Сочинения Троцкого 1917 года

Речь на общегородской конференции объединенных с.-д. по докладу т. Урицкого об отношении к Временному правительству

Лев Троцкий

С этой речью Троцкий выступил на общегородской конференци и объединенных социал-демократов 20 мая (7 мая по ст. ст.) 1917 года. Первоначально текст речи был опубликован в газете Новая Жизнь, № 18, 9 (22) мая 1917 года. Позднее он был включен в Сочинения Троцкого, выходившие в 1920-е годы (том 3, часть 1, «От Февраля до Октября». Москва-Ленинград, 1924) [1].

Нашу революцию называют буржуазной. Это значит, что у власти должна была стать в лучшем случае буржуазная демократия, а пролетариат должен находиться в оппозиции [2]. Та же часть с.-д. партии, которая дала Временному правительству своих членов Церетели и Скобелева, стала партией правительственной, партией буржуазной революции, значит буржуазной партией. Разница между депутатской массой Совета Рабочих и Солдатских Депутатов и ее идейными руководителями Церетели и Скобелевым та, что первые не разбирались и не поняли всей сложности движущих сил революции, — тогда как Скобелев и Церетели, являясь идейными руководителями с.-д., своей тактикой компрометируют не только с.-д. и с.-р., но и то течение социал-демократии (Циммервальд), к которому они себя причисляют и единственно на которое мы возлагаем все наши надежды на восстановление Интернационала.

Мы не исключаем их из партии, они своим поведением сами ставят себя вне рядов с.-д. Мы снимаем с себя даже тень ответственности за них. Войдя в правительство, они стали либо его пленниками, либо его агентами, и единственная задача для нас, революционных с.-д., разоблачить их. Мы ставим себе ясную и определенную задачу — переход всей полноты власти в руки Совета. Для нас этот вопрос не вопрос сегодняшнего дня. Мы знаем, что завоевание власти — процесс длительный и зависит от темпа развертывающихся событий, мы не говорим о захвате власти помимо Совета, ибо он является представительной формой правления всей революционной демократии. Мы должны лишь стремиться создавать в Совете свое большинство, наполняя его работу истинно-революционным содержанием, и организовать широкие народные массы вокруг наших лозунгов.

Захват власти как можно скорее — не в наших интересах, ибо чем больше отдаляется от нас этот момент, тем более организованными и сознательными становятся наши ряды и тем более подготовленными окажемся мы в нужный момент для захвата власти.

Мы категорически отказываемся от всякой поддержки новому Временному правительству, и его кризис не будет нашим кризисом, ибо мы все время говорим рабочим массам об истинной сущности Временного правительства, полного буржуазным эгоизмом, прикрывающегося демократической фразеологией, а сейчас и двумя социалистическими трупами. Вхождение социалистов в министерство окончится полным банкротством, так как и Чернов ничего сделать не сможет. Он подготовит материалы к Учредительному Собранию, но не предпримет практических шагов, а тем временем идет оформление власти антиреволюционных элементов. А если мы и себя вплетем в этот клубок, то не будет у нас надежды и на будущее. Развал Совета Рабочих и Солдатских Депутатов идет, и справа и слева отваливаются части, но это не последняя глава истории революции. Будет третья и четвертая глава, когда настанет полное отделение от мелкобуржуазных элементов города и деревни. Мы не знаем, выйдем ли мы победителями, но мы знаем, что ничего не переменится от перемещения четырех лиц из Совета в правительство. Классовые взаимоотношения не меняются от соглашений и внутренних пересмотров. Мы должны идти со своим классом; не знаем, будем ли победителями, но знаем, что другого пути нет.

И если ошибся Маркс, предсказывая социальную революцию преждевременно, то это не значит, что и наши предсказания будут преждевременными. После всех сотрясений войны, после воспитания 50 годами социалистической культуры, после всего пережитого народами — какие другие условия могут быть более благоприятными для социальной революции? И если война, заставившая все народы снять с себя всю фальшь, ложь и налет шовинизма, не доведет Европу до социальной революции, то это значит, что Европе суждено экономическое вырождение, что она погибнет, как цивилизованная страна, и будет служить лишь любопытству туристов, а центр революционного движения перенесется в Америку или Японию.

Новая Жизнь, № 18, 9 мая 1917 г.

Примечания:

Примечания составителей Сочинений Троцкого.

[1] 7 мая 1917 года открылась общегородская конференция объединенных с.-д. (большевиков и интернационалистов). Конференция приветствовала тов. Троцкого, присутствовавшего в качестве гостя. Отвечая на приветствие, тов. Троцкий заявил, что для него, всегда стоявшего за необходимость единства с.-д. сил, само по себе единство не является самоцелью, и в формулу эту должно быть вложено революционное содержание. Настоящая конференция должна пройти под знаменем мировой социальной революции, под знаменем нового Интернационала, против оборончества, против живых трупов «горе-социализма». Затем, тов. Троцкий выступил с речью по докладу тов. Урицкого об отношении к Временному правительству и к министрам с.-д., Церетели и Скобелеву.

[2] Здесь автор излагает позицию меньшевиков.