Эта неделя в русской революции

11–17 декабря: Вооруженные силы белых захватывают Ростов

23 декабря 2017 г.

После шести дней боев Добровольческая армия под командованием контрреволюционного генерала Каледина одерживает победу над местными отрядами Красной гвардии и занимает Ростов, крупный промышленный центр на юге России. Тем временем в руководстве большевиков продолжаются споры по вопросу об Учредительном собрании.

Владивосток, 11 декабря (28 ноября по ст. ст.): Японская армия занимает стратегический порт

Японские войска во Владивостоке, 1918 г.

11 декабря иностранные газеты сообщают, что японские войска заняли главный железнодорожный вокзал Владивостока, ключевого промышленного портового города и конечного пункта Транссибирской магистрали. «Значение этого события в данный момент невозможно переоценить, — пишет газета New York Times 11 декабря. — Это означает, что огромное количество грузов, сосредоточенных во Владивостоке для использования Временным правительством, не попадет в руки большевиков. Последние с жадностью смотрят на них и хотят использовать эти ресурсы в гражданской войне, которая разгорается по всей России из-за действий большевистского правительства и его попыток заключить сепаратный мир с центральными державами».

Трофеи Владивостока включают в себе железнодорожные вагоны, локомотивы и боеприпасы, отправленные из США в обмен на кредиты для использования Россией в мировой войне. New York Times приветствует действия японской армии, настаивая на том, что захваченные военные и хозяйственные грузы ни в коем случае не должны попасть в руки большевиков, которые могли бы использовать их против сил белых, поддерживаемых Францией, Великобританией и Соединенными Штатами.

В период Гражданской войны Владивосток станет главной опорной базой империалистических и контрреволюционных интриг и военных кампаний, в том числе Сибирской экспедиции японских войск против Советского правительства.

Сан-Антонио, штат Техас, 11 декабря: Тринадцать чернокожих солдат казнены решением военного суда

Военный суд над солдатами 24-го полка американской пехоты. Надпись на снимке начинается со слов: «Самый массовый судебный процесс по обвинению в убийстве в истории Соединенных Штатов»

Тринадцать афро-американских солдат из группы в 150 человек, которых обвиняют в организации «бунта» 23 августа в Хьюстоне против расистских издевательств, повешены рано утром на военной базе недалеко от города Сан-Антонио. Еще шесть человек будут повешены вскоре после этого. В дополнении к этому 41 человек приговорен к пожизненному заключению.

Военный трибунал осудил солдат за их роль в «мятежных беспорядках» в августе этого года. Солдат подвергали систематическому расовому насилию и унижению в Хьюстоне. В частности, один из их товарищей подвергся публичному избиению пистолетом. Возмущенные солдаты отправились в город, вооруженные боевым оружием. В результате столкновений в Хьюстоне погибло 16 полицейских и гражданских лиц.

В отличие от многих других публичных казней негров на юге на этот раз массовая казнь осуществляется тайно под покровом ночи и в присутствии лишь нескольких свидетелей. Администрация президента Вильсона предусмотрительно не разрешает властям штата Техас расправиться над мятежными солдатами, а судит их военным трибуналом.

Умолчание о расправе преднамеренно. «Война за демократию» президента Вильсона насквозь пронизана лицемерием. 350 тысяч афро-американских солдат служат в особых подразделениях на почве сегрегации. Наиболее жестоко и несправедливо страдают чернокожие в южных регионах, где преобладает режим Джима Кроу, в том числе в Хьюстоне, где негритянское население ежедневно подвергается режиму расовой сегрегации, — со всеми его унижениями и насилием. В этих краях каждый год происходят десятки линчеваний.

Иерусалим, 11 декабря: Британские войска вступают в город после победы над турками

Подразделения британско-египетского экспедиционного корпуса под командованием генерала Эдмунда Алленбиа вступают в Старый город Иерусалима через Яффские ворота. Британия овладела городом 9 декабря после победы над группой турецких армий «Йылдырым» в ходе длившихся две недели боев.

Захват города является частью крупного наступления британских и союзных войск в ноябре и декабре месяце. Наступление началось с прорыва укрепленной линии от Газы до Беэр-Шевы. Битва за Иерусалим началась 17 ноября наступлением британских войск в районе Иудейских холмов. К 9 декабря британцы окружили город.

