Пятьдесят лет вторжению войск Варшавского договора в Чехословакию

Часть 4: Раскол с OCI и перерождение РРП

Клара Вайс
3 октября 2018 г.

Это заключительная часть серии из четырех статей. Части первая , вторая и третья были опубликованы, соответственно, 13, 18 и 24 сентября.

Активному вмешательству паблоистского Интернационального Секретариата (ИС) в ход событий в Восточной Европе в 1968-1985 годах сильно помог недостаток политической ясности относительно произошедшего в 1971 году раскола Международного Комитета Четвертого Интернационала (МКЧИ) со своей французской секцией, Организацией Коммунистов-Интернационалистов(Organization Communiste Internationaliste — OCI). Еще одним фактором, действовавшим в том же направлении, стало перерождение британской секции МКЧИ, Социалистической Рабочей Лиги (СРЛ — Socialist Labour League), которая в 1973 году была переименована в Рабочую революционную партию (РРП — Workers Revolutionary Party).

В условиях, когда многие секции Международного Комитета были, по существу, разрушены влиянием паблоизма, французская OCI была в 1960-е годы второй, после британской СРЛ, наиболее политически авторитетной секцией МКЧИ. После беспринципного воссоединения американской секции МК, Социалистической рабочей партии (СРП — Socialist Workers Party), с паблоистами в 1963 году британская СРЛ с Джерри Хили во главе взяла на себя инициативу по защите преемственности троцкизма и строительству секций Международного Комитета на Шри-Ланке и в Соединенных Штатах (1960-е годы), а затем в Австралии и Германии (начало 1970-х годов).

В рамках разделения труда в Международном Комитете французская OCI несла основную ответственность за сотрудничество с венгерской группой сторонников, возглавляемой Мишелем Варгой (Michel Varga). Она также курировала политическую работу в Центральной и Восточной Европе в целом, включая Западную и Восточную Германию.

Первые разногласия между СРЛ и OCI обнаружились еще в 1966 году. Вскоре стало ясно, что они имеют принципиальный характер. На третьем Конгрессе МКЧИ в апреле 1966 года OCI взяла курс на сближение с группами, которые открыто отвергали борьбу с паблоизмом в качестве необходимой основы для сохранения исторической преемственности Четвертого Интернационала.

Хотя OCI и поддержала СРЛ в борьбе с этими группами, французская организация настаивала на том, чтобы включить в основную резолюцию формулировку, согласно которой Четвертый Интернационал должен быть «реконструирован». Подобная формулировка предполагала, что ревизионистские силы сумели успешно уничтожить Четвертый Интернационал. Через год, в мае 1967 года, OCI открыто поставила под вопрос роль МКЧИ как руководства движением, продолжающим традиции Четвертого Интернационала, заявив: «Международный Комитет не является руководством Четвертого Интернационала… МК является движущей силой в деле восстановления Четвертого Интернационала» [1].

Социалистическая Рабочая Лига резко возразила на это:

«Большой ошибкой является рассматривать длительную борьбу против паблоистского ревизионизма в качестве досадного пробела, как пятнадцать или двадцать потерянных лет в истории нашего движения; предполагая, что атака паблоистов сумела отвлечь кадры британской и французской секций от основных задач по строительству партии. Эта ошибка проистекает из непонимания революционной преемственности и связанной с этим теории, согласно которой Четвертый Интернационал оказался мертв после 1952 года. Напротив, живая борьба против паблоизма и подготовка кадров и партий на основе этой борьбы составляли жизнь Четвертого Интернационала в течение этого периода. Эта борьба содержит наиболее важные уроки прошедшего периода. Если французские товарищи сознательно не начнут строить свою работу на основе этой теоретической борьбы, они тяжко поплатятся за это» [2].

Джерри Хили, лидер британской СРЛ и РРП

Это предупреждение со стороны СРЛ было полностью подтверждено событиями. Когда во Франции менее чем через год развилась революционная ситуация, OCI — хотя и сумела быстро рекрутировать в свои ряды десятки тысяч членов, — отказалась от сознательной борьбы по построению французской секции МКЧИ в качестве революционного руководства рабочего класса — в противовес сталинистской и профсоюзной бюрократии (см.: «1968: Всеобщая забастовка и восстание студентов во Франции»).

Центризм OCI также нашел выражение в линии, проводившейся Международным Комитетом в Восточной Европе. Заявление МКЧИ о событиях в Чехословакии 1968 года делало определенные уступки центристским тенденциям OCI. Правильно связав кризис сталинизма с кризисом империализма и выдвигая лозунг Соединенных Социалистических Штатов Европы, заявление МКЧИ провозглашало, что «политическая революция» более или менее спонтанно совершилась в Чехословакии во время «Пражской весны». Более того, в заявлении содержался призыв к «восстановлению Четвертого Интернационала», но отсутствовал призыв к созданию чехословацкой секции МКЧИ [3].

