World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

  МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Балканский кризис

(Версия для распечатки)

Почему НАТО воюет с Югославией? Власть над миром, нефть и золото

Заявление редакции МСВС

5 июля 1999 г.

Нижеследующий документ был опубликован на англоязычной странице Мирового Социалистического Веб Сайта 24 мая 1999 г.

С 24 марта 1999 года вооруженные силы НАТО, возглавляемые Соединенными Штатами, подвергают Югославию опустошительным бомбардировкам. Совершив более 15 тысяч самолетовылетов, НАТО разрушает югославские города и деревни, наносит удары по заводам, больницам, школам, мостам, хранилищам топлива и правительственным зданиям. Тысячи людей погибли и были ранены, в том числе пассажиры поездов и автобусов и рабочие телевизионных студий и ретрансляторов. Также были нанесены удары по гражданским жилым кварталам как в Сербии, так и в Косово.

Мало что было сказано теми, кто планировал и начинал эту войну, о долговременных последствиях для Югославии, всех Балкан и Восточной Европы в целом. Большая часть промышленной и социальной инфраструктуры, развитой Югославией со времени окончания Второй мировой войны, лежит в руинах. Река Дунай, жизненно важная экономическая артерия для большей части Центральной Европы, не судоходна. В Сербии основные условия современной цивилизации - электричество, вода, санитария - неоднократно подвергались ударам. Как и в Ираке, полная величина разрушений, причиненных американскими, британскими и французскими бомбами, станет ясной только тогда, когда война закончится и начнут поступать сообщения о ненормальном уровне смертности, особенно среди молодежи.

Заявления о геноциде

НАТО и средства массовой информации оправдывают нападение на Югославию как гуманитарную акцию, направленную на прекращение репрессий против этнических албанцев в Косово. Неуклюжий и циничный характер пропагандистской кампании, которая сопровождала бомбардировки, своеобразно отражает явные противоречия в натовской защите войны. Грубая демонизация югославского президента Милошевича, бурно расходящиеся заявления о массовых убийствах сербами косовских албанцев, бесконечные заявления о "геноциде" и прокрутка кадров страдающих беженцев по телевидению направлены не столько на то, чтобы убедить силой доказательства, сколько преодолеть сопротивление, заставить привыкнуть и устрашить общественность. "Оппозиция по отношению к НАТО означает поддержку насильственного изгнания и массовых убийств албанцев!", - заявляют официальные политики и мудрецы из средств массовой информации.

Мобилизуя общественное мнение на поддержку бомбардировки Ирака, администрация Клинтона бесконечно повторяла фразу "оружие массового поражения". Только ежедневными ударами по Ираку, заявляла администрация Клинтона, можно спасти мир от скрытого арсенала отравляющих газов, биологического и химического оружия. В войне против Югославии "оружие массового поражения" заменено более сильной и запоминающейся мантрой "этнические чистки". Основная ценность этой фразы заключается в том, что она вызывает в воображении образ нацистской Германии. "Этническая чистка" в Косово подается НАТО как версия Холокоста девяностых годов.

Это сравнение столь же является вводящим в заблуждение и исторически ложным, сколь и грязным. Холокост представлял из себя облаву, устроенную на миллионы евреев по всей оккупированной и контролируемой нацистами Европе, и транспортировку их в лагеря смерти, которые были настоящими конвейерами массового убийства.

Шесть миллионов беззащитных евреев были убиты нацистами. Это сопоставляется с приблизительно двумя тысячами людей, которые были убиты в Косово за последний год. (Следует добавить, что недавние заявления о том, будто 250 тысяч албанских мужчин были убиты, являются злостными фальсификациями, противоречащими свидетельствам непосредственных очевидцев, опубликованным в западных газетах.)

Даже в том случае, если общее число убитых в Косово будет удвоено, погибших все еще будет меньше, даже принимая во внимание различия в количестве населения, чем во многих подобных конфликтах, происходящих во всем мире (например, на Шри Ланке или в Турции). Это сравнение не является аргументом в пользу безразличия к происходящим в Косово бедствиям. Однако оно обнажает чрезвычайно ложный характер заявлений, которые использованы НАТО для оправдания своей полномасштабной бомбардировки Югославии.

Необходимо сделать следующее замечание о контексте, в котором осуществляется насилие в Косово. Оно началось в 1998 году, когда разразилась гражданская война между албанской националистической и сепаратистской Армией Освобождения Косово (АОК) и югославским правительством, которое стремилось сохранить контроль над этой областью.

Международный Комитет Четвертого Интернационала, издающий Международный Социалистический Веб Сайт, противостоит всем формам национального шовинизма. Мы не выступаем в защиту реакционного национализма белградского режима. Однако было бы вопиющей фальсификацией политической действительности заявлять, что год ограниченного насилия, который предшествовал нападению НАТО, был исключительно делом рук сербов. АОК, финансируемая за счет продажи наркотиков и пользующаяся закулисной поддержкой советников ЦРУ, проводила собственную кампанию террора против сербских гражданских лиц.

Немалая степень лицемерия отравляет позицию НАТО - защитника этнического албанского меньшинства от сербских репрессий. Рассмотрим примеры стран-членов НАТО, которые проводили еще более широкие кампании "этнических чисток".

Двести тысяч сербов были изгнаны из Хорватии в 1995 году при поддержке США. (Хорватия с тех пор стала союзником США и одним из плацдармов НАТО в войне против Сербии). За последние пятнадцать лет более миллиона курдов было выселено из своих деревень в Турции при поддержке США, включая американские тяжелые вооружения. Между тем Турция остается членом НАТО и участвует в бомбардировке Югославии.

В грубом обращении с албанским населением Сербия идет далеко позади от тех зверств, которые учиняли французы в Алжире или Соединенные Штаты во Вьетнаме.

Если того требовали политические условия, средства массовой информации США могли представить израильское подавление интифады в 1987-1991 годах или массовые убийства в Бейруте, осуществленные в 1982 году при содействии израильского государства, в не менее возбуждающих выражениях, чем события последнего года в Косово.

При оценке заявления об "этнических чистках" следует также помнить, что ведущие мировые державы многократно ссылались на этнические конфликты как на оправдание для империалистического вмешательства, ведущего к катастрофе. Позвольте напомнить, что один из самых ужасных эпизодов двадцатого века произошел в 1947 году, когда Британия, ссылаясь на столкновения между индусами и мусульманами, организовала учреждение государства Пакистан. Насилие, которое последовало за этим отделением, привело к гибели одного миллиона человек и обратило в бегство двенадцать миллионов.

