обвинение против других членов ИРМ снято, их освобождают из-под ареста.

Стокгольм, 5 мая: Хлебные бунты в Швеции

Хлебный бунт в Швеции [источник: Harper’s Pictorial Library of the World War]

Женщины в рабочих кварталах Стокгольма устраивают бунт после того как, простояв несколько часов в очереди за картошкой, узнают, что картошки нет. В течение дня беспорядки распространяются по столице Швеции. Женщины бросают камни в полицейских и наносят увечья некоторым из них.

В тот же день вспыхивают бунты в Гетеборге. Продавцы отказываются продавать хлеб без карточек, и женщины опустошают ряд булочных лавок. Бунт распространяется на мясников и другие продуктовые магазины. В обоих городах гусары с обнаженными саблями нападают на толпы возмущенных. Десятки людей ранены или арестованы. Продуктовые бунты происходят и в городе Норрчёпинг.

Швеция не принимает участия в войне. Однако торговля нейтральных стран с воюющими приносит огромную прибыль и взвинчивает цены на основные товары широкого потребления, — в частности, на продукты питания, — доводя классовые трения в «нейтральной» Скандинавии до грани взрыва.

Петроград, 6 мая [23 апреля по ст. ст.]: Временное правительство издает закон, ограничивающий полномочия заводских комитетов

Демонстрация рабочих Москвы с требованием 8-часового рабочего дня

Фабричные комитеты были созданы на частных и государственных предприятиях всей России сразу же после свержения царя. Они находятся на переднем крае борьбы за восьмичасовой рабочий день, а на некоторых заводах даже взяли на себя управление производством. Этим законом о фабрично-заводских комитетах Временное правительство стремится ограничить их растущее влияние.

Историк Стивен Смит пишет в своей книге Красный Петроград (Steven A. Smith, Red Petrograd): «Целью правительства... было... институализировать их и, возможно, подавить их потенциальный экстремизм, легализируя их в качестве представительных органов, призванных выступать посредниками между работодателями и рабочими… Рабочие, однако, были не готовы связать себе руки новым законом».

В то время как заводские комитеты часто выполняют функции профсоюзов, в некоторых отраслях их полномочия выходят далеко за эти рамки. Особенно на государственных предприятиях, связанных с войной, фабзавкомы берут управление в свои руки. На многих заводах комитеты восстанавливают на рабочем месте тех, кто ранее был уволен за участие в стачках против войны. Контроль над процессом найма и увольнения выступал одним из первых и наиболее важных требований, выдвинутых революционными рабочими после Февральской революции.

Вашингтон, 6 мая: Гомперс призывает Петроградский Совет не слушать «агитаторов»

Заголовок газеты New York Times с сообщением о телеграмме Гомперса

Президент Американской федерации труда Сэмюэл Гомперс направляет телеграмму Петроградскому Совету, — якобы от имени американского рабочего класса, — настаивая на том, что рабочие в обеих странах должны вести войну до победного конца против «кайзеризма» и «самодержавия».

Этот жест является ответом на апрельский кризис в Петрограде. Его цель в том, чтобы дискредитировать антивоенную оппозицию в рабочем классе. У себя на родине Гомперс обязался подавлять забастовки и душить требования о повышении заработной платы. На международной арене он обличает «немецких социалистов» за то, что те состоят якобы «в тайном заговоре с целью заключить сепаратный мир в интересах кайзеризма и господствующего класса». Гомперс клеймит как «прокайзеровских пропагандистов» тех социалистов, которые выступают против нового буржуазного правительства в России, которое он именует, вместе с США, «двумя великими демократиями мира».

Телеграмма Гомперса приходит через два дня после визита в Петросовет лидеров британской Лейбористской партии Уилла Торна и Джеймса О’Греди, которые также уговаривали русских меньшевиков и эсеров продолжать войну против «самодержавия».

Петроград, 7 мая [24 апреля по ст. ст.]: Ленин открывает Всероссийскую конференцию большевиков призывом к установлению диктатуры пролетариата

Революционные толпы в Москве во время Февральской революции

Через несколько дней после публикации «Апрельских тезисов», потрясших большевистскую партию сверху донизу, Владимир Ленин открывает первую после свержения царя Всероссийскую конференцию большевиков. На конференции присутствовал 151 делегат, вместе они представляют 80 тысяч членов партии.

Конференция продлится до 12 мая (29 апреля). Ленин завоевывает на ней значительную поддержку и продолжает переориентацию партии. Ленин перешел на позиции, до того ассоциировавшиеся со Львом Троцким, и настаивает на том, что партия должна готовиться к следующей фазе революции — переходу всей государственной власти в руки Советов. Не останавливает Ленина даже тот факт, что большевики пока еще в меньшинстве в Петроградском Совете. По его мнению, задача большевиков состоит в том, чтобы выдвинуть ясную, независимую и интернационалистскую классовую позицию против войны, против Временного правительства, против всех мелкобуржуазных и оппортунистических течений, приспособляющихся к status quo. Каковы бы ни были текущие, весьма туманные настроения масс, говорит Ленин, партия должна говорить правду, организовывать и вооружать массы и строить Советы по всей стране.

Также в этом месяце: Немецкий художник Георг Гросс изображает войну в своих картинах

Картина Георга Гросса «Взрыв», май 1917 г. [источник: Музей современного искусства, Нью-Йорк]

В 1914 году немецкий художник Георг Эренфрид Гросс (1893-1956) записался добровольцем в армию. Таким способом он пытался избежать отправки на фронт.

В 1915 году Гросс перенес операцию против гайморита, его признали негодным к службе и демобилизовали. Позже он сказал: «Война была для меня ужасом, хаосом и разрушением». В знак протеста против воинственного немецкого шовинизма Гросс изменил свое имя на англизированное «Джордж». В январе 1917 года его снова призвали в армию, но через два дня он пережил нервный срыв, приведший к депрессии и галлюцинациям. В психиатрической больнице он подрался с чином медицинской службы. После того, как известный психиатр Магнус Гиршфельд поставил Гроссу диагноз, его признали, в конце концов, негодным к военной службе и в конце апреля окончательно демобилизовали. Вскоре, вероятно, в начале мая, Гросс написал свою известную картину Взрыв — аллегорию уничтожения, которое несет война.

Гросс присоединяется к дадаистскому движению и публикует свои поэмы и рисунки в журнале Neue Jugend (Новая молодежь), а также в альманахе дадаистов. Во время германской революции 1918-19 гг. он вступил в марксистский «Союз Спартака».

Его сатирическая литография из цикла «С нами Бог» (Gott mit uns — лозунг Германской империи), опубликованная в 1920 году, воспроизводит его жизнь в Рейхсвере. С ядовитым сарказмом Гросс изображает бесчеловечную жестокость, которую военщина проявляет против своих же солдат и мирных жителей. Через год Гросс и его издатель Виланд Герцфельде предстанут перед судом за оскорбление германских вооруженных сил и будут оштрафованы на сумму в 300 рейхсмарок.