Османские войска вечером 9 декабря получили приказ сдать город. В приказе говорилось: «Вследствие тягот осады города и страданий, которые эта мирная страна переживает от ваших тяжелых орудий; а также опасаясь того, что смертоносные бомбы нанесут урон святым местам, мы вынуждены передать город в ваши руки при посредничестве мэра Иерусалима Хусейна аль-Хусейни в надежде, что вы будете защищать Иерусалим не хуже того, как мы защищали его более пятисот лет».

Премьер-министр Великобритании Дэвид Ллойд Джордж назвал захват Иерусалима «рождественским подарком британскому народу». Этот «подарок» был оплачен десятками тысяч жизней. Общие потери во время наступления на Иерусалим после захвата Беэр-Шевы составили 43 тысячи человек: 18 тысяч британских солдат и 25 тысяч турок. Во время битвы за Иерусалим между 25 ноября и 10 декабря погибло 1667 английских солдат.

Наступление британских и колониальных подразделений делает возможным создание стратегически важного фронта от Средиземного моря вплоть до Мертвого моря. В феврале британцы дойдут до Мертвого моря и будут держать этот фронт до начала следующего наступления на Дамаск и Бейрут в сентябре 1918 года.

Петроград, 11 декабря (28 ноября по ст. ст.): Заканчивается первый съезд левых эсеров

Мария Спиридонова — один из лидеров левых эсеров

В Петрограде завершается длившийся девять дней Первый съезд партии левых эсеров, которые, наконец, порвали с эсерами после нескольких месяцев острого внутреннего конфликта. Левые эсеры продолжают напряженные переговоры с большевиками по поводу формирования коалиционного правительства. Поддерживая Советскую власть, левые эсеры выступают с осуждением действий большевиков в отношении Петроградской городской думы и других шагов, направленных на борьбу с контрреволюцией.

Центральным пунктом в повестке дня съезда является отношение к Учредительному собранию. Во время дискуссии о «текущем моменте» Екатерина Кац заявляет, что «Учредительное собрание должно считаться с волей и тактикой Советов. Поскольку же оно будет противостоять этой воле, мы за ним не пойдем, и никакими фетишами нас ничто и никто не повернет». Другой делегат, Прош Прошьян, утверждает, что «если мы верим и видим, что началась социальная революция, то власть должна принадлежать Советам р., с. и кр. деп… Конечно, отдать власть Учредительному собранию, сложить свое боевое оружие мы не можем и не должны… Если Учредительное собрание с первого же шага своего приступит к организации власти… мы ему этой власти не отдадим».

Их линии противостоит умеренное крыло, возглавляемое Штейнбергом, Карелиным и Камковым, которые утверждают, что Учредительное собрание по-прежнему имеет значительную поддержку в массах и поэтому должно быть созвано, чтобы на деле обнаружить свое банкротство. Большинство ведущих левых эсеров считают, что Учредительное собрание должно быть созвано в том виде, как оно было избрано. Съезд принимает компромиссную, половинчатую резолюцию.

По словам историка Александра Рабиновича, резолюция левых эсеров исходит из того, что «первоочередной задачей являетсянемедленное осуществление на практике власти рабочих и крестьян и что если Учредительное собрание такую власть установит и обязуется следовать основополагающим решениям Второго Всероссийского съезда Советов рабочих и солдатских депутатов, а также Чрезвычайного съезда Советов крестьянских депутатов, то оно должно быть всемерно поддержано. Однако любая попытка Учредительного собрания превратить себя в орган борьбы против Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов как законного воплощения государственной власти будет признана посягательством на завоевания революции и потребует решительного отпора» (см.: Рабинович А., Большевики у власти).

Петроград, 12 декабря (29 ноября по ст. ст.): Заседание ЦК большевиков отклоняет просьбу фракции Каменева о восстановлении в партии

Моисей Урицкий, член «межрайонной» организации, присоединился к большевистской партии на VI съезде. Он сыграл важную роль в Октябрьской революции и в первые месяцы Советской власти до своего убийства в августе 1918 г.