Также и в Югославии империалистическая интервенция оказала объективное воздействие на расширение масштаба межобщинного насилия и увеличение вероятности, что оно распространится на соседние страны.

Исход из Косово: кто несет ответственность?

Теперь НАТО говорит, что главной целью ее нападения является возвращение около 800 тысяч этнических албанцев-беженцев в свои дома в Косово. Здесь цинизм достигает новых высот.

Честное рассмотрение хода событий, которые привели к кризису беженцев, опровергает заявления НАТО. Массовое бегство началось не до, а после 24 марта. В речи Клинтона в тот день, в который он давал официальное объяснение войны, говорилось почти исключительно о предотвращении массового исхода. Фактически он указывал на опасность того, что без ударов НАТО количество беженцев может увеличиться до "десятков тысяч".

Что же произошло на самом деле? Бомбардировки, разрушающие в не малой степени Косово и терроризирующие его жителей, привели к новому обострению столкновений между силами Белграда и АОК. И не десятки, а сотни тысяч людей превратились в беженцев.

Ни одно из этих следствий не является непреднамеренным. Державы НАТО надеялись, что воздушные атаки помогут АОК вытеснить сербские силы, во многом таким же образом, как авиаудары в 1995 году в Боснии помогли хорватским и мусульманским силам продолжить наступление и выбить сербов.

Что касается самих беженцев, то их использовали циничным образом. Стоило косовским албанцам стать беженцами из-за бомбардировок, как НАТО использовала их положение для завоевания общественной поддержки на сторону войны, в то же время оказывая только самую минимальную помощь их временным лагерям, в которых условия стали столь отвратительными, что в них разразились беспорядки. Даже тогда только относительно малое количество беженцев было допущено в западные страны.

Некоторые военные руководители НАТО признали (хотя их заявления по большей части не предавались гласности), что уменьшение населения Косово им на руку, так как развязывает им руки для начала ковровых бомбардировок и подготовки наземного вторжения в эту область.

Следует задать логичный вопрос относительно возвращения беженцев: Возвращение куда? Какая часть косовских домов, рабочих мест, дорог, мостов и водопроводов оказалась не разбомбленной НАТО?

Политическая функция пропаганды

"Цель пропагандиста, - писал Олдос Хаксли в 1937 году, - состоит в том, чтобы одна часть людей забыла, что определенные другие части людей являются людьми". В этой войне демонизация сербов была вызвана масштабом насилия НАТО против югославского народа.

К началу лета число убитых НАТО превзойдет число убитых сербским правительством и АОК, которое предшествовало интервенции альянса в Косово. До 24 марта большинство оценок давало около двух тысяч человек в качестве общего числа убитых в Косово в течение одного года гражданской войны. С 24 марта число сербов и этнических албанцев, убитых НАТО, значительно превысило одну тысячу человек.

Разумеется, НАТО только делает "ошибки", в то время как Сербия осуществляет "зверства". Вообще говоря, каждое новое заявление НАТО о сербских грабежах и убийствах быстро следует по пятам самых последних доказательств гибели гражданских лиц от бомб НАТО. На любое предположение, что лекарство НАТО хуже, чем сама болезнь, представители альянса все более пронзительно кричат: "Неужели действительный враг забыт"?

Это интересный вопрос. Кажется, что понятие "враг" быстро увеличивается в размерах. Первоначально заявлялось, что страдания и гибель албанцев являются исключительно виной режима Милошевича. Однако в последние дни в пропагандистской войне появился более злобный мотив: следует считать виновным все сербское население.

Согласно этой новой линии, сербский народ стал испорченным, органически безразличным к страданиям косовских албанцев и одержимым почти непостижимым чувством преследования. Согласно большинству натовских пропагандистов, средством от этой болезни является наземное вторжение, захват Белграда и длительная оккупация. Это подается, оживляя терминологию колониализма девятнадцатого века, в качестве "цивилизаторской" миссии.

Империалистическая война

Пропаганда требует упрощения. Она требует, чтобы сложности большого политического конфликта оставлялись в стороне, и общественное мнение оказывалось перед веским вопросом, который предусматривает только один ответ. В этой войне этот вопрос таков: "Разве не следует остановить этническую чистку"?

Такое упрощение позволяет средствам информации изображать агрессором именно Югославию, а не НАТО. Альянс, а полном несоответствии с действительностью, представлен в качестве стороны, ведущей в сущности оборонительную войну во имя косовских албанцев.

Чтобы определить природу данной войны, ее прогрессивный или реакционный характер, требуется не выборочное расследование зверств, которые имеют место во всех войнах, а, напротив, анализ классовых структур, экономических оснований и международной роли государств, которые в ней участвуют. С этой решающей точки зрения данная война, которую ведет НАТО, является империалистической военной агрессией против Югославии.

США и европейские державы, которые составляют ядро НАТО, представляют собой самые развитые капиталистические державы земного шара. Внутри каждой из этих стран государственная политика выражает интересы финансового капитала, основанного на ведущих транснациональных корпорациях и финансовых институтов. Длительное существование правящего класса в этих странах связано с распространением капитализма во всем мире.

Как научное понятие империализм означает определенную историческую стадию в развитии капитализма как мировой капиталистической системы. Он выражает фундаментальные объективные тенденции в капитализме как он развился к концу девятнадцатого и началу двадцатого столетия. Самые важные из них следующие: подавление свободной конкуренции с ростом огромных монополистических предпринимательских концернов, возрастающее господство гигантских банковских институтов (финансового капитала) над мировым рынком, стремление монополистического и финансового капитала в странах, где капитализм развился наиболее сильно (Европа, Северная Америка, Япония), распространиться за пределы национальных границ и получить доступ к рынкам, сырью и новым источникам рабочей силы по всему миру.

Империализм обладает грабительским и паразитическим характером по отношению к менее развитым странам. Посредством своей финансовой гегемонии, используя в качестве проводника своего влияния мощные финансовые институты, такие как Международный Валютный Фонд и Всемирный Банк, империализм оказывается в состоянии диктовать политическую линию более слабым странам, которые полагаются на его кредиты. Посредством своего господства на мировом рынке империалистические державы снижают цены на сырье и держат более слабые страны в нищете. Чем больше эти страны берут в долг, тем более нуждающимися и зависимыми они становятся.

