Пятьдесят лет вторжению войск Варшавского договора в Чехословакию

Часть 1: Возникновение деформированного рабочего государства в Чехословакии

Клара Вайс
13 сентября 2018 г.

Пятьдесят лет тому назад, в ночь с 20 на 21 августа 1968 года, около 165 тысяч солдат и 4600 танков четырех государств Варшавского договора — Советского Союза, Польши, Венгрии и Болгарии — в сопровождении военных советников из Восточной Германии вторглись в Чехословакию.

Советские танки в Чехословакии в 1968 году

Оккупация Чехословакии потрясла весь мир. Ставя целью подавить растущее народное движение рабочих и молодежи периода так называемой «Пражской весны», эта агрессия дискредитировала сталинистские режимы, которые в глазах миллионов людей во всем мире все еще ложным образом идентифицировались с социализмом.

Наряду с массовой всеобщей забастовкой во Франции в мае-июне вторжение в Чехословакию стало важнейшим событием того периода. Оно привело в движение политические и социальные процессы, которые на ряд десятилетий определили судьбу этой части мира.

Данная серия статей рассматривает причины кризиса 1968 года, его динамику, а также роль, сыгранную паблоизмом, который помог сталинистской бюрократии подавить оппозицию рабочего класса ее правлению.

Чехословакия была одним из нескольких деформированных рабочих государств, возникших в Восточной и Юго-Восточной Европе в 1948 году. Страна была разделена в конце сентября 1938 года в ходе печально известного «Мюнхенского сговора». «Демократические» империалисты — Великобритания и Франция — согласились тогда передать Гитлеру значительные территории пограничной с Германией Чехословакии — так называемую «Судетскую область». Весной 1939 года большая часть нынешней Чешской Республики была аннексирована Гитлером и присоединена к Третьему рейху. В оставшейся неоккупированной части, так называемой «Словацкой республике», правил крайне правый буржуазно-клерикальный (католический) режим Йозефа Тисо. Словакия присоединилась к нацистским усилиям по уничтожению местных евреев и антифашистов, а также помогала в войне против Советского Союза.

Раздел Чехословакии по условиям Мюнхенского сговора

К тому времени, когда Красная армия освободила Чехословакию в 1945 году, страна потеряла около 3,7 процентов своего довоенного населения. Эти потери были значительно меньше, чем в соседней Польше или Советском Союзе, но намного превосходили цифры потерь населения в большинстве западноевропейских стран, оккупированных нацистами.

Из довоенной еврейской общины, насчитывавшей около 255 тысяч человек, выжило только от 40 до 50 тысяч евреев. Было также уничтожено более 90 процентов восьмитысячного населения синти и рома (цыгане), жившего до войны в Чехословакии. На весь мир известен террористический акт эсесовцев, которые 10 июня 1942 года сожгли деревню Лидице в наказание за убийство вождя СС Рейнхарда Гейдриха бойцами чехословацкого движения сопротивления. Сотни людей, включая детей, были расстреляны на месте или отправлены в лагеря смерти.

Мемориал в Лидице в память об убитых детях

По оценкам историков, во время войны было убито 25 тысяч чехословацких коммунистов, ведших борьбу против фашистов. Нацистский режим обрек десятки тысяч рабочих на каторжный труд. Еще тысячи были ранены или депортированы. Суммарные материальные потери от войны оценивались в 4 миллиарда долларов.

И все же экономические последствия войны отличали Чехословакию от многих других стран Восточной Европы, где рабочий класс понес огромные потери в результате жестокой нацистской войны на уничтожение. В Моравии и Богемии, как и в Словакии, экономика была практически полностью отдана в распоряжение нацистской военной машине и пережила значительный промышленный рост в годы войны. К 1945 году промышленный рабочий класс был более многочисленным, чем когда-либо прежде.

Измена «демократических союзников» в Мюнхене в 1938 году и Вторая мировая война полностью дискредитировали как капитализм, так и буржуазную демократию. Как отмечал историк Кевин Макдермотт, «… было широко распространено убеждение, что правые партии и их “буржуазное” руководство сотрудничали с немцами во время оккупации» [1]. Кратко говоря, после войны в Чехословакии доминировали антикапиталистические и просоветские настроения.