В 1971 году OCI пригласила представителей центристской ПОУМ, несшей ответственность за поражение испанского пролетариата в Гражданской войне 1936-1939 годов, а также финансируемую ЦРУ организацию (Национальную студенческую ассоциацию США) на свое молодежное мероприятие в немецком Эссене. В Боливии OCI поддержала действия Partido Obrero Revolucionario (POR) под руководством Дж. Лоры (G. Lora). Эта организация присоединилась к линии Пабло в 1953 году и с тех пор сотрудничала с буржуазными националистами, включая военный режим генерала Торреса, который был свергнут в ходе военного переворота 1971 года.

Во всех крупных конфликтах с британской СРЛ венгерская группа под руководством Варги поддерживала французскую OCI. В ноябре 1971 года большинство МКЧИ, возглавляемое СРЛ, объявило о расколе с OCI, которую МКЧИ справедливо критиковал за центризм. Французская OCI вскоре превратилась в важнейшую опору буржуазного правления во Франции благодаря своему участию в создании Социалистической партии Франции.

Пьер Ламбер, лидер французской OCI

Раскол с OCI был проведен без прояснения основных политических вопросов. Более того, МКЧИ даже не попытался обратиться к рядовым членам OCI с призывом поддержать МК против оппортунистического руководства Ламбера. Вместо этого руководство СРЛ резко ограничило дискуссию рамками обсуждения разногласий по поводу важности метода диалектического материализма, настаивая на том, что именно этот вопрос был главной причиной раскола.

Как отмечал МКЧИ в своем документе 1986 года под названием Как РРП предала троцкизм (How the WRP Betrayed Trotskyism):

«… Разрыв с OCI был осуществлен с политической поспешностью, которая привела к путанице, сыгравшей на руку французским центристам… СРЛ могла справедливо указывать на серьезные ошибки, которые OCI совершила во Франции в 1968-69 годах. Но проблема заключалась в том, что эти разногласия не обсуждались в МКЧИ до самого момента раскола. Более того, критика по адресу OCI остановилась, даже не дойдя до стадии разработки, — на основе марксистского анализа политического воздержания OCI, — конкретной революционной перспективы для французского пролетариата… Несмотря на стратегическое значение Франции в развитии мировой социалистической революции, вся работа над перспективами МКЧИ в отношении этой страны была свернута после того, как раскол состоялся. Таким образом, несмотря на глубокие исторические связи троцкистского движения с пролетариатом этой страны, — политические события которой были предметом ряда важнейших трудов Троцкого, — СРЛ просто-напросто отвернулась от французского рабочего класса».

Критика, которую СРЛ высказывала в отношении OCI, особенно в 1967 году, была совершенно правильной. Основной целью в момент раскола должно было стать развитие этой критики, особенно в связи с линией OCI в 1968 году. Необходимо было также вести борьбу за правильную линию внутри МКЧИ как во Франции, так и на международном уровне, включая венгерскую группу и другие контакты в Восточной Европе, которые, в конечном итоге, порвали с Международным Комитетом вместе с OCI.

Серьезный обзор политического приспособления OCI к оппортунизму должен был бы включать в себя тщательный анализ не только линии OCI во Франции и Боливии, но и в Восточной Европе. Это сопровождалось бы оживлением и углублением дискуссии о характере сталинизма и природе деформированных рабочих государств в Восточной Европе, а также о задачах Четвертого Интернационала, как они сформировались с началом борьбы против паблоизма.

Такая дискуссия в рамках МКЧИ внесла бы огромный вклад в политическое прояснение проблем, стоящих перед рабочим классом всей Европы. Это сориентировало бы МК на агрессивное вмешательство в ход событий в Восточной Европе и СССР на протяжении 1970-х и 1980-х годов, то есть задолго до окончательного кризиса сталинизма в 1985-1991 годах.

Тот факт, что раскол не был проведен подобным образом, отражал тенденцию приспособления к центристскому давлению внутри руководства самой британской СРЛ. Партия все больше отворачивалась от своих международных обязательств и вместо этого сосредоточивалась на работе в Британии, где радикализация рабочих и молодежи в 1968 году и в последующий период позволила организации быстро расти.

В 1973 году СРЛ реорганизовала себя, создав новую партию — Рабочую революционную партию, не предварив это действие какими-либо международными обсуждениями и проведя его, по сути, на центристской основе. В последующее десятилетие РРП быстро шла по пути приспособления к мелкобуржуазным и националистическим силам в Великобритании и на Ближнем Востоке, а также к сталинистской бюрократии в СССР. Она фактически отказалась от прямого участия в событиях в Восточной Европе и от конкретного их анализа. В результате она фактически оставила поле боя паблоистам, которые в своих политических интервенциях в Восточную Европу действовали, прежде всего, из Франции и Западной Германии.

