Эта неделя в русской революции

15-21 мая: Троцкий прибывает в Петроград

20 мая 2017 г.

Прибыв в Петроград, Троцкий сразу же занимает видное положение в Петроградском Совете, опираясь на свою роль в 1905 году. Электризующий приезд Троцкого дает огромный толчок борьбе Ленина и большевиков против примирительных, оборонческих и оппортунистических тенденций, до сих пор преобладающих в Петросовете. Между тем меньшевики, народники и эсеры вступают в «коалицию» с буржуазией, чтобы спасти Временное правительство и обеспечить продолжение империалистической войны.

Петроград, 15 мая [2 мая по ст. ст.]: Милюков подаёт в отставку

Павел Милюков (1859-1943)

Вслед за апрельским кризисом и отставкой Гучкова и Корнилова на прошлой неделе Павел Милюков уходит с поста министра иностранных дел Временного правительства. Гучков был военным министром, а Корнилов занимал пост командующего Петроградским гарнизоном. Милюков, вождь кадетов (конституционных демократов), отклоняет предложение перейти «вниз» на должность министра образования.

Милюков является автором печально известной телеграммы от 1 мая (18 апреля по ст. ст.), в которой говорилось о «всенародном стремлении довести мировую войну до решительной победы» и содержалось обещание выполнить «обязательства, принятые в отношении наших союзников». Это послание вызвало массовые антивоенные демонстрации в Петрограде и поставило Временное правительство на грань краха.

Петроград, 17 мая [4 мая по ст. ст.]: Троцкий прибывает в Россию

Приезд Троцкого в Петроград 17 мая 1917 г.

После пересечения Атлантического океана вместе со своей семьей Троцкий через Швецию и Финляндию прибывает в Петроград. Его приветствует делегация большевиков и объединенных интернационалистов, но не меньшевиков. На Финляндском вокзале Троцкий выступает с речью, призывающей к подготовке второй революции. Затем он немедленно отправляется на заседание Исполкома Петроградского Совета, где большевики выдвигают предложение избрать его членом Исполкома за его историческую роль во главе Совета в период революции 1905 года.

Позднее Троцкий в автобиографии Моя жизнь сравнивал восторженный прием, с которым его встретили, с отношением к Вандервельде, прибывшим тем же поездом. Вандервельде был ведущей фигурой Второго Интернационала, который в 1914 году превратился в одного из самых непреклонных сторонников войны. «Сзади, в конце вокзального перрона, я заметил Вандервельде и Де Манна, — вспоминал Троцкий. — Они нарочно отстали, видимо, не рискуя смешаться с толпой. Новые министры-социалисты не приготовили своему бельгийскому коллеге никакой встречи. Слишком еще у всех в памяти была вчерашняя роль Вандервельде».

Во время выступления в Петроградском Совете на следующий день Троцкий осуждает вступление меньшевиков и эсеров в буржуазное правительство. Заявляя, что революция может быть успешной только тогда, когда власть перейдет к Советам рабочих и солдатских депутатов, он излагает «три революционных заповеди: не доверять буржуазии; контролировать вождей; полагаться только на собственные силы».

Петроград, 17 мая [4 мая по ст. ст.]: Созыв Всероссийского съезда крестьянских депутатов

Начинаются заседания Всероссийского съезда крестьянских депутатов, которые будут продолжаться до 10 июня (28 мая по ст. ст.). Большевики внимательно следят за организацией съезда. Ленин искренне поддерживает организацию крестьянских советов. В статье от 16 апреля (по ст. ст.) он писал:

«Нет сомнения, все члены нашей партии, все сознательные рабочие всеми силами поддержат организацию Советов крестьянских депутатов, позаботятся об увеличении их числа, об укреплении их силы, напрягут со своей стороны усилия, чтобы внутри этих Советов вести работу в последовательно и строго-пролетарском классовом направлении…

«Для того, чтобы двигать движение вперед, надо высвобождать его из-под влияния буржуазии, стараться очищать это движение от неизбежных слабостей, колебаний, ошибок мелкой буржуазии…»

Самыми крупными партиями, представленными на съезде, являются народные социалисты, трудовики и эсеры.

