Политические и социальные причины антироссийской истерии Демократической партии

15 мая 2017 г.

Кризис, связанный с увольнением директора ФБР Джеймса Коми, стал предлогом для Демократической партии и значительной части средств массовой информации взвинтить тон в их антироссийской кампании.

Осуждая Трампа за его предположительный сговор с Кремлем, они оставляют в тени усиливающиеся атаки вашингтонской администрации на иммигрантов и ее неуклонное стремление уничтожить программу «Медикейд», снизить расходы на медицинское обслуживание миллионов рабочих, ослабить регулирование корпораций и провести в пользу крупного бизнеса и богачей огромное сокращение налогов.

Демократы предпочитают обходить стороной эти вопросы. Вместо этого они нагнетают маккартистскую «охоту на ведьм» против России — со всем её антикоммунистическим подтекстом. По ходу дела демократы взяли на вооружение традиционный язык крайне правых.

В передовой статье, опубликованной в пятницу, 12 мая, и озаглавленной «Связь Трампа с Россией», газета New York Times утверждает, что Трамп поддерживает «необычайно обширную сеть отношений с крупной иностранной державой», то есть Россией. Это требует «тщательного расследования относительно того, вмешивалась ли Россия в ход выборов, каким образом она это делала и посредством кого».

«Сеть отношений», о которой говорит Times, на поверку оказывается рядом деловых связей и контактов между членами семьи Трампа и близкими к ним кругами с российскими партнерами. Это едва ли является чем-то исключительным для американской корпоративно-финансовой олигархии и может рассматриваться как нечто зловещее лишь в том случае, если исходить из установки, что все, связанное с Россией, — зло.

Список включает в себя деловые связи Трампа с российскими гражданами, выступление бывшего советника по национальной безопасности Майкла Флинна в Москве, встречу генерального прокурора Джеффа Сешнса с российским послом в США, деловые переговоры бывшего главы избирательной кампании Трампа Пола Манафорта с одним российским олигархом и рядом пророссийских политических деятелей на Украине. Речь идет также о наличии у советников Трампа Роджера Стоуна и Картера Пейджа интересов в России.

Можно было бы составить список аналогичных связей с различными зарубежными странами применительно к семье Бушей, не говоря уже о Клинтонах, с их обширными махинациями через «Фонд Клинтона».

В колонке, опубликованной в том же номере Times, Пол Кругман идет еще дальше, обвиняя Трампа в использовании «президентской власти для того, чтобы скрыть возможную иностранную подрывную деятельность в отношении правительства США». Он объявляет не только Трампа, но и всю Республиканскую партию сворой предателей, готовых работать с врагами страны, чтобы добиться снижения налогов на богатых.

«Сегодняшние республиканцы попросту не сотрудничают с демократами, — пишет он. — Они предпочли бы работать с Владимиром Путиным». Он ставит вопрос: «Как целая партия стала такой, ну, неамериканской?»

Слушания в Конгрессе о якобы русских хакерах и возможном вкладе России в избрание Трампа изобилуют осуждениями России как «враждебного правительства» и «вражеской державы». Все это идет из уст, в основном, хотя и не исключительно, демократов.

Изображение России как какого-то всесильного монстра, угрожающего американской демократии и замышляющего завоевать мир, абсурдно. Правительство Путина олицетворяет собой российскую олигархию. Как и любая другая капиталистическая власть, она стремится повлиять на мировые события в свою пользу. Но действия Путина — лишь бледная тень того, что делает американский империализм.

С распадом Советского Союза в 1991 году Россия освободила обширные территории и уступила сферы влияния по всей Восточной Европе и Центральной Азии. В последующие десятилетия блок НАТО расширил свои границы, продвинувшись на сотни километров на восток к границам России, в то время как США поддержали расчленение Югославии, а также осуществленный руками фашистов антироссийский переворот на Украине.

Что касается подрывной деятельности против правительств и вмешательства в ход выборов, то вряд ли в мире найдется страна, включая европейских, североамериканских и азиатских союзников Вашингтона, где не работали бы ЦРУ и Пентагон в целях обеспечить «избрание» проамериканских режимов. Вашингтон финансирует «демократические» НПО (неправительственные организации), организует операции по смене режимов и ведению кровавых войн.