В конце концов, над более слабыми странами нависает вездесущая угроза бомбардировок. Следует ли их восхвалять как "становящиеся демократии" или демонизировать как "злобные государства", в конечном счете зависит от того, какое место они занимают в разворачивающихся стратегических планах мирового империализма. Таким образом, Ирак, поддерживаемый США в его войне против Ирана в течение восьмидесятых годов, стал объектом нападения, когда он стал поперек дороги планам усилить власть Америки над нефтяными запасами Ближнего Востока.

То же верно и в отношении Сербии. В восьмидесятых годах Вашингтон смотрел с благосклонностью на Милошевича в той степени, в какой он начинал рыночную политическую линию и демонтировал государственную промышленность в Югославии. В девяностых годах правила игры изменились, и Сербия стала источником постоянного раздражения для империалистических концернов. Милошевич присоединился к Саддаму Хусейну в империалистическом списке "самых разыскиваемых для наказания". Отношение империализма к любой данной стране или руководителю может внезапно измениться, потому что, как говорил премьер-министр Пальмерстон о Британской империи, она не имеет ни постоянных друзей, ни постоянных врагов, у нее есть только постоянные интересы.

Югославия является не империалистической державой, а, напротив, маленькой, относительно отсталой страной, которая в течение девяностых годов была ослаблена отделением четырех из ее шести бывших республик. Разумеется, роль Милошевича в этом процессе была довольно реакционной. Его использование сербского национализма вряд ли могло противостоять шовинистической политике Туджмана в Хорватии, Изетбеговича в Боснии и Кучана в Словении. Однако Милошевич никоим образом не был подстрекателем этого процесса. Скорее он приспособлялся, подобно многим другим бывшим сталинистским подлецам в Восточной Европе, к центробежным социальным тенденциям, развязанным восстановлением рыночной экономики.

В этом процессе империалистические державы играли главную роль, требуя разрушения национализированной промышленности и введения политики жесткой экономии, которая обостряла развитие этнической напряженности. Экономическое давление, оказанное на Югославию, создало объективные основы для роспуска этого объединенного балканского государства. С 1991 года развал Югославии был обеспечен политическим вмешательством ведущих держав. Хотя насильственный результат разложения Югославии был предсказуем, данный раскол поощрялся Германией, которая внезапно признала независимость Хорватии и Словении в 1991 году, и США, которые еще более опрометчиво одобрили отделение Боснии в 1992 году.

Более того, Югославия не является капиталистической страной даже регионального масштаба. В ней нет транснациональных объединений. Югославский финансовый капитал не играет значительной роли за границами страны. В той степени, в какой можно говорить о сербской буржуазии, она только сейчас возникает из слоев, близких Милошевичу, которые обогатились посредством захвата государственной собственности в процессе демонтажа Югославии.

Сравнения Сербии с нацистской Германией, а Милошевича с Гитлером являются соединением невежества и обмана. Научный политический анализ состоит не в навешивании ярлыков. Превращение австрийского капрала, обладающего громким голосом и усами Чарли Чаплина, в самое чудовищное воплощение мировой реакции зависело от определенных объективных предпосылок, а именно, огромных ресурсов немецкой промышленности. Гитлер был вождем агрессивной империалистической державы, которая стремилась достигнуть гегемонии немецкого капитализма во всей Европе. Прежде чем кровавое наступление Гитлера было остановлено, германское господство протянулось от Ла-Манша до Кавказа, захватывая Балканы, в том числе и Югославию. Военные амбиции Гитлера отражали экономические аппетиты Сименса, Круппа, I.G. Farben, Даймлер-Бенца, Дойче Банка и других больших немецких объединений.

Если бы не трагические последствия, связанные с этим искажением исторической действительности, сравнение Сербии и нацистской Германии, а Милошевича с Гитлером, было бы смешным. Начать с того, что Сербия стремится не завоевать чужие земли, а, напротив, удержать территорию, признанную международным сообществом как находящуюся в рамках ее границ. Что касается Милошевича, то основная забота этого "Гитлера" удержать все, что можно из остатков федерации, границы которой съеживаются год за годом.

Суммируем: это война коалиции ведущих империалистических держав против маленькой, полуотсталой страны. Она носит неоколониальный характер, попирающий суверенитет Югославии. Ее целью является установление разновидности протектората НАТО над Косово, который, вероятно, будет иметь сходство с режимом НАТО-МВФ, существующим в Боснии.

За кулисами пропаганды: зачем ведется эта война?

Если снять с этой войны одежды из мошеннических заявлений представителей НАТО и фальсификаций средств информации, то что останется? Обнаженная агрессия империалистических стран против маленькой федерации, для которой официальные причины, данные для объяснения этого нападения, служат дымовой завесой. Без оголтелой пропаганды было бы намного труднее удержать общественность от расследования действительных мотивов империалистических держав, проложивших дорогу военным бомбардировкам.

В начале этого века Роза Люксембург отмечала, что капитализм является первым способом производства, который использует массовую пропаганду как орудие своего контроля. "Филантропия" в те времена, точно так же как и сегодня, была прикрытием для навязывания силой того, что требовалось от более слабых стран. "Цивилизаторские миссии" США, Англии, Франции, Бельгии и Голландии имели настоящей целью охрану ценного сырья, рынков и геополитических преимуществ от других ведущих конкурентов. Также и сегодня нападение на Югославию нацелено на охрану материальных интересов империалистических держав.

Западные державы готовятся эксплуатировать богатые минеральные ресурсы Косово, которые включают существенные месторождения свинца, цинка, кадмия серебра и золота. Косово также содержит приблизительно 17 миллиардов тонн запасов угля. Однако это просто "жалкая мелочь" в империалистических расчетах. Непосредственные материальные выгоды, которые могут быть грабительски получены в Косово, кажутся незначительными на фоне гораздо больших возможностей для обогащения, которые манят в более восточные области, где у держав НАТО за последние пять лет сложились огромные интересы. Удивительно, что так мало внимания уделяется связи этой войны со стратегическими устремлениями США и других натовских держав.

