Социальная патология бойни в Лас-Вегасе

6 октября 2017 г.

В результате еще одной вспышки жестокого безличного насилия, по меньшей мере, 59 человек было убито и 527 ранено. Это произошло в Лас-Вегасе во время музыкального фестиваля под открытом небом, на котором присутствовало более 20 тысяч человек и который внезапно превратился в зону военных действий.

Убийца, Стивен Пэддок, использовал многочисленное полуавтоматическое оружие, которое было преобразовано в автоматическое путем применения приспособления, доступного всего за 40 долларов. Из этого оружия он открыл огонь по беспомощной толпе с удобной позиции на 32-м этаже отеля и казино Mandalay Bay. Он покончил с собой после массового расстрела.

Пэддок смог добиться скорости стрельбы, сопоставимой с боевой, — около 100 выстрелов в минуту. У него было обнаружено около 20 видов оружия, — многие единицы которого является мощными полуавтоматами, — а также дополнительные боеприпасы. В первые минуты стрельбы сработала пожарная сигнализация, позволившая полиции найти Пэддока намного быстрее, чем если бы она занялась прочесыванием огромного отеля с 3300 номерами. В противном случае количество убитых и раненных могло быть намного выше.

Мотивы боевика неизвестны, а его личность проливает мало света на то, что побудило его встать на этот смертоносный путь. Пэддоку было 64 года, он жил в комфортабельном доме вместе со своей подругой и был, по некоторым данным, финансово обеспеченным человеком. Один из его братьев охарактеризовал Пэддока как обладателя многомиллионной недвижимости. Он имел лицензию пилота и владел двумя небольшими самолетами. У него не было никаких связей с какой-либо политической или религиозной группой.

В семье были примеры психических заболеваний — отец Пэддока, Бенджамин Хоскинс Пэддок, являлся грабителем банков и диагностировался как психопат. В течение почти десятилетия он находился в списке 10 самых разыскиваемых ФБР преступников. Однако Стивен Пэддок с семи лет не контактировал с отцом, и нет никаких сведений о том, что у него ранее проявлялись признаки психического заболевания, или что он по этой причине проходил какое-либо лечение.

Как и во всех подобных массовых расстрелах, боевик не был знаком ни с кем из раненых и убитых. Они не существовали для него как личности. Для Пэддока посетители концерта, скученные внизу под окнами его отеля, находились на автомобильной стоянке не в качестве людей, а были объектами, которых нужно уничтожить. Жертвы оказались случайными целями неконтролируемой и безличной ненависти убийцы, равнодушного к их судьбе, равно как и пожизненным страданиям, которые ждут их выживших родственников и друзей.

Ясно, что это не было действием психически здорового человека. Некая форма психического заболевания, даже если ему не был ранее поставлен диагноз, должна была иметь место в преступлении Пэддока. Однако в этом ужасном событии несомненно присутствует социально обусловленный элемент. То, что подобные случаи происходят регулярно, не может быть объяснено чисто индивидуальными и личностными обстоятельствами. Бойня в Лас-Вегасе — это специфически американское преступление, ставшее результатом социальной патологии глубоко нездорового общества.

Каков социальный контекст этого последнего эпизода в серии массовых убийств в США? Соединенные Штаты почти непрерывно ведут войну в течение последних 27 лет. Правительство США относится к десяткам миллионов людей на Ближнем Востоке, в Афганистане и в Африке как к объектам истребления при помощи бомб, пуль и ракет беспилотников. Эти войны глубоко проникли в американскую культуру, бесконечно прославляясь в кино, на телевидении, в музыке и даже спорте.

Социальные отношения в Соединенных Штатах, характеризующиеся ростом экономического неравенства в масштабах, превосходящих любую предшествующую эпоху американской истории, подпитывают культуру безразличия и даже откровенного презрения к человеческой жизни.

Одна красноречивая деталь: в тот день, когда СМИ были переполнены сообщениями о самом ужасном массовом расстреле в американской истории, фондовый рынок продолжил свое неустанное движение вверх, сопровождаемое новыми рекордами промышленного индекса Доу-Джонса и других индексов. Уолл-стрит находится в возбуждении от предвкушения того, что администрация Трампа утвердит самые большие в истории налоговые льготы для корпоративной Америки и сверхбогатых.

Травма, нанесенная американскому обществу непрерывной войной и усилением социального неравенства, находит свое выражение в постоянно повторяющихся событиях вроде массового убийства в Лас-Вегасе. На долю всего лишь 5 процентов населения мира (живущего в США) приходится 30 процентов массовых расстрелов. И масштабы этих кошмаров растут: с 2007 года произошло четыре самых страшных по числу пострадавших массовых расстрела и шесть из семи по количеству жертв.

Корпоративные эксперты из средств массовой информации и правительственные чиновники неспособны ни на что, кроме поверхностных выражений шока и ужаса по поводу этих зверств, повторяющихся в Соединенных Штатах с ужасающей частотой. Но даже такие высказывания кажутся значительными в сравнении с речью президента Трампа, слова которого в понедельник утром, на следующий день после бойни в Лас-Вегасе, выглядели банальными и явно неискренними. Как может кто-либо серьезно относиться к сквернословящему женоненавистнику и патологическому лгуну, когда он начинает предложение словами: «Писание учит нас»?

Что касается его притворного заявления о том, что массовое убийство в Лас-Вегасе было «чистым злом», то подобная характеристика вообще ничего не объясняет. Она даже не объясняет поведение самого Трампа, который за две недели до того выступил с речью в Организации объединенных наций, угрожая использовать ядерное оружие, чтобы уничтожить 27 миллионов жителей Северной Кореи. Тем не менее CNN подхалимски назвала его телевизионные реплики насчет бойни в Лас-Вегасе «абсолютно точными».

Трамп посетил Лас-Вегас в среду, на следующий день после того, как в Пуэрто-Рико он изображал такие же наигранные и фальшивые проявления сострадания. Там он осматривал разрушения, нанесенные ураганом «Мария», в то же время выражая в «Твиттере» свою враждебность по отношению к представителям местных органов власти, которые осмелились критиковать явно недостаточные федеральные меры, предпринятые в ответ на катастрофу.

В течение 16 лет с момента атаки 11 сентября, когда правительство США якобы вело «войну с террором», в среднем один американец в год погибал от рук иностранного террориста. В течение того же периода, по меньшей мере, 10 тысяч американцев каждый год погибали от рук других граждан США. Массовые расстрелы в Политехническом университете Виргинии, в Ньютауне, Орландо и теперь Лас-Вегасе унесли в шесть раз больше жизней американцев, чем все теракты за тот же самый период.

Дальнейшее расследование обстоятельств трагедии в Лас-Вегасе является жизненно важным делом. Но один несомненный вывод можно сделать уже сейчас — то, что произошло в конце воскресной ночи у отеля Mandalay Bay, стало проявлением глубокой болезни американского общества.

Патрик Мартин