Как и во всех странах, освобожденных Красной армией, в последние месяцы войны и сразу же по ее окончанию на сотнях и тысячах предприятий были созданы управляющие предприятиями рабочие советы. В Чехословакии фабрично-заводские советы пошли еще дальше: они не только защищали интересы рабочих и следили за процессом производства, но и отстраняли от работы сотрудников и чиновников, прежде служивших нацистам.

Сталинистская бюрократия в Советском Союзе выросла в условиях международной изоляции СССР в начале 1920-х годов. Она узурпировала власть рабочего класса, а ее кастовые социальные привилегии зависели от политического угнетения рабочего класса и предотвращения расширения Октябрьской революции в интернациональном масштабе. Режим Сталина был глубоко обеспокоен политической самостоятельностью и активностью чехословацкого пролетариата.

В отличие от большинства других стран Восточной Европы Красная армия покинула территорию Чехословакии уже в ноябре 1945 года. Однако посредством Коммунистической партии Чехословакии (КПЧ) и при поддержке со стороны профсоюзов и буржуазных деятелей московская бюрократия была в состоянии контролировать рабочий класс. Москве удалось поддержать свою политическую легитимность вследствие огромного авторитета Октябрьской революции 1917 года и благодаря героической борьбе Красной армии против ненавистного Вермахта.

Более того, сталинистская бюрократия действовала в условиях, когда троцкистское движение в Чехословакии и Восточной Европе в целом было практически уничтожено. Левая оппозиция, сформированная в 1923 году Львом Троцким, боролась со сталинской программой «социализма в одной стране» и выступала против все более диктаторских методов правления сталинской фракции внутри партии. После прихода Гитлера к власти в 1933 году, — к этому разрушительному поражению немецкий рабочий класс привела, прежде всего, политика сталинизированного Коминтерна, — Троцкий пришел к выводу, что сталинистские партии не могут быть реформированы, и что нужно строить новый Четвертый Интернационал. В сентябре 1938 года Четвертый Интернационал был основан в Париже.

В течение 1920-х и 1930-х годов борьба троцкистского движения находила мощную поддержку в чехословацком коммунистическом движении. Чехословацкая Левая оппозиция перевела на родной язык многие труды Троцкого и была важным связующим звеном между группами польских и немецких троцкистов.

Советская Левая оппозиция, насчитывавшая десятки тысяч человек, была почти полностью уничтожена Сталиным в годы Большого террора. Коммунистические партии Восточной и Юго-Восточной Европы также прошли через кровавые чистки; десятки тысяч коммунистов этих стран были убиты в 1936-41 годах. Среди оставшегося партийного руководства тон задавали чиновники, доказавшие свою преданность сталинизму в ходе этой беспрецедентной резни революционеров. Троцкистское движение в Чехословакии, как и в Польше, было почти полностью разрушено совокупным влиянием сталинистского и нацистского террора.

На протяжении большей части 1940-х годов официальная компартия (КПЧ) проводила курс на прямое классовое сотрудничество. Уже в 1943 году лидер КПЧ Клемент Готвальд, — возглавивший партию в 1929 году благодаря своей активности в безжалостной чистке сторонников Троцкого из рядов партии в середине 1920-х годов, — заключил соглашение с буржуазным правительством в Лондоне и его лидером Эдвардом Бенешем, ставшим «личным другом» Иосифа Сталина.

Клемент Готвальд, руководитель Коммунистической партии Чехословакии с 1929 года до своей смерти в 1953 году

После окончания войны Компартия, Бенеш, Социал-демократическая партия и ряд других буржуазных партий — как в чешских землях, так и в Словакии — договорились о создании правительства «Национального фронта». Бенеш стал президентом, а Готвальд — премьер-министром коалиционного правительства, в котором пять важных портфелей — внутренних дел, труда, сельского хозяйства, культуры и образования — получили представители КПЧ. Была провозглашена Третья чехословацкая республика, при этом ничто в деятельности Коммунистической партии не предвещало социалистической революции.