Ленин продолжает борьбу за безусловную оппозицию войне и Временному правительству

Ленин читает газету Правда в 1918 г.

В борьбе Ленина внутри партии за её переориентацию в духе «Апрельских тезисов», — где он, по существу, перешел на позиции теории перманентной революции Троцкого, — происходит неуклонный сдвиг в его пользу. В статье, посвященной местным выборам «Позабыли главное. (Муниципальная платформа пролетарской партии)» (Правда, 5 мая по ст. ст.), автором которой является Ленин, партия настаивает на безоговорочной оппозиции войне и какому-либо капиталистическому правительству.

«1) Никакой поддержки империалистской войне (ни в форме поддержки займа и вообще ни в какой форме).

2) Никакой поддержки правительству капиталистов.

3) Не дать восстановить полиции. Замена ее всенародной милицией».

В наказе большевистским депутатам, избранным рабочими на заводах и солдатами в полках 20 мая (7 мая по ст. ст.), Ленин снова настаивает:

«(1) Наш депутат должен быть безусловным противником теперешней захватной, империалистической, войны. Войну эту ведут капиталисты всех стран, — и России, и Германии, и Англии и т.д., — из-за своих прибылей, из-за удушения слабых народов.

(2) Пока во главе русского народа стоит правительство капиталистов, — никакой поддержки этому правительству, ведущему захватную войну, ни одной копейки ему!..»

Хотя правое крыло в партийном руководстве продолжает сопротивляться, позиции Ленина завоевывают все большую поддержку в рядах партии.

Вашингтон, 18 мая 1917 года: Вильсон вводит призыв в армию

Карикатура в журнале The Masses (июль 1916 г.) Роберта Майнора. Надпись: «Военный врач на призывном участке: “Наконец-то идеальный солдат!”»

Президент США Вудро Вильсон подписывает закон о всеобщем призыве с оговоркой о его «селективном» (выборочном) применении, по которому мужчины в возрасте от 21 до 30 лет (впоследствии призывной возраст был расширен до 18-45 лет) подлежат призыву на войну против Германии. Вильсон вначале надеялся, что патриотический ажиотаж сделает принудительный призыв ненужным. Однако, несмотря на проведенную в 1916 году кампанию «Будь готов!», в армии и флоте оказалось всего лишь 100 тысяч солдат и матросов. За шесть недель, прошедших после объявления войны Германии, несмотря на беспрецедентную пропагандистскую кампанию, добровольцами записалось всего 73 тысячи мужчин.

Эти цифры низки даже в сравнении с небольшими европейскими странами. Американским союзникам в мировой войне — Великобритания, Франция, Россия и Италия — требуются новые миллионы солдат, чтобы заменить в окопах уже убитых и искалеченных в межимпериалистическом кровопролитии.

В американских трудящихся жива глубокая оппозиция к войне и принудительной службе. Десятки миллионов их отцов и дедов покинули Европу, спасаясь от армий королей, кайзеров и царей, став рабочими и фермерами в США. Две самые крупные группы иммигрантов — это выходцы из Германии, против которой их сейчас посылают воевать, и из Ирландии, национальное восстание которой было только что подавлено Великобританией. Афроамериканцы, более 10 процентов американского населения, подвергаются жестоким репрессиям — в стране, которая теперь объявляет «войну за демократию». Массы негритянских призывников направляются в армейские подразделения «только для цветных».

Для того чтобы обеспечить призыв в армию и подавить оппозицию Вильсон в апреле создает пропагандистскую структуру под руководством Джорджа Крила под названием Комитет общественной информации. Этот Комитет организует кампанию пропаганды и с 12 по 22 мая рассылает по Соединенным Штатам 75 тысяч ораторов, которые должны вести пропаганду войны и добровольной записи в армию. Ораторы делают в общей сложности 750 тысяч четырехминутных речей в 5 тысячах больших и малых городов США.