НАТО и крах СССР

Также как развитие империализма в конце прошлого века показало стремление ведущих держав к разделу мира, разложение СССР создало вакуум власти в Восточной Европе, России и Центральной Азии, который сделал неизбежным новый передел мира. Принципиальное значение Югославии при этом критическом стечении обстоятельств заключается в том, что она лежит на западной периферии огромного массива территории, которую ведущие мировые державы намерены взять под свой контроль. Для США, Японии, Франции, Британии и других держав невозможно просто пассивно взирать на открытие этой области. Разворачивается борьба за получение доступа в этот регион и контроль над сырьем, рабочей силой и рынками, которая намного превзойдет "битву за Африку" конца прошлого столетия.

Этот процесс выражает самые глубокие запросы системы прибылей. Современные транснациональные компании измеряют свой успех в глобальных понятиях. General Motors, Toyota, Lockheed Martin, Airbus и даже Coca-Cola не могут игнорировать ни один рынок мира. Эти огромные объединения конкурируют на всех континентах, чтобы добиться преобладания. Для них проникновение на одну шестую мира, вновь открытую для капиталистической эксплуатации, является вопросом жизни и смерти.

Интеграция этого региона в мировую систему капиталистического производства и обмена является самой важной задачей, стоящей перед международной буржуазией сегодня. Это существенно для выживания капитализма в двадцать первом веке. Следует только спросить: если в начале двадцатого века для капитализма было необходимо разделить и организовать мир, каким образом можно поступать так сегодня, когда все ведущие корпорации являются глобальными по своему характеру?

Соединенные Штаты наиболее агрессивно использую распад СССР. Отчасти это объясняется историческими ограничениями, которые Советский Союз налагал на США. Американский капитализм получил огромное превосходство относительно поздно, в ходе Первой Мировой войны. В самый год вступления США в войну - 1917 - Октябрьская революция в России создала почву для установления Советского Союза. В течение семи десятилетий объективным следствием существования СССР было то, что огромная часть мира была закрыта для прямой эксплуатации капитализмом США.

Требование капитала США вновь получить доступ на эту территорию, чтобы заполучить то, что было потеряно, являлось существенным содержанием политики "холодной войны", проводимой Вашингтоном. Стремление "остановить коммунистическую экспансию", очищенное от преувеличений и фальсификаций, выражало неослабевающее желание банков и корпоративных империй США распространить свое влияние на Восточную Европу и Россию для извлечения прибылей. События 1989-1991 годов развязали руки капитализма США на этой арене.

То, что вовлечено в реинтеграцию территории бывшего СССР в мировой капитализм, является поглощением гигантскими западными транснациональными компаниями ценного сырья стоимостью в триллионы долларов, которое является жизненно важным для империалистических держав. Самые большие в мире неосвоенные запасы нефти находятся в бывших советских республиках, граничащих с Каспийским морем (Азербайджан, Казахстан, Туркменистан). Сегодня эти запасы делятся между ведущими капиталистическими странами. Это горючий материал, который питает обновленный милитаризм и должен привести к новым захватническим войнам империалистических держав против местных противников, а также к еще более масштабным конфликтам среди самих империалистов.

Вот ключ к пониманию агрессивности внешней политики США последнего десятилетия. Бомбардировки Югославии являются самым последним звеном в цепи агрессивных войн, которые охватили мир. Хотя они имели определенные региональные мотивации, эти войны являлись ответом США на возможности и перспективы, открывшиеся вместе с кончиной СССР. Вашингтон рассматривает свою военную мощь как козырную карту, которая может быть использована для преобладания над всеми его соперниками в грядущей борьбе за ресурсы.

Каспийская нефть и споры о новой внешней политике

"Каспийский регион является одним из самых больших в мире оставшихся неосвоенными потенциальных запасов нефти и газа", - разъяснял один из управляющих Exxon в 1998 году, добавляя, что эта область может производить к 2020 году 6 миллионов баррелей нефти в день. Согласно его оценке, чтобы эксплуатировать эти запасы, нефтяной промышленности в этот промежуток времени предстоит инвестировать 300-500 миллиардов долларов. По оценкам Департамента энергии США, здесь должны находиться 163 миллиарда баррелей нефти и около 337 триллионов кубических футов природного газа. Если эти оценки подтвердятся, то этот регион станет нефтяным производителем, сравнимым по масштабам с Ираном или Ираком.

Западные аналитики также ожидают, что Каспийский регион станет ведущим мировым производителем золота. Казахстан с 10 тысячами тонн этого металла занимает второе место в мире по его запасам. Добывающие компании из США, Японии, Канады, Британии, Австралии, Новой Зеландии и Израиля уже действуют в этом регионе.

Каждая из ведущих капиталистических стран и ряд развивающихся региональных держав имеют свои виды на эти ресурсы. Среди капиталистических держав существует острое осознание объективных требований вмешательства, расширения своего влияния и охраны своих собственных интересов, чтобы помешать продвижению их конкурентов. Эти потребности находят растущее выражение в главных политических журналах, правительственных слушаниях и передовых статьях.

Именно спор внутри правящей элиты США является наиболее значительным и угрожающим. С 1991 года идет откровенная дискуссия между известными стратегами США относительно нового места этой страны в мировых делах. В отсутствии Советского Союза, согласно выводам многих, США обнаружили себя в качестве хозяина нового "однополярного" мира, в котором они пользуются, по крайней мере сегодня, подавляющим превосходством. То, что обсуждают эти стратеги, не вопрос об использовании этого превосходства, а вопрос о том, каким образом оно может быть реализовано.

В этом отношении заслуживает внимания статья Збигнева Бжезинского, бывшего советника по национальной безопасности при президенте Картере, которая была опубликована в сентябрьском-октябрьском выпуске журнала Foreign Affairs за 1997 год. Она называется "Геостратегия для Азии".

"Статус Америки как первой мировой державы вряд ли может быть оспорен каким-либо иным претендентом на протяжении более чем одного поколения, - пишет Бжезинский. - Вероятно, ни одно государство не соответствует Соединенным Штатам по четырем ключевым критериям мощи: военной, экономической технологической и культурной, которые дают глобальное политическое преимущество".

Консолидировав свою власть на основе Западного полушария, США, доказывает Бжезинский, должны предпринимать непрерывные усилия для проникновения на два континента Европы и Азии.

"Становление Америки в качестве единственной мировой сверхдержавы делает комплексную и всеобъемлющую стратегию для Евразии настоятельно необходимой".

