Эта неделя в русской революции

27 ноября — 3 декабря: Советское правительство призывает к прекращению войны

8 декабря 2017 г.

Новое правительство Советской России обращается с призывом к «народам воюющих стран» положить конец империалистической бойне. В преддверии мирных переговорах с Германией, которые должны начаться в Брест-Литовске, Ленин и Троцкий обращаются к важнейшему союзнику русской революции — международному рабочему классу.

Петроград, 27 ноября (14 ноября по ст. ст.): «Положение о рабочем контроле»

Первая страница машинописного текста «Положения», предложенного Совнаркомом

После продолжительных обсуждений Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет (ВЦИК) утверждает «Положение о рабочем контроле» на предприятиях, где работает более пяти рабочих. В документе говорится:

«1. В интересах планомерного регулирования народного хозяйства во всех промышленных, торговых, банковых, сельскохозяйственных, транспортных, кооперативных, производительных товариществах и пр. предприятиях, имеющих наемных рабочих или же дающих работу на дом, вводится рабочий контроль над производством, куплей, продажей продуктов и сырых материалов, хранением их, а также над финансовой стороной предприятия.

2. Рабочий контроль осуществляют все рабочие данного предприятия через свои выборные учреждения, как-то: заводские, фабричные комитеты, советы старост и т.п., причем в состав этих учреждений входят представители от служащих и от технического персонала.

3. Для каждого крупного города, губернии или промышленного района создается местный совет рабочего контроля, который, будучи органом Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, составляется из представителей профессиональных союзов, заводских, фабричных и иных рабочих комитетов и рабочих кооперативов» (см.: http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/DEKRET/rab_ctrl.htm).

«Положение» также предусматривает, что

«Органы рабочего контроля имеют право контроля всей деловой переписки предприятия, причем за сокрытие корреспонденции владельцы ответственны по суду. Коммерческая тайна отменяется. Владельцы обязаны предъявлять органам рабочего контроля все книги и отчеты как за текущий год, так и за прошлые отчетные годы».

Кроме того, указывается, что работодатели и представители рабочих «являются ответственными перед государством за строжайший порядок, дисциплину и охрану имущества».

Далее провозглашается, что «Всероссийский совет рабочего контроля вырабатывает общие планы рабочего контроля, инструкции, издает обязательные постановления, регулирует взаимоотношения районных советов рабочего контроля и служит высшей инстанцией для всех дел, связанных с рабочим контролем».

Петроград, 27-30 ноября (14-17 ноября по ст. ст.): Советское правительство призывает к миру

Народные комиссары первого состава Совнаркома, избранные II Всероссийским съездом Советов после взятия власти. Верхний ряд слева направо: В.П. Милютин, В.П. Ногин, Л.Д. Троцкий, В.И. Ульянов-Ленин, И.В. Сталин, А.И. Рыков, А.В. Луначарский. Второй ряд: А.Г. Шляпников, В.А. Овсеенко, Г.И. Оппоков-Ломов, И.И. Скворцов-Степанов. Третий ряд: Н.В. Крыленко, Ф.М. Дыбенко, И.А. Теодорович, И.П. Авилов-Глебов

На данный момент только правительство Германии приняло предложение Советского правительства о заключении перемирии. 27 ноября от имени Совета народных комиссаров Троцкий обращается «к правительствам и народам союзных с Россией стран» с предложением начать 1 декабря мирные переговоры. Обращение адресовано правительствам Франции, Великобритании, Италии, США, Бельгии, Сербии, Румынии, Японии и Китая, но прежде всего к трудящимся массам этих стран.

В обращении говорится:

«Победоносная рабочая и крестьянская революция в России поставила вопрос о мире ребром. Период колебаний, оттяжек, канцелярских соглашений закончен. Сейчас все партии всех воюющих стран призваны ответить категорически на вопрос: согласны ли они вместе с нами приступить 18 ноября (1 декабря) к переговорам о немедленном перемирии и всеобщем мире. Да или нет! От ответа на этот вопрос зависит, избегнут ли труженики заводов и полей новой зимней кампании, со всеми ее ужасами и бедствиями, или же Европа будет и дальше истекать кровью…

Мы, Совет Народных Комиссаров, обращаемся к рабочим массам Германии, Австро-Венгрии, Турции, Болгарии. Мир, который мы предложили, должен быть честным соглашением, обеспечивающим каждому народу свободу экономического и культурного развития. Такой мир может быть заключен только при условии прямой и мужественной борьбы революционных масс против всех империалистических планов и захватных стремлений.