Большевистское руководство продолжает раздирать конфликт по вопросу о созыве Учредительного собрания. Фракция Ленина и Троцкого ориентируется на мировую социалистическую революцию, противостоя фракции, возглавляемой Каменевым и Зиновьевым, которые выступают за создание в России «однородного социалистического правительства» в коалиции с меньшевиками и эсерами. После октябрьского восстания фракция Каменева вышла из ЦК, когда были разоблачены их секретные переговоры с меньшевиками и эсерами, что было прямым нарушением партийной дисциплины. В ходе этих дискуссий Каменев был готов уступить требованиям меньшевиков об исключении Ленина и Троцкого из коалиционного правительства.

12 декабря ЦК рассматривает просьбу Каменева, Рыкова, Милютина и Ногина о восстановлении их в качестве членов ЦК. Обсуждается «Письмо четырех», оно отклоняется. Моисей Урицкий замечает, что позиции четырех не изменились, и нет никакой гарантии, что если эти товарищи будут восстановлены в ЦК, то они будут вести себя более дисциплинированно, чем раньше.

Фракция Каменева поддерживает созыв Учредительного собрания — требование, которое разделяется контрреволюционными кадетами, собирающими войска для борьбы против Советской власти. Позиция Ленина заключается в том, что правительство, опирающееся на Советскую власть, созданную Октябрьской революцией, является более высокой и передовой формой власти, чем Учредительное собрание, которое равнозначно национальному съезду буржуазной республики. Ленин и Троцкий настаивают на том, что передача власти Учредительному собранию была бы шагом назад. Такой шаг ободрит контрреволюционные силы и обеспечит окончательную победу контрреволюции.

24 или 25 декабря (11 или 12 декабря по ст. ст.) Ленин пишет свои «Тезисы об Учредительном собрании», которые будут опубликованы в Правде 26 декабря (13 декабря по ст. ст.). Первые три из 19 тезисов говорят следующее:

«1. Требование созыва Учредительного собрания входило вполне законно в программу революционной социал-демократии, так как в буржуазной республике Учредительное собрание является высшей формой демократизма и так как империалистская республика с Керенским во главе, создавая предпарламент, готовила подделку выборов с рядом нарушений демократизма.

2. Выставляя требование созыва Учредительного собрания, революционная социал-демократия с самого начала революции 1917 года неоднократно подчеркивала, что республика Советов является более высокой формой демократизма, чем обычная буржуазная республика с Учредительным собранием.

3. Для перехода от буржуазного строя к социалистическому, для диктатуры пролетариата, республика Советов (рабочих, солдатских и крестьянских депутатов) является не только формой более высокого типа демократических учреждений (по сравнению с обычной буржуазной республикой при Учредительном собрании как венце ее), но и единственной формой, способной обеспечить наиболее безболезненный переход к социализму» (ПСС, т. 35, с. 162).

После начала болезни Ленина в 1922-1923 годах «тройка» Каменева, Зиновьева и Сталина попытается вычеркнуть всю историю этой борьбы и полностью переписать ее содержание.

Ростов, 15 декабря (2 декабря по ст. ст.): Добровольческая армия захватывает Ростов

Знамя Корниловского ударного батальона с изображением черепа и костей. Этот флаг был популярен среди войск Белых в годы Гражданской войны в России

После шести дней ожесточенных боев недавно созданная антибольшевистская «Добровольческая армия» наносит поражение местным красногвардейским отрядам и входит в Ростов, крупный промышленный центр на юге России. Добровольческая армия под руководством правых генералов старого режима, таких как Алексей Каледин, состоит главным образом из верхней касты старых царских офицеров. Среди первых трех тысяч добровольцев всего 12 солдат; остальные 2992 человека — это офицеры, курсанты, студенты и казаки. Каледин, атаман донского казачества, объявляет всю территорию на военном положении до тех пор, пока не будет восстановлена власть Временного правительства.

Каледин — крайний реакционер, отказавшийся признать Февральскую революцию. Он объявляет войну «агитаторам, которые пришли в большом количестве из Германии», то есть большевикам. На территории, контролируемой Добровольческой армией, насильственно разгоняются все рабочие организации, включая Советы, а их клубы и конторы подвергаются разгрому. В Ясиновке убито около 20 рабочих-большевиков, их тела брошены в помойные ямы. Войска Добровольческой армии жестоки, продажны и дезорганизованы, они безнаказанно убивают и устраивают грабежи на территориях, находящихся под их контролем.