"Кроме Соединенных Штатов, - пишет Бжезинский, - другие шесть стран, обладающих самыми крупными после США экономиками и расходами на вооружение, находятся там, как и все, кроме одной, мировые державы, открыто обладающие ядерным оружием, и все, кроме одной, обладающие им негласно. Евразия насчитывает 75 процентов населения мира, 60 процентов его ВВП и 75 процентов его энергоресурсов. Взятая в совокупности, потенциальная мощь Евразии затмевает даже силу Америки".

"Евразия является осевым суперконтинентом мира. Держава, которая господствовала бы над Евразией, могла бы оказывать решающее влияние на два из трех самых развитых с точки зрения экономики региона мира, Западную Европу и Восточную Азию. Брошенный на карту взгляд также наводит на мысль, что господствующая в Евразии страна могла бы почти автоматически контролировать Ближний Восток и Африку".

"Для Евразии, сегодня являющейся решающей геополитической шахматной доской, больше недостаточно кроить одну политику для Европы, а другую для Азии. То, что происходит с распределением власти в евразийском земельном массиве, будет обладать решающим значением для глобального первенства и исторического наследия Америки".

Поскольку он не рассчитывает на единовластное господство США в Евразии, Бжезинский полагает, что американские интересы будут лучше всего обслуживаться сохранением ведущей роли, в то же время способствуя равновесию между основными державами, благоприятному для США. Он присоединяет важное условие: "В изменчивой Евразии непосредственная задача заключается в обеспечении того, что ни одно государство или объединение государств не получат способность вытеснить Соединенные Штаты или хотя бы уменьшить их решающую роль". Такое положение он характеризует как "мягкую американскую гегемонию".

Бжезинский рассматривает НАТО как самое лучшее орудие для достижения такого результата. "В отличие от связей Америки с Японией, НАТО укрепляет американское политическое влияние и военную мощь на Евразийском материке. Вместе с союзными европейскими нациями, все еще сильно зависимыми от покровительства США, любое расширение политических границ Европы автоматически является расширением влияния США. И наоборот, способность Соединенных Штатов проводить влияние и осуществлять власть опирается на тесные трансатлантические связи".

"Увеличившаяся Европа и расширившаяся НАТО будут служить краткосрочным и долговременным интересам политики США. Большая по размерам Европа расширит сферу американского влияния без становления в то же время Европы столь политически интегрированной, чтобы она могла бросить вызов Соединенным Штатам по вопросам геополитического значения, особенно на Ближнем Востоке".

Согласно такой политической линии, роль НАТО в Югославии, где она осуществляет наступательную военную акцию впервые со времени своего существования, явно рассматривается в правящих кругах США как действие, которое усилит мировые позиции Америки. В то же время расширение НАТО на территорию Польши, Венгрии и Чешской республики является в действительности расширением влияния США в Европе и мире.

Особые виды Бжезинского на этот регион не являются полностью новыми. Он воскресил традиционную политическую геостратегию британской империи, которая длительное время стремилась охранять свои интересы в Европе, играя на противопоставлении одного соперника на континенте другому.

Первая современная "евразийская стратегия" для мирового господства была разработана в Британии. Предвосхищая Бжезинского, империалистический стратег Халфорд Макиндер в документе Географическая точка опоры истории утверждал, что Евразийский континент и Африка, которые он объединял под названием "мировой остров", имели решающее значение для достижения мировой гегемонии. Согласно Макиндеру, барьеры, которые стояли перед прежними мировыми империями, в особенности ограничения в перевозках, в ос6новным были преодолены к началу 20 века, создав почву для борьбы между великими державами для установления мирового господства. Ключ, как полагал Макиндер, лежит в контроле над "срединной землей" (heartland) Евразийского материка, приблизительно граничащего с Волгой, Янцзы, Арктикой и Гималаями. Он суммировал свою стратегию следующим образом: "Кто правит восточной Европой, тот владеет Срединной землей; кто правит Срединной землей, тот владеет мировым островом; кто правит мировым островом, тот владеет миром".

Несмотря на высокомерие, которое позже было подвергнуто критике буржуазными комментаторами, идеи писаний Макиндера, подобно работам Бжезинского сегодня, разделялись ведущими государственными деятелями и оказывали глубокое влияние на конфликты великих держав, которые происходили в первую половину этого века.

По причинам как мировой стратегии, так и контроля над естественными ресурсами США полны решимости обеспечить себе доминирующую роль в бывшей сфере влияния Советского Союза. Если бы кто-либо из их соперников (или объединения соперников) действительно бросил бы вызов превосходству США в этом регионе, то это могло бы поставить под вопрос гегемонию США в мировых делах. Политическая элита в США прекрасно осознает этот факт.

Планы Вашингтона относительно политического господства в Центральной Азии

Комитет по международным отношениям палаты представителей США начал проводить слушания по вопросу о стратегическом значении Каспийского региона. Одно из заседаний в феврале1998 года Дуг Биротер (Doug Bereuter), председатель этого комитета, открыл напоминанием о конфликтах великих держав в Центральной Азии в течение 19-го века, впоследствии названных "большой игрой".

В соперничестве за империю, заметил Биротер, Россия и Британия участвовали в длительной борьбе за власть и влияние. Он продолжил, сказав, что "сто лет спустя. Крах Советского Союза развязал новую большую игру, в которой интересы Ост-Индской торговой компании заменились интересами Unocal и Total, и многих других организаций и фирм".

"Сформулированные цели политики США относительно энергоресурсов в этом регионе", продолжил он, "включают поощрение независимости Государств и их связей с Западом; крушение монополии России на транспортировку нефти и газа; содействие западной энергетической безопасности посредством диверсификации источников снабжения; способствование сооружению нефтепроводов восток-запад, которые не проходят транзитом через Иран; и недопущение опасного иранского воздействия на центрально-азиатские экономики".

Как показывают комментарии Биротера, Вашингтон предвидит существенный конфликт с региональными державами при осуществлении своих интересов. Если при получении доступа к каспийской нефти с самого начала проявились значительные трения, то еще большая борьба выразилась в маневрах вокруг способов ее доставки на западные рынки.

Хотя западными нефтяными компаниями уже подписаны сделки на производство нефти стоимостью десятки миллиардов долларов, однако еще предстоит заключить соглашение о маршруте главного экспортного нефтепровода. По причинам, на которые ссылался Биротер, Вашингтон непреклонно настаивает на пути с востока на запад, который проходил бы вне Ирана и России.

