Семнадцатая годовщина атак 11 сентября 2001 года: От «войны с террором» к «конфликту с великими державами»

15 сентября 2018 г.

Спустя 17 лет после терактов 11 сентября 2001 года, — которые стали официальным предлогом для начала «войны с террором» и серии кровавых конфликтов, унесших жизни, по меньшей мере, миллиона человек, — Вашингтон стоит накануне нового масштабного наступления в Сирии в защиту сил, связанных с «Аль-Каидой».

В понедельник, 10 сентября, советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон, один из архитекторов вторжения в Ирак в 2003 году, заявил, что США активно готовятся к военному удару по войскам сирийского правительства. Предлогом станет атака в Сирии с использованием химического оружия, которая, по уверениям Пентагона, состоится в ближайшем будущем.

«Мы консультировались с англичанами и французами, которые присоединились к нам, когда мы наносили второй удар [против сирийского правительства в апреле этого года], и они также согласны с тем, что еще одно использование химического оружия приведет к гораздо более сильному ответу», — предупредил Болтон.

Вашингтон дает понять, что реагирует не на теперешнее поведение сирийского правительства, а на то, что, по словам Вашингтона, произойдет в будущем. Иначе говоря, речь идет про будущую «атаку химическим оружием» по заказу Пентагона.

Обвинения по адресу сирийского правительства являются лишь более наглыми и бесстыдными версиями предыдущих заявлений США об атаках химическим оружием в Хан-Шейхуне в 2017 году и в пригороде Дамаска Думе весной этого года, которые, согласно утверждениям ведущих журналистов-расследователей, были организованы, по всей видимости, исламистскими силами, контролируемыми ЦРУ.

Сфабрикованные предлоги, которые Вашингтон использует для оправдания вмешательства США, множатся без каких-либо вопросов в печатных и телевизионных СМИ США, как будто бы не имела место 15-летняя ложь администрации Буша об «оружии массового уничтожения» в Ираке.

Действительная мотивация для сфабрикованных обвинений ясна. Сирийское правительство, при помощи России и Ирана, открывает новое наступление, чтобы вернуть под свой контроль сирийскую провинцию Идлиб. Если эта операция удастся, — а провалить ее может лишь вмешательство США, — то чуть ли не вся страна окажется под фактическим контролем сирийского правительства. Это ознаменовало бы собой решающий провал длящихся семь лет усилий Соединенных Штатов, направленных на устранение режима Асада и ведущихся в союзе с исламистскими вооруженными формированиями.

Вашингтон не готов примириться с подобным поражением американского империализма, даже если это ведет к столкновению с союзниками Сирии в лице России и Ирана.

В субботу, 8 сентября, Пентагон направил контингент из ста морских пехотинцев для усиления американской базы в Сирии после того, как российские военные потребовали разрешить им атаковать позиции ИГИЛ вблизи этой базы.

Пентагон дал понять, что американские войска полностью готовы к тому, чтобы вступить в столкновение с российскими военными. «Соединенные Штаты не стремятся сражаться с русскими, — сказал представитель Пентагона. — Однако Соединенные Штаты, не колеблясь, применят необходимую и пропорциональную силу для защиты сил США, сил коалиции или наших партнеров».

С начала операции США по смене режима в Сирии в 2011 году ЦРУ и Пентагон вооружали и обучали исламистских ополченцев, связанных с «Аль-Каидой» и «Исламским государством». Эти формирования были использованы Соединенными Штатами в качестве ударных отрядов в попытке свергнуть сирийское правительство.

Теперь, спустя 17 лет после 11 сентября 2001 года, Вашингтон готовит новую войну для защиты боевиков, связанных с той самой организацией, которая совершила атаку на Всемирный торговый центр в Нью-Йорке.

Этот, казалось бы, ошеломительный кульбит выражает собой действительную природу так называемой «войны с террором». Оставляя в стороне до сих пор не ясные обстоятельства, связанные с терактами 11 сентября, кампания «войны с террором» с самого начала была нацелена на то, чтобы заставить общественное мнение подержать агрессивные войны, давно запланированные Вашингтоном.

На следующий день после терактов 11 сентября Мировой Социалистический Веб Сайт объяснял [https://www.wsws.org/ru/articles/2018/09/13/terr-s13.html], «что, с точки зрения американского правительства, крестовый поход против терроризма является главным образом пропагандистской кампанией для оправдания вооруженного насилия США во всем мире, нежели честной попыткой защитить американский народ».

Последующие события полностью подтвердили этот анализ. «Война с террором» послужила предлогом для возобновления империалистического неоколониализма в громадном масштабе: вторжение в Афганистан в 2001 году, вторжение в Ирак в 2003 году, войны по смене режима в Ливии и Сирии, секретные американские операции убийств и пыток в десятках стран всего мира.