Бремен, 15 декабря: Левая группа призывает к созданию в Германии революционной партии

Антон Паннекук, член группы, связанной с газетой Arbeiterpolitik, 1908 г.

В бременской социал-демократической газете Arbeiterpolitik (Рабочая политика) напечатана редакционная статья Иоганна Книфа, подписанная псевдонимом Петер Унру.

В этой статье Книф приветствует свержение Временного правительства в России и захват власти большевиками. По его словам, они «проложили путь для дальнейшего прогресса социальной революции до окончательной победы социализма. Необычайно великое дело было сделано всего за несколько недель; произошло что-то необычайно монументальное, не имеющее параллелей в мировой истории…»

Книф подчеркивает, что пролетарская демократия должна действовать как «рычаг социальной революции». Военная победа большевиков «привела к социальным потрясениям, и если экономические условия в России, в отличие от условий в Западной Европе и Соединенных Штатах Америки, еще не созрели [для социализма], то восстановление российской экономической жизни революцией значительно ускорит процесс созревания».

Он подчеркивает решающую роль большевистской партии и ее руководства в революции, а также мужество и жертвенность всех ее членов. Затем он повторяет критику, с которой Arbeiterpolitik выступила ранее по поводу вступления Интернациональной группы («Спартак») в Независимую социал-демократическую партию (НСДПГ). По его мнению, после победы большевиков «любое подобие легитимности для слияния с независимцами» исчезло.

По словам Книфа, «международная ситуация без промедления требует формирования независимой леворадикальной партии». В заключение Книф обращается с призывом к друзьям и сторонникам из группы «Интернационал» «немедленно и публично отмежеваться от псевдосоциалистов-независимцев и создать независимую леворадикальную партию».

Наряду с Карлом Радеком, Паулем Фрёлихом и Антоном Паннекуком, Книф является одним из лидеров так называемых Bremer Linksradikale («бременских левых радикалов»), которые, начиная с 1905 года, образовывали левое крыло Социал-демократической партии Германии (СДПГ). С 1914 года они сблизились с Лениным в вопросе об отношении к империалистической войне. Однако их призыв к созданию независимой леворадикальной партии базируется на концепции «независимости масс». По их мнению, эта независимость должна быть обеспечена практикой и волей революционеров.

Напротив, ленинская концепция партии направлена, прежде всего, на политическое руководство и воспитание масс в классовой борьбе. «Независимость» в смысле революционной борьбы рабочего класса, ведущейся независимо от враждебных классов, может быть достигнута только путем формирования марксистского руководства на основе интернациональной и социалистической программы. Взгляды Паннекука и Книфа по этому вопросу находятся под влиянием в большей степени волюнтаризма Ницше, нежели Маркса.

16 декабря (3 декабря по ст. ст.): Совнарком публикует «Манифест к украинскому народу»

В условиях, когда в результате десятилетий государственной дискриминации в царской империи на Украине существует широкая массовая поддержка независимости, Совнарком издает «Манифест к украинскому народу», в котором говорится:

«Исходя из интересов единства и братского союза рабочих и трудящихся, эксплуатируемых масс в борьбе за социализм, исходя из признания этих принципов многочисленными решениями органов революционной демократии, Советов, и особенно II Всероссийского съезда Советов, социалистическое правительство России, Совет Народных Комиссаров, еще раз подтверждает право на самоопределение за всеми нациями, которые угнетались царизмом и великорусской буржуазией, вплоть до права этих наций отделиться от России…

Все, что касается национальных прав и национальной независимости украинского народа, признается нами, Советом Народных Комиссаров, тотчас же, без ограничений и безусловно.

Против финляндской буржуазной республики, которая остается пока буржуазной, мы не сделали ни одного шага в смысле ограничения национальных прав и национальной независимости финского народа, и не сделаем никаких шагов, ограничивающих национальную независимость какой бы то ни было нации из числа входивших и желающих входить в состав Российской республики».