Закон о всеобщем призыве с «селективным» применением, в конечном счете, приводит к регистрации 24 миллионов мужчин, из которых от 2,4 миллиона до 2,8 миллиона будут призваны в армию. Однако первые подразделения американской экспедиционной армии под командованием генерала Джона Першинга прибудут во Францию лишь в июне, а присылка миллионов обученных и экипированных американских солдат займет гораздо больше времени и состоится только летом 1918 года.

Оттава, 18 мая: Премьер-министр Канады объявляет о призыве в армию

Борден на митинге в поддержку покупки «победных» облигаций, Торонто 1915 г.

В своем выступлении перед Палатой общин после своего возвращения из Великобритании, где он присутствовал на заседаниях Имперского военного кабинета, премьер-министр Канадыот Консервативной партии Роберт Борден заявляет о решении канадского правительства вести военную повинность.

В начале войны население Канады насчитывало всего 8 миллионов человек. К концу войны около 420 тысяч мужчин отправятся служить на фронтах мировой войны, и более 60 тысяч из них погибнут. Стремление канадской правящей элиты продолжать войну, несмотря на растущие потери, отражает рост её собственных имперских амбиций. Некоторые представители буржуазии с начала 1900-х годов даже выдвигали мысль о том, что Канада может в будущем заменить Великобританию в качестве центра Британской империи.

Борден ссылается на стремление Канады оказывать более значительное влияние на внешнюю политику, заявляя о будущем Британской империи: «Мы не предлагаем, чтобы и впредь правительство Соединенного Королевства во внешних отношениях сначала действовало, а потом консультировалось с нами. Определенно и окончательно изложен принцип, что в вопросах Доминионов следует проконсультироваться, прежде чем Империя примет решение по каким-либо важным шагам, включая вопросы мира или войны».

Берлин, 18 мая: Исполнительный комитет СДПГ удаляет Клару Цеткин из редакции журнала Gleichheit

Клара Цеткин, 1920 г.

Клара Цеткин получает письмо от исполнительного комитета Социал-демократической партии Германии, подписанное Фридрихом Эбертом. Оно извещает о том, что ее немедленно удаляют из редакции журнала Die Gleichheit. Zeitschrift für die Interessen der Arbeiterinnen (Равенство: Журнал женщин-работниц), которым она руководила с момента его основания в 1892 году. Она уже готовит 18 выпуск 27 тома издания. Цеткин снимают за ее присоединение к НСДПГ, Независимой социал-демократической партии Германии. Отныне она может редактировать только находящееся под строгой цензурой приложение к газете Leipziger Volkszeitung.

Вместе со своими товарищами и близкими сотрудниками Розой Люксембург и Францем Мерингом Цеткин поддерживает Карла Либкнехта в его борьбе против войны, организуя мирную женскую конференцию в нейтральной Швейцарии в 1915 году. Цеткин дает высокую оценку брошюры Троцкого Война и Интернационал и неоднократно подчеркивает, что война должна привести к революционной трансформации, и что «источником нынешней мировой войны является капиталистический империализм».

«Настоящая причина, по которой мне сделали выговор, — это фундаментальная (grundsätzliche) ориентация журнала, — пишет Цеткин в открытом письме социалистическим женщинам всех стран. — Принимать взгляды большинства, одобрять военные кредиты и государственную политику социал-демократии, или восхвалять их как исторический подвиг — я считаю предательством требований международного социализма. Молчать об этой политике было бы позорной трусостью».

18 мая [5 мая по ст. ст.]: В России объявлено о создании нового буржуазного «коалиционного правительства»

Александр Керенский в 1917 г.

Поскольку Временное правительство полностью дискредитировано нотой Милюкова, вызвавшей массовые демонстрации протеста, буржуазные министры приглашают лидеров Петроградского Совета вступить в новое коалиционное правительство.

В Петроградском Совете большинством голосов располагают оборонческие, примиренческие и мелкобуржуазные оппортунисты, в том числе меньшевики, народники и эсеры. Несмотря на возражения большевиков, Совет принимает решение послать своих представителей на министерские посты в новом коалиционном правительстве.

