Протесты против чиновников вспыхивают после пожара в Кемерово

Клара Вайс
3 апреля 2018 г.

Ужасающий пожар в кемеровском торгово-развлекательном центре «Зимняя вишня», произошедший в воскресенье, 25 марта, довел общественную и политическую напряженность в России до точки кипения.

Во вторник, 27 марта, несколько тысяч человек в Кемерово собрались на митинг протеста в центре города, требуя отставки местных властей. По всей стране люди возмущены очевидно преступным поведением, которое лежало в основе полного пренебрежения правилами пожарной безопасности в торговом центре, а также попыток чиновников скрыть масштабы катастрофы.

В торговом центре, принадлежащем миллиардеру Денису Штенгелову, не работали системы оповещения о пожаре и пожаротушения. Пожарные выходы были заблокированы, в то время как огонь и ядовитый дым заполняли здание. Люди вынуждены были пытаться спастись самостоятельно; некоторые выпрыгивали из окон, чтобы избежать смерти (см. тж.: «Не менее 64 человек погибло, среди которых много детей, в результате ужасающего пожара в торговом центре»).

Огонь охватил площадь более чем в тысячу квадратных метров, его не могли погасить в течение более полусуток. Ни один крупный местный чиновник не появился на месте трагедии в критический момент. Родители вынуждены были ждать более шести часов, прежде чем получили от полиции какую-либо информацию о своих детях, находившихся внутри горящего здания. Жители также сообщали, что полиция изымала телефоны у очевидцев, пытавшихся делать видеозаписи и фотографии пожара.

Трагедия породила мощный импульс солидарности среди местных жителей, которые оказали огромную посильную помощь: сотни человек добровольно сдали кровь для пострадавших, многие приносили продукты питания или иным образом помогали семьям погибших.

Причины пожара остаются невыясненными. Согласно официальной информации, в качестве наиболее вероятной причины рассматривается неисправность электропроводки. Это самая распространенная причина пожаров со смертельными исходами в России. Пять должностных лиц, включая директора торгового центра, арестованы. Следственный комитет выдвигает в их адрес обвинение в причинении смерти по неосторожности.

На данный момент остается подтвержденной гибель 64 человек, в том числе 41 ребенка. Только 25 тел опознаны. По словам чиновников, 69 человек были госпитализированы, а 38 человек все еще числятся пропавшими без вести. Примерно две трети из них составляют молодежь и дети до 18 лет, включая несколько детей до 5 лет.

Многие местные жители посчитали правдоподобными предположения, согласно которым погибло не меньше 200, а то и даже 300 человек, большинство из которых дети. Известно, что один школьный класс и несколько более крупных групп детей отправились в тот день развлекательный центр, чтобы посмотреть премьеру нового мультфильма, показ которого шел в одном из залов кинотеатра на четвертом этаже здания. Именно здесь начался пожар. Двери кинозала оказались заперты. Таким образом, в момент распространения пожара дети оказались в западне.

Во вторник, 27 марта, родственники сообщали, что пропавшими без вести считаются 85 человек, 70 процентов из которых дети. Несколько человек из составленного списка пропавших без вести — жители близлежащих городов и сел.

Существуют и другие свидетельства постоянного сокрытия информации со стороны государства. В понедельник, 26 марта, Следственный комитет, главный федеральный следственный орган России, подтвердил, что родственникам жертв было предложено подписать бумаги о неразглашении сведений, которые они могли получить во время следственных действий.

Во вторник, 27 марта, Путин прилетел в Кемерово, чтобы посетить в больнице некоторых из пострадавших, возложить цветы к мемориалу в память жертв пожара, а также публично отчитать и пожурить региональных чиновников. Это типичный образ действий российского президента в любой чрезвычайной ситуации, которая угрожает взрывом социальной напряженности в стране. Во время встречи с местными министрами, показанной по телевидению, Путин был вынужден признать очевидное, ворчливо заявив, что пожар был вызван «какой-то преступной халатностью». Он объявил среду, 28 марта, общенациональным днем траура и призвал население доверять только официальной информации о пожаре.