Не менее абсурдным является утверждение о том, будто российская пропаганда привела к поражению Хиллари Клинтон на выборах 2016 года. Клинтон полностью отвернулась от рабочего класса и выступала в качестве предпочтительного кандидата Уолл-Стрит и военно-разведывательного аппарата. Это позволило Трампу выдавать себя за оппонента status quo, одновременно обеспечив стремительное падение числа избирателей, отдавших голоса за кандидата от Демократической партии.

Каков реальный источник антироссийской истерии, охватившей правящую элиту США?

На карту поставлены важные внешнеполитические вопросы. Несмотря на роспуск СССР, который в годы «холодной войны» блокировал бесконтрольное глобальное господство американского империализма, Россия продолжает оставаться препятствием на пути Вашингтона к мировой гегемонии. Это наиболее ярко проявляется в Сирии, где Россия вмешалась в ход военных действий, чтобы сорвать усилия США по свержению президента Башара Асада.

Не менее важную роль играют и внутриамериканские соображения. Правящий класс остро сознает наличие огромных классовых трений, существующих в обществе, над которым он возвышается, — трений, которые искусственно подавлялись на протяжении многих десятилетий.

Соединенные Штаты являются страной с наибольшим уровнем неравенства в мире развитого капитализма: 20 миллиардеров владеют большим богатством, чем половина населения. Выборы прошлого года продемонстрировали рост антикапиталистических настроений и враждебности по отношению к обеим партиям истеблишмента. Миллионы людей поддержали оппонента Клинтон на демократических праймериз Берни Сандерса, который мошеннически утверждал, что является «независимым» и «социалистом».

Сталкиваясь с угрозой роста общественной оппозиции, правящий класс США ищет новые формы для ведения войн за границей и осуществления репрессий внутри страны. «Война с террором», служившая этой цели в течение примерно пятнадцати лет, дискредитировала себя, — в частности, потому, что США выступают союзниками связанных с «Аль-Каидой» исламистских сил в Сирии и других частях Ближнего Востока.

Нужен новый сценарий, который должен увести социальную напряженность в сторону, идеологически объединить нацию, подчинить рабочий класс и, при необходимости, подавить оппозицию.

Примечательно, что именно «левые» оказались наиболее непосредственным образом вовлечены в маккартистскую кампанию против России. Речь идет о таких фигурах, как Кругман, который не так давно называл Трампа «сибирским кандидатом», или Майкл Мур, который из оппонента войны в Ираке превратился в патриота, осуждающего Трампа как «русского предателя» и зовущего американских военных принять соответствующие меры. Организации, выступающие сателлитами Демократической партии, такие как Интернациональная социалистическая организация, Социалистическая альтернатива, или издания вроде Jacobin и другие, — все они либо молчат о конфликтах внутри правящего класса, как это происходит с момента увольнения Коми, либо открыто одобряют кампанию против России.

Демократическая партия совершенно сознательно стремится соединить вместе антироссийскую истерию с политикой идентичности, используя для этого различные антидемократические шаги Путина. Цель состоит в том, чтобы мобилизовать более привилегированные слои верхнего среднего класса на почве единой политики империалистической войны и социальной реакции.

Такая кампания находит себе благодатную почву. Этот социальный слой, представляющий верхние зажиточные 5-10%, существенно разбогател на бирже и имеет интересы, резко отличные от интересов рабочего класса. Хотя они и хотели бы добиться более справедливого распределения богатства на самом верху общества, гораздо сильнее они озабочены тем, чтобы предотвратить рост социальной оппозиции в рабочем классе.

Таким образом, в кампании против России проявляется наиболее существенная особенность Демократической партии — тесный союз Уолл-Стрит, военно-разведывательного аппарата и состоятельной верхушки среднего класса, мобилизованных на почве политики идентичности.

Демократическая партия не может вести борьбу против Трампа на какой-либо прогрессивной основе. Она боится массового движения рабочего класса. Если бы Трамп ушел в отставку или подвергся импичменту в результате этой правой кампании, его администрацию просто заменило бы другое правительство войны, бюджетных урезаний и реакции.

Это тем яснее указывает на настоятельную необходимость для рабочего класса выступить самостоятельно со своей собственной социалистической и интернациональной программой.

Андре Деймон