Оно включает в себя Александра Керенского (трудовика) как министра обороны, Виктора Чернова (эсера) как министра земледелия, Ираклия Церетели (меньшевика) как министра почтовой связи и телеграфа и Матвея Скобелева (меньшевика) на посту министра труда. Поскольку Керенский становится военным министром, постольку популистский демагог и «социалист» берёт на себя прямую ответственность за продолжение кровопролития.

Большевики отказываются входить в состав капиталистического правительства, которое ведет империалистическую войну. 16 мая Ленин пишет, что «Чернов, Чхеидзе, Церетели окончательно скатились к защите русского империализма». 19 мая Ленин публикует статью «Классовое сотрудничество с капиталом или классовая борьба против капитала?»:

«”Мы поможем — в союзе с капиталистами — вывести страну из кризиса, спасти ее от краха, избавить ее от войны”, — таков реальный смысл вступления в министерство вождей мелкой буржуазии, Черновых и Церетели. Наш ответ: вашей помощи недостаточно. Кризис зашел неизмеримо более далеко, чем вы воображаете. Спасти страну, и притом не одну только нашу страну, в состоянии лишь революционный класс, проводя революционные меры против капитала.

Кризис так глубок, так широко разветвлен, так всемирно-велик, так тесно связан с капиталом, что классовая борьба против капитала неизбежно должна принять форму политического господства пролетариата и полупролетариев. Иначе выхода нет…

Опыт классового сотрудничества с капиталом проводится теперь гражданами Черновыми и Церетели, проводится известными слоями мелкой буржуазии в новом, громадном, всероссийском, общегосударственном, масштабе. Тем полезнее будут уроки для народа, когда он — а это будет, по всей видимости, скоро — убедится в несостоятельности, в безнадежности такого сотрудничества».

Вена, 18-19 мая: Суд над австрийским социал-демократом Фридрихом Адлером

Фридрих Адлер, около 1917 г.

Суд над д-ром Фридрихом Адлером открывается в Вене 18 мая. Адлер убил премьер-министра Австрии графа Карла фон Штюргка 21 октября 1916 года. Суд приговорил Адлера к смертной казни. Позднее император Карл I смягчает наказание до 18 лет лишения свободы, которые Адлер, в конечном счете, не отсидит целиком, благодаря амнистии в 1918 году.

Фридрих Адлер — сын Виктора Адлера, лидера и основателя Социал-демократической партии Австрии (СДПА). Протестуя против восхваления войны со стороны немецких и австрийских социал-демократов, Фридрих Адлер ушел с поста секретаря партии и редактора журнала Der Kampf (Борьба). Его антивоенная газета Das Volk (Народ) под запретом.

Во время процесса он жалуется на то, что в Социал-демократической партии Австрии «бюрократический аппарат одержал верх над долговременными интересами пролетариата», и чем дальше, тем больше он превращается в «контрреволюционный орган». Он говорит суду, что убедился в том, что только шокирующий акт может остановить войну, и этим убийством он «хотел снова дать место революционному духу в Австрии... Это было проповедью насилия (Bekenntnis zur Gewalt)... но это было также... символическим актом, притчей».

В отличие от его партии, которая прилагает все усилия, чтобы представить этот поступок как действие сумасшедшего, некоторые слои уставших от войны трудящихся масс приветствуют это убийство. Однако оно является «вспышкой отчаявшегося оппортунизма, не более того, — как напишет позднее Троцкий в Моей жизни. — Дав выход своему отчаянию, Адлер вернулся на старую колею». Действительно, после войны, в 1918 году, Адлер будет тормозить революционный переворот в Австрии и в 1919 году станет членом парламента. В конце концов он вернется в ряды Второго Интернационала.

