Программная речь Путина обнажает кризис российской олигархии

Клара Вайс
14 марта 2018 г.

1 марта Владимир Путин выступил с программой речью, отразившей кризис российской олигархии, которая чувствует себя загнанной американским империализмом в угол на фоне пребывания России в состоянии затяжного экономического и социального упадка.

Ежегодное «послание» президента Федеральному собранию (члены Совета Федерации вместе с депутатами Государственной думы) обычно приходится на декабрь, однако обращение главы государства несколько раз откладывалось. В итоге несколько недель назад Кремль объявил, что оно состоится всего за 17 дней до президентских выборов. В отличие от прошлых посланий Путин выступил не в Георгиевском зале Большого Кремлевского дворца, а в гораздо большем по размеру Манеже — расположенном рядом с Кремлем здании, в царское время служившем школой верховой езды, а теперь являющемся выставочным залом.

Двухчасовая речь Путина была пронизана противоречиями, сочетающими крайний национализм с социальной демагогией, а также уступки либеральной оппозиции с объявлением о вступлении России в гонку ядерных вооружений с Соединенными Штатами (см. тж.: «В ответ на угрозы со стороны США российский президент Путин объявляет о новом витке гонки ядерных вооружений» [http://www.wsws.org/ru/articles/2018/03/06/puti-m06.html]).

Прежде чем перейти к словам о военном перевооружению России, на которых были сосредоточены все сообщения западных СМИ, Путин посвятил значительную часть своего выступления социальным и экономическим вопросам. Впервые Путин, который, как ожидается, 18 марта выиграет президентские выборы, представил нечто похожее на предвыборную программу.

Путин намеренно отказался признать существенное влияние санкций ЕС и США на российскую экономику. Он также ни разу не упомянул о ценах на экспорт газа и нефти, от которых в значительной степени зависит российская экономика и бюджет. Несмотря на то, что санкции и падение мировых цен на нефть, начиная с 2014-2016 годов, вызвали в России рецессию, из которой российская экономика еще далеко не полностью выбралась, Путин упомянул о кризисе и санкциях лишь единожды, да и то невзначай. Вместо рассмотрения этого вопроса он заявил: «В России сегодня, по сути, сформирована новая макроэкономическая реальность, с низкой инфляцией и общей устойчивостью экономики».

Выступая с речью, которая в своих заключительных частях была направлена на подготовку граждан России к возможной ядерной войне с Соединенными Штатами, Путин таким путем пытался умалить как степень социально-экономического кризиса в России, так и крайнюю зависимость страны от мирового рынка.

Говоря о социальном положении, Путин изложил причудливую смесь из грандиозных социальных обещаний и заявлений о том, что дела в стране идут хорошо; после чего он был вынужден с неохотой признать наличие острого социально-экономического кризиса в России.

Многие из этих обещаний напоминают те, которые Путин периодически давал на протяжении почти двадцати лет своего правления. Во всяком случае, сейчас демагогия стала еще более ярко выраженной. Путин предложил увеличить пенсии; направить масштабные государственные инвестиции на развитие крупных и малых городов, инфраструктуры улиц и железных дорог, находящихся в плачевном состоянии; на развитие жилищного фонда; а также существенно увеличить расходы на образование и систему здравоохранения. Это было сказано после почти двух десятилетия нахождения Путина на посту президента либо премьер-министра, во время которого были предприняты масштабные урезания почти во всех перечисленных секторах.

Практически каждое предписание, дававшееся Путиным новому правительству, сопровождалось фразой примерно такого рода: «Это будет очень сложная задача. Однако я уверен, что мы сможем ее решить». Он кратко упомянул о своих «майских указах» 2012 года, в которых был изложен ряд социальных ориентиров, в том числе требование приемлемого для жизни дохода для всех. По существу, Путин признал, что эти указы не были выполнены.

Этой длинной, но при этом поразительно невнятной и демагогической частью своей речи Путин, несомненно, выразил собственную реакцию на растущие настроения недовольства в рабочем классе. Всего несколько недель назад ряд преподавателей в Таганроге, ссылаясь на «майские указы» Путина, выступил с протестом против получаемой ими нищенской заработной платы. Один из подписавших протестное письмо преподавателей был немедленно уволен (см. тж.: «Заслуженный учитель России уволен после критики низких зарплат преподавателей» [http://www.wsws.org/ru/articles/2018/02/20/russ-f20.html]).

Вскоре после этого в Интернете медсестрой из Курганской области было размещено видео со стихотворением, в котором беспощадно критиковалось ужасное состояние российской социальной сферы в целом и системы здравоохранения в частности. Объясняя, почему ее все сильнее охватывает ностальгия по Советскому Союзу, медсестра продекламировала: «...Учу детей я Родину любить. Но вот за что — им объяснить не в силах. / До пенсии отец мой не дожил — кормил семью, не выдержал нагрузки. / И в пенсионный фонд всегда платил! Где его деньги?..» Стихотворное видеообращение было просмотрено сотнями тысяч человек.

После подробного рассмотрения всех тех социальных вопросов, которыми якобы займется его новое правительство, Путин анонсировал экономическую программу, которая де-факто удовлетворяет требования либеральной оппозиции и таких фигур, как Ксения Собчак, и неизбежно будет сопровождаться дальнейшими атаками на социальную сферу.

Он добавил: «Для того чтобы экономика заработала в полную силу, нам нужно кардинально улучшить деловой климат, обеспечить высочайший уровень предпринимательских свобод и конкуренции… Доля государства в экономике должна постепенно снижаться». Он также пообещал безжалостно бороться с попытками государства и правоохранительных органов вмешиваться в деятельность частного бизнеса.

В заключительной части своего выступления Путин неоднократно и продолжительно акцентировал внимание на том, что российское правительство предприняло все возможные усилия для ведения переговоров с Соединенными Штатами по таким вопросам, как система противоракетной обороны. «В какой-то момент мне показалось, что компромисс может быть найден, но нет. Все наши предложения, именно все наши предложения были отклонены».

Масштабное ядерное перевооружение, которое сейчас осуществляет российское правительство, является, как подчеркнул Путин, защитной мерой.

В ходе беспрецедентной демонстрации военной силы Путин рассказал о новых системах вооружений России и представил компьютерную модель ядерного удара по американскому штату Флорида. Подводя итог сказанному, он предупредил, что Россия будет рассматривать любое применение ядерного оружия какой угодно мощности против неё или её союзников как ядерное нападение, на которое «ответ будет мгновенным и со всеми вытекающими последствиями».

Он завершил свое выступление апелляцией к национализму, говоря, что Россия, «о которой мы вместе мечтаем», может быть создана и будет создана в XXI веке, и что «наши яркие победы» еще впереди.

Речь Путина выявила глубокий кризис российской олигархии. Если в 1990-х годах главный девиз нового слоя олигархов, разграблявших и разрушавших экономику, был après nous le déluge («после нас хоть потоп»), то теперь они оказались посреди потопа и не знают, как выбраться из него. С самого своего возникновения российская олигархия базировалась на разрушении советской экономики, жестокой эксплуатации рабочего класса, бешеной распродаже сырьевых ресурсов и экономической и политической зависимости от империализма. Однако ее экономическая база становится все более шаткой, недовольство среди рабочего класса растет, а американский империализм, который российские олигархи всегда считали своим вероятным союзником, в настоящее время открыто готовится к войне против России.

Единственный выход из этого кризиса олигархия видит в разжигании национализма, дополняемом масштабной программой перевооружения армии. В то же время она отчаянно пытается любой ценой договориться с американским империализмом. Для рабочего класса России и мира все это чревато огромной катастрофой.