Популярность Коммунистической партии быстро росла. К марту 1946 года число членов партии взрывным образом увеличилось с примерно 25 тысяч до 1 миллиона. На парламентских выборах того года, признанных большинством наблюдателей честными, КПЧ получила 38% голосов и стала самой влиятельной партией в парламенте. В Богемии — центре угольной и автомобильной промышленности — партии отдали свои голоса 40% избирателей, в более сельскохозяйственной Словакии — 30%.

Однако только в условиях начала «холодной войны», спровоцированной Соединенными Штатами в 1947-1948 годах, Кремль перешел к крупномасштабным национализациям и установлению тотального политического контроля над государствами Восточной Европы. В феврале 1948 года, на фоне глубокого экономического кризиса, чехословацкие сталинисты взяли власть и инициировали широкомасштабную национализацию промышленности и сельского хозяйства.

Четвертый Интернационал характеризовал государства, возникшие к тому моменту в Восточной Европе, как «деформированные рабочие государства». В отличие от Советского Союза они не стали результатом победоносной социалистической революции рабочего класса. Они возникли на основе политического подавления стихийной борьбы рабочих масс руками сталинистской бюрократии.

Однако в той степени, в какой эти государства представляли собой расширение на Восточную Европу элементов социальных отношений, возникших в Советской России в 1917 году, их нужно было защищать от нападок империализма. Эта защита, утверждал Четвертый Интернационал, могла быть успешной только в случае проведения политической революции рабочего класса против сталинистских бюрократий в сознательном союзе с борьбой рабочих капиталистических стран по свержению капитализма. Возглавляемые сталинистами государства Восточной Европы во всех отношениях были неустойчивыми и исторически преходящими формированиями.

В ноябре 1949 года Четвертый Интернационал подчеркивал критическую роль, сыгранную сталинизмом в подавлении революционной борьбы рабочего класса:

«Оценку сталинизма нельзя давать на основе локальных результатов его политики; она должна вытекать из совокупности его действий на мировой арене. Когда мы берем во внимание состояние распада капитализма сегодня, спустя четыре года после окончания войны; когда мы смотрим на конкретную ситуацию 1943-45 годов, то не остается сомнения, что сталинизм в мировом масштабе явился решающим фактором в предотвращении внезапного и одновременного краха капиталистического порядка в Европе и Азии. В этом смысле “успехи” бюрократии в буферной зоне представляют собой, в лучшем случае, цену, которую империализм заплатил за услуги, предоставленные ему сталинизмом на мировой арене, — цена, которая будет все более ставиться под вопрос на следующей стадии».

«С всемирной точки зрения реформы, проведенные сталинистской бюрократией, в смысле ассимиляции буферной зоны с СССР, имеют несравненно меньший вес, нежели удары, нанесенные советской бюрократией, особенно ее действиями в буферной зоне, по сознанию мирового пролетариата, который она деморализует, дезориентирует и парализует своей политикой, делая его таким образом уязвимым перед империалистической кампанией подготовки к войне. Даже с точки зрения самого СССР поражение и деморализация мирового пролетариата, вызванные сталинизмом, представляют собой несравненно большую опасность, чем консолидация буферной зоны» [2].

Эта политическая оценка была полностью подтверждена в последующие годы и десятилетия. Преследуя реакционную и нежизнеспособную программу «социализма в одной стране», сталинистские бюрократии в каждой стране шли от одного кризиса к другому, на каждом шагу жестоко расправляясь с сопротивлением рабочего класса.

Как только деформированные рабочие государства были созданы, сталинисты развязали еще один раунд террора в СССР и «Восточном блоке», на этот раз внеся в него явный антисемитский подтекст и нацеливая удары на политически наиболее сознательные слои молодежи, рабочих и интеллигенции. Среди тех, кто оказался казнен или брошен в тюрьму, было несколько бывших левых оппозиционеров, которым удалось чудом пережить чистки 1930-х годов и войну, а также многие из их детей.