Рабочая и крестьянская революция уже предъявила свою программу мира. Мы опубликовали тайные договоры царя и буржуазии с союзниками и объявили эти договоры необязательными для русского народа. Мы предлагаем всем народам открыто заключить новый договор на началах соглашения и сотрудничества.

На наше предложение официальные и официозные представители правящих классов союзных стран ответили отказом признать правительство Советов и вступить с ним в соглашение о мирных переговорах. Правительство победоносной революции не нуждается в признании профессионалов капиталистической дипломатии. Но мы спрашиваем народы: выражает ли реакционная дипломатия их мысли и стремления? Согласны ли народы позволить дипломатии упустить великую возможность мира, открытую русской революцией? Ответ на эти вопросы должен быть дан сейчас же, и ответ не на словах, а на деле. Русская армия и русский народ не могут и не хотят дольше ждать. 1 декабря мы приступаем к мирным переговорам. Если союзные народы не пришлют своих представителей, мы будем вести с немцами переговоры одни… Долой зимнюю кампанию, долой войну! Да здравствует мир и братство народов!» (cм.: http://www.magister.msk.ru/library/trotsky/trotl411.htm)

Несколько дней спустя Совнарком издает на немецком языке призыв «К немецким солдатам!» Ленин подписывает его не позднее 30 ноября.

«Солдаты, братья, — говорилось в обращении. — 25 октября (7 ноября по н. ст.) рабочие и солдаты Петрограда свергли правительство Керенского и передали всю государственную власть в руки Советов Рабочих, Солдатских и Крестьянских Депутатов… Солдаты, братья, мы призываем вас с напряжением всех сил поддержать нас в этой борьбе за немедленный мир и социализм, так как один только социализм может обеспечить рабочему классу всех стран справедливый и прочный мир и залечить все раны, нанесенные человечеству этой преступной войной. Братья, германские солдаты! Великий пример вашего товарища, Карла Либкнехта, величайшего вождя международного социализма; упорная и длительная борьба, которую вы ведете против войны в своих газетах и листовках, в многочисленных демонстрациях и стачках; борьба, за которую ваше правительство бросило сотни и тысячи ваших товарищей в тюрьму; наконец, героическое восстание матросов — все эти действия показывают нам, что широкие слои рабочих вашего народа уже готовы к решающей борьбе за мир. Братья, помогите нам! В этом случае, нет никакого сомнения, что в течение немногих дней дело мира победит, по крайней мере, в Европе, и установится немедленный и справедливый мир… Если вы поможете нам в этой задаче… то ваша способность к организации, ваш опыт, ваша начальная работа в создании массовых организаций рабочего класса безошибочно поможет нам в построении социализма…

Долой кровопролитие!

Да здравствует мир!

Да здравствует братство рабочих всех стран!

Да здравствует международная социалистическая революция!

Председатель Совета Народных Комиссаров
Владимир Ульянов (Ленин)».

Лондон, 29 ноября: Опасаясь революции, газета Daily Telegraph публикует письмо с призывом к миру с Германией

Генри Петти-Фицморис, маркиз Лансдаун

Правая газета Daily Telegraph печатает письмо Генри Петти-Фицмориса, маркиза Лансдауна, члена Палаты лордов, в котором содержится призыв заключить мирное соглашение с Германией, чтобы избежать «разрушения цивилизованного мира».

Хотя предложение Лансдауна, — ранее занимавшего посты генерал-губернатора Канады, вице-короля Индии, военного министра, министра иностранных дел и главы Консервативной партии, — обсуждалось в правящих кругах в течение всего этого года, публикация письма в данный момент весьма показательна, породив сильное беспокойство в столицах стран Антанты. Появившись спустя всего три недели после захвата власти большевиками, письмо отражает страх, охвативший часть британского правящего класса по поводу возможности революционного подъема в Великобритании, в Европе и в колониальных странах Азии и Африки в случае продолжения войны, — а также возможности того, что британская «победа» сделает Лондон зависимым от американского империализма.

Как пишет Лансдаун: «Мы не желаем уничтожения Германии как великой державы. Мы не стремимся навязывать ее народу какую-либо форму правления, отличную от его собственного выбора… У нас нет желания отказать Германии в ее месте среди великих коммерческих сообществ мира».

Лансдауна также беспокоит тот факт, что война подрывает Британскую империю, которая в настоящее время является самой большой в мире. Поэтому он призывает начать мирные переговоры с целью восстановления довоенного status quo и признания свободы морей, которое является гарантией господства британского флота.