Юра, Швейцария, 19-20 мая: «Штурм Бастилии» в Ла-Шо-де-Фон

Эрнест-Поль Грабер (Источник: Библиотека «Де-ла-Вилья-де-Ла-Шо-де-Фон»)

Эрнест-Поль Грабер (1875-1956), социалист и издатель швейцарской газеты La Sentinelle (Часовой), освобожден тысячной толпой из тюрьмы в Ла-Шо-де-Фон. Город, центр часовой промышленности, является оплотом социалистов во франкоязычной части на западе Швейцарии.

Военный суд приговорил Грабера к восьми суткам тюремного заключения за оскорбление швейцарской армии. Оскорбительные комментарии были сделаны в опубликованном в La Sentinelle репортаже о жестоком примере злоупотреблений в армии, когда солдат погиб во время зимнего марша. Два офицера утверждали, будто солдат, страдавший сердечным заболеванием, был «симулянтом». Привязав его между своими лошадьми, они заставили его продолжать идти, пока он не рухнул на землю и не умер.

Вечером 19 мая демонстрация более тысячи социалистов и рабочих с оркестром во главе пришла к тюрьме, где накануне вечером Грабер начал отсиживать свой приговор. Во время произнесения речей кто-то высказал предложение «сделать то же, что и в России». Спустя несколько часов толпе удается взломать ворота и занять тюрьму. Грабера с триумфом уводят в укрытие. На следующий день власти кантона посылают полк из трех батальонов и кавалерийскую часть в Ла-Шо-де-Фон, чтобы занять город на несколько дней.

Инцидент показывает, что даже в «нейтральной» Швейцарии социальные условия взрывоопасны. Семьи военнослужащих, призванных в армию, не получают никакой компенсации за потерю заработной платы и вынуждены довольствоваться только заработком главы семьи. Война и необычно холодная зима привели к росту цен и дефициту на основные предметы первой необходимости, которые с конца 1916 года выдаются в ограниченном размере.

Грабер относится к представителям «Циммервальдской левой» и принадлежит к крылу швейцарских социал-демократов, которые отвергают вооруженную оборону страны. Однако после национальной забастовки ноября 1918 года Грабер отошел от революционной политики Третьего Интернационала и последовал за швейцарским социал-демократом Робертом Гриммом, перейдя в «центристский», то есть социал-патриотический, лагерь. За два месяца до этого «штурма Бастилии», 18 марта 1917 года, Ленин по приглашению Грабера посетил Ла-Шо-де-Фон.

Париж, 18 мая: Премьера балета Эрика Сати и Жана Кокто с декорациями Пабло Пикассо

Видеоклип восстановленной части балета

Выдающаяся группа художников создает одноактный балет Парад, который показан в Театре Шатле в Париже, вызвав множество споров. Музыка написана Эриком Сати, сценарий — Жаном Кокто, а костюмы и декорации созданы Пабло Пикассо (ему помогал итальянский художник-футурист Джакомо Балла). Спектакль исполняется легендарной труппой Ballets Russes (Русский балет Дягилева) и поставлен Леонидом Мясиным (он также танцует). Дирижирует швейцарец Эрнест Ансерме.

Парад обозначен авторами как «реалистический балет», потому что показывает современные реалии городской жизни. Поэт Гильом Аполлинер называет его «формой сюрреализма». Это, по-видимому, одно из первых употреблений этого термина. Постановка Сати и Кокто содержит отсылки к различным формам массового искусства, включая мюзик-холл и немое кино.

Сюжет строится вокруг безуспешных попыток группы циркачей привлечь внимание зрителей. Пикассо изобретает трехметровой высоты костюмы для некоторых исполнителей, которые сделаны из дерева, металла, материи, папье-маше и других материалов. Он также рисует задний фон для сцены. По мнению одного критика, громоздкие и неудобные костюмы — созданные в геометрических формах зданий и небоскребов, — «нарочно громоздки, и артисты кособоко двигаются по сцене, как роботы, чтобы выразить этим новейшую механическую и бесчеловечную эпоху».

Часть зрителей, присутствующих в Театре Шатле, освистывает создателей спектакля. Вечер кончается скандалом и заварухой.