Когда в Польше в конце 1970-х и начале 1980-х годов вспыхнула массовая рабочая борьба, пресса РРП уделяла ей меньше внимания, чем своей кампании в защиту сталинистской газеты в Британии. В 1985 году РРП открыто объявила о поддержке капиталистической реставрационной политики горбачевской «перестройки».

Между тем, венгерская группа Варги, оставшаяся вместе с французской OCI в момент раскола с МКЧИ, к началу 1980-х годов установила связи с паблоистской группой Петра Уля в Чехословакии. Совершив полный разворот, Клифф Слотер, — один из руководителей РРП, порвавший с МКЧИ в 1986 году, — в 1994 году объединился с Варгой, выступив за военную интервенцию [Запада] и поддержав крайне правых хорватских националистов во время распада Югославии (см.: «Марксизм, оппортунизм и Балканский кризис»).

Деятельность паблоизма в Восточной Европе и СССР сыграла ключевую роль в том, что позволила сталинистской бюрократии разрешить свой смертельный кризис в конце 1980-х годов в своих собственных интересах — путем восстановления капитализма и превращения самой себя в составной элемент нового правящего класса. Югославия развалилась на небольшие конкурирующие национальные государства. Практически то же самое произошло с Советским Союзом

Чтобы понять долгосрочные последствия влияния паблоизма, нужно посмотреть не только на ключевую роль, которую паблоисты сыграли в ходе капиталистической реставрации. Нужно также обратить внимание на то, какой мощной была реакция рабочих и представителей интеллигенции на усилия МКЧИ по развитию своей политической работы в Восточной Европе и СССР после раскола с РРП в 1985-1986 годах.

Сразу же распознав в «перестройке» движение бюрократии в сторону капиталистической реставрации и увидев в ней проявление глубокого кризиса империализма, МКЧИ начал развивать политическую активность в Восточной Германии, Чехословакии и СССР, стремясь создать секции троцкистского движения и мобилизовать рабочих для развития своего собственного, социалистического ответа на кризис сталинизма. В Восточной Германии немецкая секция МК, Союз Социалистических Рабочих (BSA), распространила тысячи листовок, выступавших за политическую революцию против сталинистской бюрократии, за совместную борьбу рабочих Восточной и Западной Европы за социализм.

В СССР Дэвид Норт, национальный секретарь Рабочей Лиги США и ведущий член МКЧИ, неоднократно выступал в университетах и других местах, давая троцкистский анализ кризиса в Советском Союзе. Впервые за многие десятилетия троцкистское движение смогло опубликовать русские переводы своих теоретических работ в Бюллетене Четвертого Интернационала. На Украине возникла значительная группа сторонников, выразивших политическое согласие с этим анализом.

В России Международному Комитету удалось установить контакт с социологом и историком Вадимом Роговиным. Родившийся в 1937 году, Роговин еще в 1950-е годы сумел познакомиться с документами Левой оппозиции и, по его собственному признанию, всю свою жизнь мечтал написать историю Левой оппозиции. Благодаря своему знакомству с МКЧИ он всего за несколько лет смог написать свою семитомную историю, ведя при этом борьбу со смертельным раковым заболеванием. Сотрудничество МКЧИ с Роговиным стало важнейшей составной частью борьбы по защите исторической правды и против постсоветской школы исторических фальсификаций.

Вадим Захарович Роговин

Нет никаких сомнений насчет того, какую историческую роль сыграл, а, вернее, какое историческое преступление совершил паблоизм в СССР и в странах бывшего «советского блока». Паблоизм помешал тем, кто, подобно Роговину, воплощал лучшие традиции советского и восточноевропейского рабочего класса и интеллигенции, установить контакт с МКЧИ и принять участие в построении троцкистского движения.

Сегодня, в условиях глубочайшего кризиса мировой капиталистической системы, когда поднимают голову крайне правые силы и растет опасность новой мировой войны, еще более важно, чем когда-либо, свести окончательные политические счёты со сталинизмом и паблоизмом. Международный Комитет Четвертого Интернационала является единственной силой, которая обладает исторической легитимностью, позволяющей ему претендовать на роль руководства рабочего класса. Рабочие и представители интеллигенции должны сделать для себя важнейший политический вывод из преступлений сталинизма и паблоизма: центральная задача состоит в построении секций МКЧИ в Восточной Европе и бывшем СССР для руководства борьбой за революционный социализм — как в своих собственных странах, так и во всем мире.

Конец.

Примечания:

[1] “Statement by the OCI,” May 1967, in Trotskyism vs. Revisionism, Vol. 5, p. 95.

[2] “Reply to the OCI by the Central Committee of the SLL,” June 19, 1967, in Trotskyism vs. Revisionism, Vol. 5, p. 114 (курсив в оригинале).

[3] “Imperialism and the Soviet Bureaucracy in Crisis: Political Revolution in Czechoslovakia,” Statement by the International Committee of the Fourth International, October 21, 1968, in Fourth International, Winter 1968/1969, pp. 92-114.