Однако большинство британского правящего класса отвергает письмо Лансдауна. Противники такого мира уверены, что в ближайшем будущем Германия будет побеждена с помощью Америки. Министр финансов Бонар Лоу 30 ноября «формально и решительно» отвергает взгляды Лансдауна и поддерживает премьер-министра Ллойд Джорджа в его решимости продолжать войну.

Петроград, 29 ноября (16 ноября по ст. ст.): Совнарком распускает Петроградскую городскую думу

«Отель-де-Виль» в Петрограде, место заседаний Петроградской городской думы

Совнарком издает указ о закрытии Петроградской городской думы. Под руководством кадетов, эсеров и меньшевиков Петроградская городская дума, по словам историка Александра Рабиновича, являлась «национальным центром сопротивления Советской власти и поддержки Учредительного собрания».

Городская дума является также одним из основных источников, через которые финансируется саботаж советского правительства. С тех пор как Советы взяли власть, подавляющее большинство государственных служащих, работающих в министерствах и других ключевых структурах, объявили забастовку или тайно саботируют приказы Совнаркома. По словам историка Т.Х. Ригби, главная цель ассигнований, шедших через Петроградскую городскую думу и несколько других органов власти,

«заключалась в том, чтобы позволить чиновникам получать жалование за месяц или два вперед, чтобы их доходы за этот период не зависели от угрозы увольнения советским режимом. Всеобщая надежда [этих кругов] состояла в том, что несколько недель такого бойкота будет достаточно, чтобы свергнуть власть большевиков, поскольку сила штыков могла дать им власть, но не позволяла распоряжаться ею» (T.H. Rigby, Lenin’s Government: Sovnarkom 1917-1922, Cambridge: Cambridge University Press 2010, pp. 44-47).

В ответ на постановление Совнаркома Городская дума принимает совместную эсеро-кадетскую резолюцию, отвергающую власть Советского правительства. В течение нескольких дней Городская дума продолжает свою деятельность, отказываясь подчиняться новому правительству.

2 декабря (19 ноября по ст. ст.) Совнарком рекомендует комиссариатам изучить свои банковские счета в министерствах, чтобы определить, были ли выплачены зарплаты до 1 января. Ригби пишет, что «должностным лицам был предоставлен выбор: либо вернуть деньги, либо немедленно начать работу, иначе они будут судимы за присвоение государственной собственности».

На следующий день, 3 декабря (20 ноября по ст. ст.), правительство отправляет вооруженных моряков и красногвардейцев, чтобы остановить следующее заседание депутатов Городской думы. Депутаты пробиваются через кордон и продолжают заседать, но затем их насильственно разгоняют. Конфронтация властей продолжается. Депутаты Гордумы находят другое место для проведения своего заседания и объявляют 28 ноября, день открытия Учредительного собрания, национальным праздником. В ту же ночь Военно-революционный комитет обыскивает квартиры лидеров оппозиционной думы и арестовывает нескольких из них. За двумя исключениями арестованные вскоре освобождены.

Хотя Городская дума продолжает проводить тайные собрания, по крайней мере, до середины января 1918 года, арест ее ведущих представителей, по словам Ригби, «обезглавил движение сопротивления в нескольких министерствах и… явственно запугал средних и младших чиновников. Тем не менее, конфронтация советского правительства с остатками старого режима продолжается еще несколько недель и месяцев» (там же).

Лондон и Петроград, 29 ноября (16 ноября по ст. ст.): Троцкий добивается освобождения российских политзаключенных в Великобритании

Чичерин

27 ноября Троцкий официально направляет через посла в России Бьюкенена требование британскому правительству освободить двух политических заключенных в Великобритании — Георгия Чичерина и Петра Петрова.

Британское правительство не признает Советскую Россию и вначале отказывается отвечать. Троцкий, бывший совсем недавно заключенным в британском лагере военнопленных в Канаде, 29 ноября поднимает ставки, заявляя, что ни одному британскому подданному, включая дипломатов, не будет разрешено покинуть Россию до освобождения Чичерина и Петрова. Бьюкенен телеграфирует в Лондон, советуя правительству Ллойд Джорджа ответить согласием. Троцкий объясняет:

«Народная Советская власть ответственна за интересы всего народа; где бы каждый гражданин ни находился, он находится под ее защитой. Если Керенский обращался к союзникам, как приказчик к хозяину, то мы должны показать, что можем с ними жить лишь на равной ноге. Мы этим раз навсегда заявили, что кто хочет надеяться на поддержку и дружбу русского свободного и независимого народа, тот должен с уважением относиться к нему и его человеческому достоинству» («Доклад в цирке “Модерн” о деятельности рабоче-крестьянского правительства» // Правда, № 195, 4 декабря (21 ноября по ст. ст.) 1917 г.; см.: http://www.magister.msk.ru/library/trotsky/trotl419.htm).

