Ученые предупреждают о «биологической аннигиляции», поскольку на Земле ускоряется массовое вымирание

Джош Варлин
2 августа 2017 г.

Исследование, опубликованное 10 июля в Трудах Национальной академии наук Соединенных Штатов Америки (PNAS), указывает на то, что человеческая деятельность ускоряет «биологическую аннигиляцию» и массовое вымирание животных.

Рецензируемая работа под названием «Биологическая аннигиляция вследствие продолжающегося шестого массового вымирания свидетельствует об исчезновении позвоночных животных или снижении их численности» утверждает, что серьезность текущего кризиса в области биоразнообразия часто недооценивается, поскольку внимание концентрируется главным образом на вымирании (утрате всех особей определенного вида). Исследование более широко подходит к вопросу об уменьшении популяции видов и заявляет, что «шестой эпизод массового вымирания на Земле продвинулся дальше того, что большинство предполагало».

Исследование было проведено в сотрудничестве с Жерардо Себальосом (Gerardo Ceballos) из Института экологии в Национальном автономном университете Мексики в Мехико, а также Полом Эрлихом и Родольфо Дирзом, работающими на биологическом факультете Стэнфордского университета.

Авторы утверждают, что в то время как темпы вымирания сами по себе вызывают тревогу, — в течение прошедшего столетия наблюдается исчезновение, по меньшей мере, двух видов позвоночных в год, — это еще не дает полной картины происходящего. Даже если виды еще не вымерли, их численность и географическое распределение резко сокращаются, сигнализируя об ускоряющейся тенденции к возможному исчезновению.

Подробные исторические данные за период с 1900 по 2015 год касаются примерно 200 млекопитающих, которые часто являются основными составляющими экосистем, в которых они живут. Большинство из этих ключевых видов находится на грани исчезновения, даже несмотря на то, что они еще не вымерли: «177 видов млекопитающих, для которых у нас имеются подробные данные, потеряли 30 или более процентов своих географических ареалов, а более 40 процентов от общего числа видов пережили серьезные снижения в популяции (сокращение на 80%)».

Жерардо Себальос и др., 2017, «Биологическая аннигиляция вследствие продолжающегося шестого массового вымирания свидетельствует об исчезновении позвоночных животных или снижении их численности», Proceedings of the National Academy of Sciences Online, www.pnas.org.

Поскольку снижение численности популяций предвещает вымирание, исследование приходит к выводу, что на планете уже началось шестое массовое вымирание — первое с тех пор, как появились люди.

Последнее массовое вымирание произошло в конце мелового периода, около 66 миллионов лет назад. Оно положило конец эпохе динозавров, проложив путь для господства млекопитающих на суше. Вымирание конца мелового периода было вызвано астероидом, столкнувшимся с Землей, что породило атмосферные эффекты ядерной зимы.

Наиболее катастрофическое из известных массовых вымираний произошло в конце пермского периода (252 миллиона лет назад) и известно как «Великое вымирание». Около 70 процентов наземных видов погибло во время этого катастрофического события, которое, как считается, произошло из-за масштабного извержения вулканов.

Тот факт, что PNAS, один из ведущих научных журналов в мире, опубликовал статью о возможности последствий в связи с «Великим вымиранием», является признаком того, что экологический кризис зашел весьма далеко.

В тексте объемом всего около пяти страниц, не считая графиков и ссылок, шесть раз используется слово «аннигиляция», дважды «катастрофический» и три раза варианты слова «децимация». Себальос сказал журналу Atlantic, что такой прямой язык оправдан. «Было бы опасно, если бы мы не располагали данными, — сказал он. — Сейчас было бы безответственно с нашей стороны не использовать сильные выражения. Я предпочел бы сказать, что мы ошибаемся, но, к сожалению, это то, что происходит».

Прорыв, сделанный Себальосом, Эрлихом и Дирзо, заключается в тщательном изучении популяций, а не просто видов в целом. Популяция представляет собой группу существ, отделенных от других популяций, обычно географически. Каждый вид состоит из одной или нескольких популяций.

Если какой-нибудь вид теряет несколько ключевых популяций, но при этом его общая численность не падает слишком резко, то он часто не признается находящимся в кризисе. Однако если вид распадается на разрозненные, изолированные популяции, и при этом их общий ареал обитания сужается, то это делает возможное исчезновение вида более вероятным.

Другими словами, гибель каждой популяции вида является одним из важных шагов на пути к его полному исчезновению, если не будут предприняты меры для восстановления популяции и преодоления кризиса.

Так как в большинстве исследований основное внимание уделяется вопросу исчезновения, а не сокращения популяций, то этим недооценивается масштаб кризиса. Мало того, что уменьшение численности популяций является прелюдией к значительному в количественном отношении вымиранию, но и темпы падения численности популяций ускоряются.

Жерардо Себальос и др., 2017, «Биологическая аннигиляция вследствие продолжающегося шестого массового вымирания свидетельствует об исчезновении позвоночных животных или снижении их численности», Proceedings of the National Academy of Sciences Online, www.pnas.org.

Вдобавок многие виды с сокращающимися популяциями еще не признаны находящимися под угрозой исчезновения. Из всех наземных позвоночных с уменьшающимися популяциями около 70 процентов были признаны Международным союзом охраны природы (МСОП) находящимися под угрозой исчезновения. Однако то же самое признано в отношении лишь менее половины из сокращающихся видов птиц.

Из-за разнообразия окружающей среды исчезновение даже казалось бы незначительной популяции или вида может серьезно повлиять на другие виды, — если достаточно большое количество видов исчезнет, то это может нанести вред целым экосистемам. Человеческая жизнь, как мы знаем, опирается на все более неустойчивый экологический баланс и может стать невозможной, если биоразнообразие слишком сильно сократится. Утрата этого динамического баланса, если он достигнет определенной точки, может обвернуться скатыванием в катастрофический и, возможно, необратимый крах.

Исследование выявило «непосредственные причины популяционного вымирания», такие как «преобразование среды обитания, нарушение климата, чрезмерная эксплуатация, токсичные выбросы, нашествия видов, болезни и (потенциально) крупномасштабная ядерная война, — все они связаны друг с другом сложными переплетениями и обычно усиливают друг друга своим воздействием».

Все эти факторы вызваны или резко обострены стихийным и иррациональным взаимодействием людей с окружающей средой, что коренится в подчинении всей социальной и экономической жизни интересам частной прибыли. Стоит отметить упоминание в этом контексте о потенциальных экологических последствиях ядерной войны, которая может быть спровоцирована любым из массы конфликтов по всему миру, вызванных разделением мира на конкурирующие капиталистические национальные государства.

Авторы обращают внимание читателей на «конечные движущие силы этих непосредственных причин биотического разрушения», такие как «перенаселенность людьми и продолжающийся рост населения, а также чрезмерное потребление, особенно со стороны богатых». Нельзя согласиться с тем, что сам по себе рост населения является проблемой [мальтузианская теория]. Наоборот, следует признать, что человеческая деятельность, лишенная научного планирования, создает огромные нагрузки на окружающую среду.

Себальос, Эрлих и Дирзо, завершая свою работу, отмечают, что «окно для эффективных действий очень небольшое; возможно, максимум два или три десятилетия». Их статья должна послужить напоминанием о том, что настало время для человечества переходить к социализму — социальной системе, при которой жизнь будет научно организована для удовлетворения человеческих нужд, в том числе во имя гармоничного сосуществования с окружающей средой. Только путем сознательных усилий, направленных на то, чтобы поставить человечество на такую рациональную основу, может быть предотвращен экологический коллапс.