Цель этого наступления была суммирована в секретном документе неоконсервативной стратегии, который цитирует журналист Сеймур Херш в своей последней книге. Документ гласит, что война в Ираке «начинает превращать США в гегемона Ближнего Востока. Сопутствующая причина войны состоит в том, чтобы заставить регион почувствовать своими костями всю серьезность намерений и решимости США». Все, кто сопротивляется американским целям на Ближнем Востоке, будут «бояться за свою жизнь: Pax Americana идет своей дорогой, и это подразумевает уничтожение врагов».

Конечной мишенью войн на Ближнем Востоке, начатых во имя «войны с террором», являются «великие державы» — Россия и Китай, а также бывшие «союзники» Америки в Евросоюзе. Контролируя сердце Евразии с ее жизненно важными энергетические и торговыми путями, Соединенные Штаты смогут восстановить свою геополитическую гегемонию военными средствами, несмотря на экономическое ослабление.

Но поскольку Соединенные Штаты все чаще полагаются на связанных с «Аль-Каидой» исламистских боевиков, — сначала в Ливии, затем в Сирии, — маскарад «войны с террором» приобретает все менее убедительный характер. Эта претензия фактически отброшена в сторону в последнем документе Пентагона, посвященном стратегии национальной обороны. Этот документ заявляет, что «стратегическая конкуренция между государствами, а не терроризм, является сейчас главным фокусом внимания национальной безопасности США».

Развивая эту тему, бывший заместитель директора ЦРУ Майкл Морелл отметил годовщину событий 11 сентября статьей в газете Washington Post под названием «Мы немедленно отреагировали на 9/11. Теперь нам нужно срочно отреагировать на проблему Китая».

Морелл утверждает, что США должны помешать Китаю «в его стремлении стать самой могущественной и влиятельной страной в мире». В статье Морелл нигде не объясняет, как и каким образом террористические атаки 11 сентября 2001 года связаны с Китаем.

Статья имеет смысл только в том случае, если рассматривать всю «войну с террором» как предлог для серии неоколониальных агрессивных войн на Ближнем Востоке, которые поставили США на путь столкновения с Китаем и Россией.

Пекин и Москва, со своей стороны, видят, что американские угрозы смертельно опасны. Россия предпринимает усилия по быстрому наращиванию своего ядерного арсенала. В настоящий момент проводятся крупнейшие военные учения за последние 37 лет с участием около 300 тысяч российских военнослужащих. В них впервые участвует существенный военный контингент из Китая.

Усилия США по усилению своих глобальных позиций военными средствами путем постоянно расширяющихся войн породили одну кровавую катастрофу за другой. Но Вашингтон, штаб-квартира глобального империализма, реагирует на каждую очередную катастрофу тем, что еще сильнее поднимает ставки. Хотя если этот курс может привести на грань войны с ядерной державой, Вашингтон ясно сигнализирует, что готов к таким последствиям.

Вулканическое извержение американского милитаризма во многом обусловлено соображениями внутреннего порядка. Борьба рабочего класса растет, также растет и аудитория социализма среди рабочих и молодежи. Правящая элита США видит в войне средство обеспечить «национальное единство», ввести цензуру в Интернете, поставить под контроль прессу и провести в жизнь другие диктаторские меры. Как отмечает Морелл, «национальное единство необходимо, поскольку Соединенные Штаты реагируют на многочисленные угрозы, в том числе на попытки России ослабить нас как внутри страны, так и за рубежом».

Пребывающая в кризисе администрация Трампа, со своей стороны, рассматривает войну как средство примириться со своими критиками из рядов Демократической партии и спецслужб. Борьба последних с действующей администрацией вращается вокруг требований о том, чтобы Трамп занял более агрессивную позицию в отношении роли России в Сирии.

Поскольку Соединенные Штаты стоят на грани решений, которые могут привести к обмену ударами с ядерной державой, весь политический истеблишмент США объединился на платформе поддержки военной эскалации. Это национальное единение включает в себя мелкобуржуазную «левую» периферию Демократической партии, в частности, Интернациональную социалистическую организацию (ISO), которая систематически выдвигала требование проводить более агрессивную политику смены режима в Сирии.

Антивоенное движение никогда не сможет вырасти на основе каких-либо фракций дряхлеющего и реакционного политического истеблишмента. Но оно должно вырасти и вырастет, опираясь на рабочий класс. В Соединенных Штатах и по всему миру рабочие вступают в серию жестоких классовых битв: учителя в штате Вашингтон, рабочие UPS по всей Америке, рабочие авиалиний в Европе. Мобилизуясь в ходе борьбы, рабочие должны видеть в противостоянии войне ведущую составную часть борьбы за социалистическое будущее.

Андре Деймон