Георгий Чичерин, сын богатого землевладельца, использовал свое наследство в революционных целях. Он выступил против Мировой войны, был арестован британскими властями и заключен в тюрьму Брикстона. Вскоре после его возвращения в Россию в 1918 году он присоединяется к Троцкому на Брест-Литовских переговорах. Затем он станет преемником Троцкого на посту наркома по иностранным делам.

Версаль, 1 декабря: Впервые собирается Высший военный совет Антанты

Дэвид Ллойд Джордж

Высший военный совет Антанты, состоящий из представителей правительств Великобритании, Франции и Италии, впервые встречается в Версале. Японию и Россию оставляют за порогом совещания.

Инициатива сформировать совет была предпринята премьер-министром Великобритании Ллойд Джорджем, отражая растущую озабоченность по поводу развития военного конфликта. Провал наступления Нивеля, мятежи во французской армии, кровавая бойня у Пашендейля и катастрофическое поражение итальянской армии при Капоретто сделали уходящий год годом разочарований для лидеров Антанты.

С помощью этого совета Ллойд Джордж надеется оттеснить Уильяма Робертсона, начальника Имперского генерального штаба, и командующего британскими экспедиционными силами Дугласа Хейга. Премьер-министр утратил доверие к обоим генералам после огромных потерь при Сомме и Пашендейле. В то же время британские и французские командиры опасаются того, что Австрия и Германия вынудят Италию выйти из войны. Соединенные Штаты, хотя они и не являются формально частью Антанты, направляют в этот орган военного представителя с совещательным голосом.

Внимание совета сосредоточено главным образом на подготовке планов и обсуждении будущих союзнических наступлений. Он также изучает работу немецкой разведки.

Совет учреждает ряд вспомогательных органов для решения вопросов по транспорту, поставкам продовольствия и морским перевозкам. Последний пункт является реакцией на неограниченную подводную войну Германии, которая с начала 1917 года привела к гибели большого числа союзных кораблей.

Дайерсберг, штат Теннесси, 2 декабря: Афро-американский мужчина, обвиненный в изнасиловании белой женщины, подвергнут жестокому линчеванию

Линчевания способствуют «Великой черной миграции» на север, как показывает этот рисунок из журнала Crisis

24-летний батрак Лэшн Скотт подвергается пыткам, а затем заживо сожжен толпой, насчитывающей несколько тысяч человек, на центральной площади Дайерсберга, штат Теннесси. Линчевание происходит в воскресенье и длится несколько часов, почти под стенами двух больших церквей города, в районе, который описан современником как «преуспевающий» и «представляющий сообщество лучшего класса».

Crisis, журнал Национальной ассоциации содействия прогрессу цветного населения (NAACP), описывает эту ужасную сцену:

«Негр сидел на земле, и между его ног в землю забили кол. Его ноги были скованы цепями, а тело обвито проволокой. Разожгли костер. Железные палки и утюги были разогреты на огне… Кто-то ножом содрал одежду и кожу с его тела. Добровольные палачи выжгли его глаза раскаленными утюгами. Когда он открыл рот, чтобы молить о пощаде, раскаленный докрасна железный прут был воткнут ему в глотку. Таким же изощренным образом его лишили половых органов. Раскаленные утюги бросили на ноги, спину и тело, и отвратительное зловоние горящего мяса распространилось в воскресном воздухе Дайерсберга, штат Теннесси».

Как это часто случалось во многих тысячах актах линчеваний, произошедших за последние десятилетия, «преступление» Скотта выросло всего лишь на почве необоснованного утверждения о его непристойном сексуальном поведении в отношении белой женщины, в данном случае — жены его работодателя. Как часто случалось с линчеваниями, арестовавшие его полицейские передали его в руки убийц.

Брест-Литовск, 3 декабря (20 ноября по ст. ст.): Начинаются советско-германские мирные переговоры

На карте изображен Восточный фронт и территории под контролем большевистского правительства и противоборствующих армий

Поскольку никакое другое правительство не откликнулось на призыв большевиков присоединиться к мирным переговорам, то советская и немецкая делегации начинают переговоры о перемирии в Брест-Литовске. Это город в оккупированной Германией Польше, где находится штаб-квартира германского командования. Два дня спустя, 5 декабря, они договариваются о 10-дневном перемирии.