Губернатор Кемеровской области Аман Тулеев извинялся перед Путиным за трагедию «на нашей территории», а вовсе не перед кем-либо из пострадавших или родственников погибших. В некоторых эпизодах своего общения с Путиным, которые были вырезаны из официальной кремлевской стенограммы, он, по сообщениям СМИ, постоянно заявлял, что видит своей главной задачей недопущение демонстраций и протестов, провоцируемых пожаром. [Это сыграло свою роль в том, что в воскресенье, 1 апреля, он ушел в отставку].

Между тем, до 3 тысяч человек, в том числе многие родственники погибших и пострадавших, 27 марта собрались в центре города на Площади Советов перед городской администрацией, всего в нескольких метрах от места встречи Путина и Тулеева. По всей видимости, демонстрация была организована в основном родственниками жертв пожара.

В день пожара, 25 марта, Игорь Востриков, потерявший жену, сестру и троих детей в возрасте 2, 5 и 7 лет разместил в социальной сети «Вконтакте» объявление о митинге, в котором написал: «Моей семьи больше нет. Виноват правящий режим в моей стране. Каждый чиновник мечтает воровать, как Путин. Каждый государственный служащий относится к людям, как к грязи».

Во время акции протеста в Кемерово многие участники несли фотографии тех, кто погиб, либо числится пропавшим без вести. Под ними были подписи: «Коррупция убивает!», «В отставку!», «Кто виноват?», «Скажите правду» и т.д. Вскоре толпу окружили полицейские и сотрудники ОМОНа (спецподразделение Росгвардии), который печально известен своими насильственными репрессиями в отношении протестующих.

Ни Путин, ни губернатор Тулеев не осмелились обратиться к участникам протеста, среди которых прозвучали призывы как к встрече с ними, так и к их отставке. На митинге выступили только мэр Кемерово Илья Середюк, а также заместители губернатора Сергей Цвилев и Владимир Чернов.

Репортажи СМИ в первые дни после трагедии давали картину необычайно напряженной ситуации: люди постоянно бранились, кричали и освистывали местных чиновников, которые метались между осуждением протестующих, — Цвилев в какой-то момент обвинил Вострикова в использовании трагедии для «пиара», — и отчаянными попытками успокоить их.

Мэр Середюк согласился отправиться в морг вместе с протестующими, чтобы они могли лично удостовериться, что там находится менее 64 жертв пожара. Несмотря на это, сообщения как средств массовой информации, так и местных жителей позволяют по-прежнему предполагать, что количество погибших в официальных сводках значительно занижено.

Один из родственников жертв пожара сказал: «Мы точно знаем, что жертв больше... Вы видели, как пожар тушили? Они не тушили... Почему не было вертолётной техники?... Это всё из-за халатности и коррупции... Я хочу правды!»

Демонстрация, которая не была разрешена властями, продолжалась более десяти часов. Ближе к ее концу вице-губернатор Цвилиев встал на колени, чтобы просить у собравшихся прощения.

Другие стихийные траурные собрания, участниками которых стали тысячи человек, состоялись во вторник, 27 марта, в Москве и Санкт-Петербурге. Меньшие по масштабу траурные акции прошли в других российских городах, а также по всему миру.

Траурное мероприятие в Москве прошло в основном спокойно, однако и здесь выдвигались призывы к отставке Тулеева, звучали и требования отставки Путина. Циничным образом праволиберальный политик Алексей Навальный, — который, несмотря на свои социал-дарвинистские, антииммигрантские и крайне правые националистические взгляды, в последние годы активно пропагандируется западными СМИ, — вместе со своей женой присоединился к траурному мероприятию.