Этот вопрос вызывает озабоченность на самых высоких уровнях правительства США. Прошлой осенью министр энергетики Билл Ричардсон говорил Стефену Кинзеру (Kinzer) из New York Times: "Мы стремимся придвинуть эти новые независимые страны к Западу. Мы хотели бы видеть их полагающимися на западные коммерческие и политические интересы, а не идущими другим путем. Мы осуществили существенные политические инвестиции в Каспийский регион, и для нас очень важно, чтобы карта нефтепровода и политические линии пролегали правильно".

Ряд стратегов оспоривает агрессивную политику США в этом регионе. Один из них, Мортимер Цукерман, редактор US News & World Report, предупреждал в майском выпуске 1999 года, что центрально-азиатские ресурсы могут вернуться обратно под контроль России или возглавляемого ею альянса. Такой результат он называет "кошмарной ситуацией". Он писал: "Мы лучше осознали опасности, или однажды несомненные факты, на которых мы основываем наше процветание, больше не будут достоверными фактами".

"Область выгодного положения России - моста между Азией и Европой к востоку от Турции - содержит выигрыш такого потенциала в нефтяных и газовых богатствах Каспийского моря, оцениваемого в 4 триллиона долларов, который способен дать России и богатство, и стратегические благоприятные возможности".

Цукерман полагает, что новый конфликт будет назван "самой большой игрой". Это прилагательное в превосходной степени более подходит, потому что современный конфликт имеет "последствия не просто региональные, а мировые. Россия, обеспечивая ядерный зонтик для нового нефтяного консорциума, включающего Иран и Ирак, может оказаться в значительной степени способной поднять цены на энергоресурсы, достаточные для усиления позиций производителей и угрозы Западу, Турции, Израилю и Саудовской Аравии. По словам Пола Майкла Уиби (Wihbey), содержащихся в превосходном анализе, сделанном для Института перспективных стратегических и политических исследований, "кошмарный сценарий середины семидесятых годов может вновь возникнуть в качестве мести"".

Руководитель "мозгового центра" США резко выставляет военные последствия новообретенного интереса в этом регионе. В документе 1998 года Фредерик Старр, глава Института Центральной Азии и Кавказа при Университете Джонса Хопкинса, указывал, что половина государств НАТО имеет большую коммерческую долю в Каспийском регионе. Он также добавил, что "потенциальные экономические выгоды от каспийских энергоресурсов будут впоследствии привлекать в случае необходимости западные военные силы для защиты инвестиций".

Перспектива военного столкновения между одной или большим числом стран НАТО и Россией не является просто предметом умозрительных спекуляций. Как пишет Старр: "Ни одна страна не стремится стать членом НАТО более неутомимо, чем богатый нефтью Азербайджан, и нигде возможность конфликта с Российской Федерацией не является более вероятной, чем по вопросу об экспорте азербайджанских ресурсов". В 1998 году эта страна участвовала во всех 144 операциях НАТО в рамках программы "Партнерство во имя мира".

Основная причина для войны, выдвинутая в настоящей кампании против Югославии, могла бы легко быть вновь использована, если бы правящие круги США решили провести военное вторжение в Центральную Азию. Почти в каждой стране этого региона существуют этнические конфликты. Три государства, через которые Вашингтон хотел бы провести главный экспортный нефтепровод, являются характерными в этом отношении. В Азербайджане более десятилетия продолжается военный конфликт с армянским населением. В соседней Грузии спорадически вспыхивают военные столкновения между правительством и сепаратистским движением в Абхазии. Наконец, Турция, которая должна содержать нефтяные терминалы, вела длительную кампанию репрессий против находящегося в меньшинстве в этой стране курдского населения, которое преобладает как раз в тех районах на юго-востоке страны, через которые предполагается проложить поддерживаемый США нефтепровод.

Этот вопрос не обойден вниманием теперешней администрацией США. В речи перед редакторами газет США в прошлом месяце Клинтон заявил, что этнические беспорядки в Югославии не являются уникальными. "Большинство бывшего Советского Союза стоит перед подобной проблемой, - сказал он, - не исключая Украину и Молдавию, южную Россию, кавказские нации Грузии, Армении и Азербайджана, новые государства Центральной Азии". С открытием этих регионов, заметил он, "потенциал для этнических конфликтов стал, возможно, самой большой опасностью для наших самых решающих интересов: для перехода бывших коммунистических стран к стабильности, процветанию и свободе".

Грядет серия войн

Однако агрессивное отношение США к интервенции в Югославию и перспектива будущего американского вмешательства в Каспийский регион не будут встречены в мире с безразличием.

Возможность конфликта с Россией, которая сегодня совершенно очевидна, за последние десять лет действительно выросла. Также существует вероятность большого столкновения между США и одной или большим числом европейских держав. Европейская буржуазия не будет вечно удовлетворяться признанием подчиненного положения по отношению к США. Ее позиция постоянно подрывается, так как США стремились препятствовать ее выгоде. Неизбежно будут развиваться конфликты относительно того, как следует делить добычу из Центральной Азии и Восточной Европы между США, Германией, Францией, Британией и Италией.

Недавно европейские ведущие журналисты и политики протестовали против растущего участия США в делах европейской безопасности и их проталкиванию экспансии НАТО. Что они должны делать с планами США, вроде очерченного Бжезинским широкомасштабного расширения власти США в Европе и Азии?

Напряженность уже достаточно очевидна. Военное вторжение в Югославию происходит посреди растущих на протяжении года трансатлантических торговых конфликтов. Более того, европейские державы давно ищут средства для подрыва гегемонии США в мировой торговле, учреждая валютный союз и создавая евро как конкурента доллару в качестве мировой резервной валюты. Кроме того, ведущая держава в Европейском валютном союзе, Германия, обладает существенной коммерческой долей в Восточной Европе и России. Перспектива конфликта между США и Россией и нестабильности в Москве ставит ее в опасное положение.

Между Японией и США также последует дальнейший конфликт. Эта островная нация, главный нефтяной импортер, имеет свои собственные интересы в Каспийском регионе, и нет недостатка в ее торговых спорах с Соединенными Штатами. В той степени, в какой США рассматривают большую военную роль как ключ к своему успеху в Центральной Азии, будут продвигаться требования правящих кругов Японии положить конец послевоенным ограничениям на размер и радиус действий ее вооруженных сил.