Танзания, 3 декабря: Германия теряет последнюю заокеанскую колонию

Карта 1892 года германской Восточной Африки

«Восточная Африка полностью очищена от врага», — говорится в телеграмме генерала Вандевентера, командующего британскими колониальными силами в Восточной Африке. Эти слова означают, что последние и наиболее богатые заморские колонии Германской империи оккупированы союзными войсками.

Всего за два месяца до начала войны в 1914 году Германия открыла железную дорогу длиной около тысячи километров, проходящую от Индийского океана до озера Танганьика. Этот рельсовый путь обещал Германии господство в эксплуатации природных богатств центральной Африки.

Раздел добычи от ожидаемого поражения Германии был в числе главных интересов союзных держав. Речь шла о более чем 1 миллионе квадратных миль в африканских колониях, о ряде островов Тихого океана, включая Самоа и Новую Гвинею, а также о прибыльной китайской концессии в Цзяо-Чжоу.

Также на этой неделе: 50 тысяч металлистов бастуют в Британии, требуя более высоких зарплат и права заключать коллективные договоры

Ковентри, центр британского производства боеприпасов и вооружений

На производственных предприятиях города Ковентри вспыхивает забастовка, в которой участвует примерно 50 тысяч рабочих, — с требованиями повысить заработную плату и признать профсоюзных организаторов в качестве представителей бастующих рабочих. Ковентри — важный промышленный центр Британии, производящий около четверти всех военных самолетов.

В годы войны население города выросло. Перенаселенность рабочих кварталов ведет к дополнительному ухудшению условий жизни. Рабочие вынуждены работать многие часы за низкую плату.

Власти с бешенством реагируют на забастовку. Кампания в прессе называет рабочих убийцами, обвиняя их в том, что они ставят под угрозу успех военных действий. Дебаты в парламенте демонстрируют обеспокоенность властей тем, что остановка производства затормозит поставки самолетов на фронт в критический момент боевых действий.

Самые радикальные участники забастовки организованы в Комитет рабочих Ковентри, куда входят социалисты и члены «Индустриальных рабочих мира». Хотя комитет не так силен, как Комитет рабочих Клайда в Глазго, где социалисты, такие как Джон Маклин, играют ведущую роль, он представляет собой прямой вызов узко-производственным профсоюзам, которые препятствуют забастовкам рабочих с момента начала войны и стоят заодно с капиталистами, поддерживая бойню.

Хотя лидеры профсоюзов стремятся подчеркнуть умеренные цели забастовки, надеясь контролировать избранных рядовыми рабочими профсоюзных организаторов, рабочие требуют более радикальных мер. На протяжении 1917 года на военных заводах города постоянно происходят стычки по вопросу о признании профсоюзных организаторов в качестве контрагентов по переговорам с работодателями, — в противовес назначенным от официальных профсоюзов чиновникам. Это связано с выдвижением более широких требований, таких как снижение цен на продовольствие.

Со своей стороны, местные представители профсоюзов сообщают работодателям после окончания забастовки, что «правила поведения профсоюзных организаторов были подготовлены, чтобы помочь им справиться с внешним движением, которое угрожало выйти из-под контроля».

Забастовка завершается 3 и 4 декабря в условиях сильного давления со стороны правительства. Министерство поставок боеприпасов настаивает на усилении профсоюзного контроля над рабочими, чтобы избежать будущих беспорядков не только в Ковентри, но и в других промышленных центрах. В ближайшие месяцы некоторые лидеры стачек будут уволены.

Также на этой неделе: Репрессии в США

Крейслер (слева) с Гарольдом Бауэром, Пабло Казальсом и Вальтером Дамрошем в Карнеги-холле 13 марта 1917 г.

На этой неделе продолжается преследование иммигрантов, радикалов, художников, интеллектуалов, урезание базовых демократических свобод в США, в том числе тех, которые гарантированы «Биллем о правах».

* 27 ноября в городах Такома, Спокан, Сиэтл и Портленд федеральные агенты арестовывают более ста итальянских иммигрантов, главным образом шахтеров и рабочих верфей. Юридические обвинения не ясны, но итальянские рабочие якобы являются членами анархистской организации, которая, по данным New York Times, «тайно обещала помочь Германии в войне, разжигая революцию в Италии, чтобы свергнуть короля Виктора Эммануила».