Со стороны Навального и других либеральных оппозиционеров предъявление обвинений правительству за кемеровский пожар и осуждение «коррупции» представляют собой полнейшее лицемерие. Именно та грабительская политика, которую либеральная оппозиция защищала и помогала осуществлять в 1990-х годах, создала условия для таких трагедий, как пожар в Кемерово. Поведение либералов формируется смесью страха перед более широким движением рабочего класса за пределами их контроля, а, с другой стороны, надеждами использовать народное недовольство для продвижения своей реакционной повестки дня и для усиления своего давления на Кремль.

Ситуация в Кемерово и в России в целом остается крайне напряженной. Количество просмотров видеороликов о протесте в Кемерово, размещенных на YouTube, всего за несколько часов достигло двух с половиной миллионов. В сотнях комментариев к видеозаписям и новостным сообщениям люди высказывают свое возмущение местными чиновниками и Кремлем.

Гнев по поводу кемеровской трагедии приобрел столь большой размах не в последнюю очередь вследствие того, что масштабный пожар, особенно ужасный в данном случае, не является уникальным событием в России. Рабочие в Кемерово и по всей стране понимают, что эта и другие катастрофы являются симптомом катастрофического и угрожающего жизни состояния российской инфраструктуры; с чем они и их семьи сталкиваются ежедневно.

За последние два десятилетия многочисленные пожары унесли в России жизни сотен человек. По данным Международной ассоциации спасательных и противопожарных служб, с 2014 года в результате пожаров в России, население которой составляет 140 миллионов человек, погибало в среднем 10 069 человек в год. В сравнении с этим в Соединенных Штатах с населением в 325 миллионов человек людские потери от пожаров за этот же период времени составили в среднем 3275 человек в год.

Российские трудящиеся, кроме того, сталкиваются с опасными условиями на рабочем месте. Ежегодное количество жертв в результате несчастных случаев и аварий на производстве достигает, по имеющимся данным, не менее 15 тысяч человек. Одна из таких трагических аварий произошла недалеко от Кемерово в 2010 году, когда в результате взрыва на шахте «Распадская» (крупнейшая угольная шахта в России) погиб 91 рабочий, а еще 99 горняков получили травмы.

Эти опасные для жизни условия не являются следствием одной лишь коррупции. Напротив, всепроникающая коррупция сама по себе является лишь симптомом того крайне уродливого и криминального состояния русского капитализма, каким он сложился в результате реставрации в конце 1980-х — начале 1990-х годов, проведенной руками сталинистской бюрократии. Реставрация капитализма не только не принесла «демократии», но и сопровождалась систематическим уничтожением производственных отношений и производительных сил, созданных Октябрьской революцией и десятилетиями героического труда советского рабочего класса. Этот процесс шел рука об руку с демонтажем культурной и социальной инфраструктуры, включая больницы, детские сады, школы, дворцы культуры и т.д.

В крупных промышленных городах вроде Кемерово, который был одним из центров шахтерских забастовок в СССР конца 1980-х годов, социальное опустошение оказалось особенно тяжелым.

Олигархии, возникшей в процессе этой оргии грабежа и социального разорения, а также стремившимся к обогащению мелким бизнесменам, было позволено нарушать любые нормы и запреты. В России правила безопасности на заводах, в школах и общественных местах постоянно и повсеместно игнорируются; при этом «бизнесмены» теснейшим образом связаны с местными властями.

В то время как Россия представляет собой особо мрачный пример, подобные же условия существуют и угрожают жизни рабочих во всем мире. Свидетельством тому стал пожар, произошедший прошлым летом в центре Лондона в здании Grenfell Tower, а также пожары на фабриках в Бангладеш, неоднократно возникавшие в последние годы. Повсюду жизнь и интересы трудящихся подчинены все более безрассудному и преступному поведению буржуазии, озабоченной лишь погоней за частными прибылями. Только объединенная и интернациональная по своему масштабу борьба рабочих против капиталистической системы способна предотвратить повторение таких смертоносных бедствий, как недавний ужасный пожар в Кемерово.