В то же время манифест включает в себя ультиматум украинской Центральной Раде, которая после провозглашения Третьего Универсала принимает шаги к подрыву просоветских тенденций и структур на Украине, помогая тем самым контрреволюционному давлению на Советскую Россию. В «Манифесте» говорится:

«Мы обвиняем Раду в том, что, прикрываясь национальными фразами, она ведет двусмысленную буржуазную политику, которая давно уже выражается в непризнании Радой Советов и Советской власти на Украине (между прочим, Рада отказалась созвать, по требованию Советов Украины, краевой съезд украинских Советов немедленно). Эта двусмысленная политика, лишающая нас возможности признать Раду, как полномочного представителя трудящихся и эксплуатируемых масс Украинской республики, довела Раду в самое последнее время до шагов, означающих уничтожение всякой возможности соглашения. Такими шагами явились, во-первых, дезорганизация фронта. Рада перемещает и отзывает односторонними приказами украинские части с фронта, разрушая таким образом единый общий фронт до размежевания, осуществимого лишь путем организованного соглашения правительств обеих республик. Во-вторых, Рада приступила к разоружению советских войск, находящихся на Украине. В-третьих, Рада оказывает поддержку кадетски-калединскому заговору и восстанию против Советской власти. Ссылаясь заведомо ложно на автономные будто бы права «Дона и Кубани», прикрывая этим калединские контрреволюционные выступления, идущие вразрез с интересами и требованиями громадного большинства трудового казачества, Рада пропускает через свою территорию войска к Каледину, отказываясь пропускать войска против Каледина… В настоящее же время, ввиду всех вышеизложенных обстоятельств, Совет Народных Комиссаров ставит Раде, пред лицом народов Украинской и Российской республик, следующие вопросы:

1. Обязуется ли Рада отказаться от попыток дезорганизации общего фронта?

2. Обязуется ли Рада не пропускать впредь без согласия верховного главнокомандующего никаких воинских частей, направляющихся на Дон, на Урал или в другие места?

3. Обязуется ли Рада оказывать содействие революционным войскам в деле их борьбы с контрреволюционным кадетски-калединским восстанием?

4. Обязуется ли Рада прекратить все свои попытки разоружения советских полков и рабочей Красной гвардии на Украине и возвратить немедленно оружие тем, у кого оно было отнято?

В случае неполучения удовлетворительного ответа на эти вопросы в течение 48 часов, Совет Народных Комиссаров будет считать Раду в состоянии открытой войны против Советской власти в России и на Украине» (Ленин, ПСС, т. 35, с. 143-145).

В последующие месяцы и годы сотрудничество между различными группами украинских националистов и империалистическими державами было важнейшим фактором Гражданской войны и борьбы белых против молодого Советского режима.

Вашингтон, 17 декабря: Конгресс США принимает поправку к Конституции, вводя «сухой закон»

Ку-клукс-клан поддерживает «сухой закон», оправдывая его борьбой с «аморальностью»

В результате голосования 282 голосами «за» при 128 «против» Палата представителей Конгресса США проводит законопроект о конституционной поправке, запрещающей продажу и распространение алкогольных напитков. Летом Сенат уже одобрил аналогичную меру. Законопроект с небольшими изменениями будет направлен в Сенат для согласования, а затем поступит в законодательные органы штатов. В случае, если три четверти штатов одобрят его, эта мера станет восемнадцатой поправкой к американской конституции. Одобрение практически гарантировано. В последние годы 28 штатов уже приняли законы о запрете алкоголя.

В предыдущие годы вопрос о введении «сухого закона» расколол Соединенные Штаты. «Движение сторонников трезвости» (Temperance Movement,) зародилось еще в 1830-е годы. Некоторые слои американской буржуазии и ее «ударные отряды» в лице евангелических протестантов рассматривают употребление спиртного рабочими, особенно иммигрантами, в качестве угрозы поддержанию контроля над обществом, а также как препятствие для эффективности производства. Им противостоят капиталисты, связанные с сельским хозяйством, а также католическая церковь и лидеры европейских иммигрантских групп — немцев, ирландцев, итальянцев и поляков.

Мировая война решительно сдвигает чашу весов в пользу «сухого закона». Употребление зерна в производстве алкоголя трактуется как фактор ослабления военных усилий. В то же время ведущие немецкие семьи пивоваров принуждены к молчанию, в некоторых случаях их капиталы секвестируются. Война также дала новый толчок антииммигрантской ксенофобии. Одним из главных сторонников запрета употребления алкоголя является недавно восстановленный Ку-клукс-клан, который яростно противостоит всем забастовкам и радикализму в рабочем классе. KKK изображает «сухой закон» как новый «крестовый поход» против алкоголя и «аморальности».