Открытый конфликт между США и Китаем неизбежен. Китай, исторически угнетаемая страна и неимпериалистическая держава, является, однако, страной, далеко зашедшей по пути к реставрации капитализма и надеется стать ведущей региональной экономической державой.

Такое развитие, как показывает сегодняшняя антикитайская истерия в газетах США, вызывает яростное противодействие со стороны существенной части американской правящей элиты. Расширение влияния США в Центральной Азии содержит прямую и непосредственную угрозу Китаю, поскольку среди прочих факторов, расширение китайской экономики прямо зависит от доступа к нефти. Ожидается, что его потребность в нефти почти удвоится к 2010 году, что заставит страну импортировать 40 процентов своих потребностей, в отличие от 20 процентов в 1995 году.

По этой причине Китай уже проявил интерес в нефтепроводе, по которому можно было бы транспортировать каспийскую нефть на восток, и подписал в 1997 году сделку на 4,3 млрд. долларов, чтобы закрепить за собой шестидесятипроцентную долю казахских нефтяных запасов. США будут несомненно стремиться подорвать его активность в этом регионе.

Во всем мире правительства опасаются, что они с большой долей вероятности могут стать следующей целью военной акции, если они не подчинятся требованиям США. Это опасение вряд ли ограничивается менее развитыми странами из списка врагов США. Можно быть уверенным в том, что Париж и Берлин серьезно озабочены вмешательством США в дела Европы и что Пентагон имеет планы войны против Франции и Германии, которые могут быть быстро сняты с полки.

Эти две страны приводятся в качестве примера, чтобы указать на другой важный пункт. Не каждый будущий конфликт США будет столь односторонним, как нынешний. Вскоре Вашингтон окажется в войне с противником, который не является почти беззащитным.

Центрально-азиатский регион, жизненно важный в стратегическом отношении и богатый природными ресурсами, не будет мирно разделен между ведущими мировыми империалистическими державами, в то время когда он снова встраивается в структуру мирового капитализма. Как писал Ленин в 1916 году, говоря о разделе колоний империалистическими державами: "Ибо при капитализме немыслимо иное основание для раздела сфер влияния, интересов, колоний и пр., кроме как учет силы участников дележа, силы общеэкономической, финансовой, военной и т.д. А сила изменяется неодинаково у этих участников дележа, ибо равномерного развития отдельных предприятий, трестов, отраслей промышленности, стран при капитализме быть не может. Полвека тому назад Германия была жалким ничтожеством, если сравнить ее капиталистическую силу с силой тогдашней Англии; также - Япония по сравнению с Россией. Через десяток-другой лет "мыслимо" ли предположить, чтобы осталось неизменным соотношение сил между империалистическими державами? Абсолютно немыслимо".

Актуальность оценки Ленина, стоит лишь подставить вместо прежних ведущих держав нынешние, ставит следующий вопрос: "Смогут ли США, Европа и Япония как-нибудь мирно прийти к условиям по таким вопросам, как получение контрактов на нефть и строительные работы на триллионы долларов, разработка торговых соглашений и заключение военных договоров? Утвердительные ответы невозможны.

Ведущие державы будут также стремиться получить преимущество в локальных конфликтах. Рост локальных антагонизмов не остановится, а ускорится, когда Центральная Азия интегрируется в мировую систему производства и торговли. Когда возрастет западное финансирование больших нефтяных проектов, тогда увеличится участие в региональных этнических конфликтах. Когда владение территорией приносит миллиарды от экспорта нефти, борьба будет становиться еще более ожесточенной.

Уже конфликт в Абхазском районе Грузии неоднократно останавливал строительство нефтепровода. Вдобавок проникновение западного капитала сопровождается мерами жесткой экономии, которыми руководит МВФ. Эти изменения способствуют пауперизации огромного большинства центрально-азиатского населения, в то же время обогащая немногих. Подобно России, в прикаспийских и кавказских республиках возник крайне богатый, но узкий слой "новых казахов", "новых азербайджанцев" и т.д., даже в условиях падения общего произведенного продукта и богатства, начиная с 1991 года.

Эти события предвещают новое разделение мира, которое будет произведено главными империалистическими державами и поддержано их армиями. Грядущие военные конфликты произойдут в еще более взрывоопасном регионе мира, чем Балканы. Все главные действующие лица обладают ядерным оружием, увеличивая перспективу уже третьего большого империалистического конфликта в рамках этого века с возможным опустошением и гибелью людей в намного большем масштабе, чем в результате первых двух мировых войн вместе взятых.

Выводы из бомбардировок Югославии

Таково значение текущей военной акции против Югославии и роста милитаризма вообще. Косово является испытательным полигоном для войн, которые последуют в бывшем советском регионе.

В то же время война является выражением острых противоречий внутри империалистических стран. Это лежащее в основе социальное напряжение будет обостряться посредством самой войны. Весь 20-й век показал, что периоды империалистической жадности неизбежно сопровождаются усилением общественного конфликта внутри метрополий империализма.

Внутренние социальные структуры США и государств Западной Европы раздираются интенсивной классовой борьбой. Последние два десятилетия стали свидетелями глубокой материальной поляризации в этих странах. Тонкий слой обладает богатством в размерах, никогда ранее не виданных в истории. Оставшаяся часть населения живет в разной степени тревоги, бедственном положении и, что характерно для широких слоев, в условиях крайних лишений и нужды. Все свидетельствует о продолжении и даже усилении этой основной тенденции.

Социальные конфликты приняли злокачественную форму в той степени, в какой они остались политически не выраженными. Соединенные Штаты в свою очередь являют собой выражение общества на грани нервного срыва. Общественная жизнь перемежается вспышками насилия со стороны школьников, которые приводят страну в состояние полушока. Чиновники или эксперты не предлагают никакого объяснения этим взрывам насильственного антисоциального поведения, кроме самого банального. Однако присущим им образом они свидетельствуют о жестокости современной американской жизни и замалчивают антагонизмы, которые лежат прямо на поверхности.