* 27 ноября Фриц Крейслер, всемирно известный австрийский скрипач, объявляет об отмене своего американского турне после того, как ряд городов, включая Питтсбург, отменили его запланированные выступления или угрожают отменить их. Крейслера обвиняют в том, что его симпатии лежат на стороне центральных держав.

* В тот же день со своего поста уволен Леонидас Уиппл, профессор журналистики в Университете Вирджинии, якобы из-за «нелояльных» замечаний, которые он сделал, выступая в колледже «Суит Брайр».

* 30 ноября семейная чета E.B. и Элизабет Форд из штата Миннесота приговорены к годичному тюремному заключению и выплате 1000 долларов штрафа в соответствии с «Законом о шпионаже». Они опубликовали антивоенные статьи в небольшой провинциальной газете Faribault Referendum.

* Администрация учебного округа Питтсбурга, штат Пенсильвания, 2 декабря приказывает прекратить использование учебников немецкого языка, которые, как утверждается, сочувствуют кайзеру Вильгельму. Книги будут заменены решением комитета, возглавляемого суперинтендантом школ Дэвидсоном.

Также в этом месяце: Октябрьская революция усиливает классовую борьбу в Германии

Генерал Макс Бауэр поддерживает вступление СДПГ в правительство Германии, что должно помочь сдержать растущую стачечную волну

«Гражданский мир», который профсоюзные лидеры и Социал-демократическая партия (СДПГ) использовали для подавления классовой борьбы в военный период, трещит по швам. Несмотря на новые строгие ограничения прав на создание организаций и проведение собраний, в последние недели участились забастовки и протесты в промышленных районах и крупных городах Рейха. Создание большевистского рабочего правительства в России укрепляет боевой дух рабочих.

* 10-12 ноября в Берлине на авиационной и телеграфной фирме Dr. Huth бастует 500 рабочих.

* 12 ноября 2000 рабочих компании Thyssen & Co. бастуют в г. Мюльхайм в Руре.

* 18 ноября в нескольких крупных городах проходят большие демонстрации за мир.

* 19-22 ноября около 900 рабочих бастуют на заводе Argus, изготовляющем моторы.

* 25 ноября в Берлине, Лейпциге, Мангейме и Штеттине проходят массовые демонстрации в пользу немедленного прекращения войны.

* 29 ноября на текстильной фабрике в г. Криммичау проходит забастовка, вызванная отказом владельца выплатить компенсацию за инфляцию.

Число рабочих, участвующих в забастовках в течение 1917 года, достигает 650 тысяч человек. Это больше, чем в 1905 году, в год первой русской революции, когда кривая забастовок достигла своей наивысшей точки в истории Германии.

Несколько преждевременная надежда генералов, а также профсоюзных и социал-демократических лидеров, на то, что заключение мира с новым революционным правительством в России укрепит Германию в военном отношении и обеспечит победу на Западном фронте, теперь быстро сменяется паникой и страхом, что вызвано перспективой всеобщей забастовки и революционных выступлений в самой Германии. Даже небольшой рост числа забастовок может привести к резкому падению объема поставок фронту оружия, боеприпасов и продовольствия, угрожая тем самым военной катастрофой.

Перед лицом этой критической ситуации генерал Людендорф и его реакционный советник генерал Макс Бауэр заявляют о своей готовности включить в состав правительства представителей СДПГ, которые поддерживают Верховное командование армии и его военную политику. 12 ноября Бауэр телеграфирует лидеру Национал-либеральной партии Густаву Штреземану: «Удостоверьтесь, что социал-демократы стоят в строю. Мы не можем даже выдержать ограниченную 8-дневную забастовку, так как из-за продолжения битвы при Ипре нам не хватает боеприпасов». Генерал Людендорф поддерживает Штреземана в вопросе о включении лидера правого крыла СДПГ Эдуарда Давида в состав военного министерства, «если это поможет достижению мира».

Однако сотрудничество с генералами возможно лишь тогда, когда профсоюзы и СДПГ еще не утратили свое доверие в рабочем классе. Поэтому руководители профсоюзов в рамках работы «общей комиссии» на конференции 22-24 ноября соглашаются принять программу реформ, так называемую «социально-политическую рабочую программу». Программа требует признания неограниченного права на создание профсоюзов, введение восьмичасового рабочего дня, юридического признания коллективных договоров, создания третейского суда, в который войдут представители работодателей и профсоюзов, установления правил безопасности труда и национализации угольной и калийной промышленности.