В Чехословакии чистки были особенно жестокими. В период с 1948 по 1954 год за политические преступления подверглись преследованиям 90 тысяч человек. Около 22 тысяч было отправлено в 107 трудовых лагерей. Более тысячи человек погибло в заключении и более 230 было казнено. В дополнение к этим политическим чисткам сталинистское правительство изгнало за границу миллионы этнических немцев и венгров, реакционно приписывая им коллективную вину за преступления фашизма. Этническая чистка сопровождалась националистической пропагандой, которая была направлена на подрыв классовой солидарности чешских, словацких, немецких и венгерских рабочих.

В ходе печально известного «процесса Сланского» в ноябре 1951 года генеральный секретарь сталинистской компартии Рудольф Сланский и 13 других партийных лидеров были обвинены в симпатиях к югославскому лидеру Тито. Бюрократия сознательно нагнетала атмосферу ядовитого национализма и антисемитизма, чтобы еще больше подорвать политическое сознание рабочего класса. (Одиннадцати из 14 обвиняемых поставили в вину их еврейское происхождение).

Рудольф Сланский на суде

Чистки были упреждающим действием бюрократии дл того, чтобы не допустить восстания рабочего класса. Эти опасения были более чем оправданны.

После смерти Иосифа Сталина в марте 1953 года сталинистские режимы оказались в состоянии глубокого кризиса. Первое в серии крупных рабочих восстаний против сталинистских бюрократий после смерти Сталина произошло в Пльзене, втором по величине городе Чехословакии, с 31 мая по 2 июня 1953 года. Около 17 тысяч рабочих автомобильного завода «Шкода» объявили забастовку, протестуя против экономических последствий денежной реформы, поглотившей всю их заработную плату. К рабочим вскоре присоединилось 2 тысячи студентов.

Стихийно сформированный революционный комитет штурмом захватил местную тюрьму и освободил сотни политических заключенных. Когда забастовки распространились на другие города, партия отправила против них армию, в результате чего погибло около 40 рабочих и было ранено еще 220 человек. Более 650 рабочих арестовали, а предполагаемый зачинщик восстания был казнен. Несмотря на жестокие репрессии, в Богемии и Моравии — чешских землях, граничащих с Германской Демократической Республикой (Восточная Германия) — еще неделю продолжалась забастовочная волна с участием около 360 тысяч рабочих [3].

Всего несколько дней спустя, 16 июня, началось гораздо более известное восстание рабочих в Восточной Германии. Оно было жестоко раздавлено советскими танками, — в результате погибло более 500 человек.

Советский танк в Восточном Берлине в июне 1953 года

Кризис сталинизма еще более усилился в 1956 году. Разоблачение наиболее ужасных преступлений Сталина в знаменитой «секретной речи» Никиты Хрущева на XX съезде КПСС в феврале этого года потрясло коммунистическое движение во всем мире и открыло период так называемой «оттепели» в Советском Союзе. В Венгрии в октябре 1956 года рабочие начали полномасштабное восстание против сталинистского режима, которое было подавлено советскими войсками. Было убито более 20 тысяч рабочих и молодых людей.

Несколько недель спустя рабочие восстали в Польше. Чтобы предотвратить аналогичный взрыв в Чехословакии, КПЧ начала серию массовых арестов. В период с октября по 5 ноября 1956 года по политическим причинам было арестовано около 665 человек, около половины из них было «синими воротничками». Описывая общий страх всех сталинистских режимов, один чешский рабочий сказал: «Жаль, что эти события не произошли одновременно. Сначала были волнения здесь, в Пльзене, затем в Польше, а теперь в Венгрии. Все было бы совсем по-другому, если бы мы вышли вместе» [4].

Продолжение следует.

Примечания:

[1] Kevin McDermott, Communist Czechoslovakia, 1945-89.

A Political and Social History, Palgrave 2015, p. 25.

[2] Quoted in David North, The Heritage We Defend. A Contribution to the History of the Fourth International, Mehring Books 2018, pp. 156-157.

[3] Ivan Pfaff, “Aufstand. ‘Weg mit der Partei!’” [Uprising. “Away with the Party!”] Die Zeit, May 22, 2003. https://www.zeit.de/2003/22/S_86_Vorspann_Pilsen.

[4] Quoted in: McDermott, 2015, pp. 97-98.