Этот вопрос наводит на мысль о еще одном дополнительном мотиве для бомбардировки Югославии. Отец империалистической политической практики конца прошлого столетия Сесил Родс отмечал социально-психологическую пользу агрессивного империализма для обеспечения выхода социального напряжения, которое накапливается внутри самих империалистических стран. Помимо своих прямых и косвенных экономических интересов в текущем конфликте, американская буржуазия видит возможность направить сдерживаемое недовольство и страдания на постороннюю цель.

В то же время она признает границы такого отвлечения внимания и уже планирует дальше изменять внутреннюю политику в соответствии со своими империалистическими устремлениями. Страна продолжит превращаться в оснащенный высокими технологиями гарнизон, где большая часть социальных расходов будет отводиться на военные цели за границей. Социальные программы будут во все большей мере заменяться открытыми внутригосударственными репрессиями. Этот основной подход будет копироваться в других ведущих империалистических государствах.

Что касается демократических прав, то они далеки от гарантий. Действительное отношение правящей элиты к этому вопросу было более явно показано в ее действиях во время текущей войны, когда она бомбила сербские телевизионные станции и угрожала закрыть доступ в Интернет, чем во всех ее официальных правовых гарантиях и публичных декларациях.

К разочарованию правительственных чиновников, военных чинов и средств информации, большинство людей в странах НАТО не было охвачено военной лихорадкой. В наше время агрессивные шовинисты ограничиваются главным образом политической элитой. Общее настроение широкой публики - это настроение растерянности и беспокойства. В той степени, в какой это чувство не развилось в организованное противодействие войне, это является результатом процесса политического отворачивания масс людей от организаций, которым они прежде доверяли.

Эта война обнаружила полное банкротство основных политических партий, которые когда-то представляли себя в качестве защитников рабочего класса и социализма. Из социал-демократических, лейбористской и сталинистских партий вышли не просто сторонники, а руководители нынешней войны. Для более искушенных наблюдателей это не стало сюрпризом. Такие организации давно демонстрировали свое политическое раболепие перед рынками и большим бизнесом и интегрировались в аппарат империализма. Эта война обнаружила только завершенность процесса политического распада. Когда-то они представляли препятствия политическим и экономическим требованиям капитала, хотя и не были действительной социалистической альтернативой империализму, сегодня они являются полностью правыми буржуазными партиями.

Эта война высветила другую характерную черту - может быть, ее лучше назвать "пустота" - в политическом ландшафте: отсутствие социально-критической и способной к самопожертвованию интеллигенции. От ученых специалистов не было в сущности никакой критики аргументов или оценок, которые служили оправданием войны. В той степени, в какой слышались инакомыслящие голоса интеллектуалов, они приходили, как правило, справа, требуя более агрессивной политики. Дни протеста, организованного изучения и проверки заявлений государства оказались ушедшими, возможно, даже из памяти.

Как возникло такое положение? Многое можно уяснить из аналогичной политического превращения, которое произошло в первой половине 20-го столетия. Начало войны в 1914 году показало, что целый слой профсоюзной бюрократии и социал-демократии обеспечил политическую поддержку буржуазии в каждой стране. Партии и политические вожди, которые официально одобрили политику оппозиции империалистической войне, отказались от своих общепризнанных принципов, голосовали за военные кредиты и утверждали, что рабочий класс защищает государство. Катастрофические последствия их решения, которые самым тяжелым образом ударили по европейским рабочим, хорошо известны.

Ленин видел материальное объяснение этого явления в процессе подкупа части профсоюзных деятелей и социал-демократических лидеров империализмом. Жестокая эксплуатация колоний и грабеж их ресурсов сделали европейскую буржуазию способной поделиться своими прибылями с официальными рабочими лидерами, для того чтобы получить их уступчивость диктату империализма.

Аналогичное явление произошло в современный период. Целый слой тех, кто был радикализован опытом Вьетнама, событиями мая-июня 1968 года во Франции и жесткими трудовыми конфликтами конца шестидесятых и начала семидесятых годов, в течение последних двух десятилетий отказались от своего противодействия империализму и вновь вернулись к образу жизни среднего класса. Из этих бывших радикалов немалое число поймали свою удачу во время взлета фондового рынка в девяностых годах. Это произвело резкий пересмотр их политики. Некоторые из самых пылких защитников текущей войны вышли из этого слоя.

Процесс обогащения, конечно, не ограничился теми, кто связан с историей радикальной политики. Как отмечалось выше, узкий слой, в процентном отношении, увеличил свое богатство, однако он представляет значительное число индивидов. Один процент жителей США владеет сорока процентами их богатства. Это говорит об астрономическом уровне жизни, которым пользуются более чем два с половиной миллиона человек. Ниже них еще десять-двадцать процентов населения значительно увеличили свое богатство за последние двадцать лет. Подобные цифры могут быть названы при характеристике других ведущих капиталистических стран.

Именно из этого богатого слоя вышло политическое руководство всех официальных партий, средств информации и немалое число ученых. Накопление богатства обеспечило политическую связь, постоянно поддерживающую стремление к войне и способствующую требованиям ее расширения среди правящей элиты.

Бум на Уолл-Стрит, однако, являлся двусторонним процессом. Быстрый рост стоимости акций потребовал принятия нового режима жесткой экономии, "гибкости труда" (т.е. лишения гарантий занятости) и возрастающей эксплуатации трудящегося населения в империалистических центрах и во всем мире. Так же как производство нуворишей в восьмидесятые и девяностые годы создало новую клиентуру империализма, оно создало намного большую аудиторию для антикапиталистического и антиимпериалистического движения среди международного рабочего класса. Рост мирового пролетариата: снижение уровня жизни в большинстве развитых стран, обнищание большинства стран Азии, Африки и Латинской Америки и клонящиеся к упадку перспективы молодежи объективно ведут к движению революционного социального изменения.

Почва для превращения этой объективной возможности в сознательную политическую силу установлена. То, что требуется сегодня прежде всего - это борьба за социализм среди рабочих, интеллигентов и молодежи, которые составят ядро такого революционного движения. Смешение марксизма с его реакционным антиподом сталинизмом должно быть преодолено посредством политического развития. Следует вести борьбу против всех идеологий, которые прямо или косвенно работают на увековечивание существующей системы. Эти усилия должны найти свое самое высокое выражение в объединенной социалистической политической партии международного рабочего класса.

Этой цели посвящен голос Международного Комитета Четвертого Интернационала Мировой Социалистический Веб Сайт.

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site