World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : История

Выступление З.Л. Серебряковой на конференция, посвященной 120-летию Л. Троцкого

Письмо Льва Троцкого и некоторые вехи истории

25 ноября 1999 г.

Нижеследующий текст представляет собой выступление Зори Леонидовны Серебряковой, доктора исторических наук, дочери известного большевика Леонида Петровича Серебрякова, которое было сделано во время проходившей в конце октября 1999 г. в Москве конференции, посвященной 120-летию Л. Троцкого.

Мой отец Леонид Серебряков погиб в 1937 году. Реабилитирован он был только в горбачевскую перестройку в конце 1986 года.

Вскоре я получила возможность просмотреть в КГБ-ФСБ его судебное дело. В протоколе обыск первым пунктом изъятия значилось письмо Л.Д. Троцкого к Л.П. Серебрякову, написанное 12 сентября 1927 года. Самого письма в деле не было.

Несколько лет я безуспешно пыталась его найти, не зная, что Сталин держал письмо у себя.

Только в 1998 году, разбирая новые поступления в РЦХИДНИ (бывший Центральный Партийный архив), переданные из Президентского архива в фонд Л.Д. Троцкого, я внезапно увидела то самое письмо. В нем Троцкий писал Серебрякову: "Дорогой Леонид Петрович, на объединенном заседании Политбюро и президиума ЦКК Сталин среди многих других фантастических утверждений под стенограмму рассказал, будто во время его работы вместе с Вами на Южном фронте я явился на Южный фронт всего один раз, крадучись, на полчаса, в автомобиле с женой. Я прервал Сталина возгласом, что его рассказ переставляет чистейший вздор. Он на это ответил, что ручается за каждое слово и сослался в подтверждение на Вас" (1).

Сталин, очевидно, рассчитывал, что возраставшие репрессии вынудят Серебрякова поддержать всесильного генсека, однако дальнейшие события показывают, что в те времена еще относительно свободного выбора Серебряков не поступился истиной, не предал оклеветанного Троцкого.

О том, что сталинское утверждение было грубейшей клеветой, говорит не только сама история, но и недавно опубликованные важные документы. В одном из них, в проекте постановления Орг. и Политбюро ЦК 5 июля 1919 года, в ответ на просьбу Троцкого об отставке говорилось: "Удовлетворить его ходатайство абсолютно невозможно", было бы "величайшим вредом для республики" прежде всего из-за положения "на Южном фронте, самом трудном, самом опасном и самом важном" (2).

О событиях, связанных с заявлением об отставке, Троцкий рассказывал: наступление на Южном фронте по плану главнокомандующего (С.С. Каменева) на линии наибольшего сопротивления Деникина было роковой ошибкой, и когда план этот утвердили на Политбюро, в том числе и "голосом Сталина против меня - я подал в отставку" (3).

Однако после решительного возражения В.И. Ленина и других членов Орг. и Политбюро, Троцкий "взял свою просьбу назад и немедленно отправился на Южный фронт".

К концу лета 1919 года военная обстановка становилась все более угрожающей. В начале осени 1919 года Троцкий, Лашевич и Серебряков - вместе на Южном фронте. 6 сентября они телеграфируют в ЦК и обращаются по прямому проводу к Ленину, подчеркивая критичность создавшегося положения. По их словам, опасность "прорыва фронта на участке Курск -Воронеж становится очевидной"...

Далее выдвигались необходимые экстренные меры и ставилась основная задача - перенести главный удар по войскам Деникина на центральное направление" (4).

Сталин в то время участия в разработке нового плана и его осуществлении не принимал. Утверждение Краткого курса истории ВКП(б) о том, что он якобы является создателем "гениального плана разгрома Деникина", является фальсификацией.

В дальнейшем Троцкий писал: "Помню, во время гражданской войны я расспрашивал члена ЦК Серебрякова, который тогда работал вместе со Сталиным в Реввоенсовете южного фронта, не мог ли Серебряков в интересах экономии сил справиться без Сталина. Серебряков на минуту задумался и ответил: "Нет, так нажимать, как Сталин, я не умею. Это не моя специальность"" (5).

13 октября Деникин взял Орел, открыв себе дорогу на Тулу, где были сосредоточены важнейшие заводы, а дальше шла Москва.

К этому времени упрямство главкома, которого поддерживало Политбюро, было сломлено. В середине октября для контрудара была проведена перегруппировка войск в соответствии с планом, на котором в начале сентября настаивали Троцкий, Лашевич и Серебряков (6).

15 октября Политбюро рассматривало положение на фронтах, наметило конкретные меры для увеличения воинских сил на центральном направлении борьбы с Деникиным (7).

Весна 1920 года: основные вражеские силы разгромлены, гражданская война заканчивается. Собирается IХ съезд партии. Троцкий по-прежнему на фронте. В президиуме съезда секретари ЦК Л.П. Серебряков, Н.Н. Крестинский и Е.А. Преображенский. Все трое близко знавшие председателя Реввоенсовета Республики Льва Троцкого, его искренние сторонники.

Против них Сталин и направляет свои удары, исподволь переходя в наступление в борьбе за власть (8).

Весной 1921 года на Х съезде партии происходит, казалось бы, ординарное событие - смена Секретаря ЦК партии. Однако то, что в новый секретариат вошли только сторонники Сталина, сыграло, возможно, решающую роль в том, что через год он сам, "сделавшись генсеком", сосредоточил в своих руках ту "необъятную власть", об опасности которой тщетно предупреждал В.И. Ленин (9).

В дальнейшем Л.П. Серебряков все теснее сотрудничал с Л.Д. Троцким. В 1923 году он подписывает Платформу 46-ти, входит в руководящее ядро троцкистской оппозиции. Наступает неизбежное в 1927 году исключение из партии, ссылка. Вынужденная капитуляция, восстановление в партии, вновь высокий пост фактически первого наркома автодорожного транспорта.

Передо мной картинка, сохраненная памятью. Отец мой долго смотрит на раскрытые страницы газеты какими-то невидящими глазами. Я заглянула через его плечо - увиденное мне понравилось: скачущие лошади, знамена, ликование победы.

Через много лет я разыскала номер этой газеты. Ноябрь 1934 года. Отмечается пятнадцатилетие разгрома Деникина (10).

Егоров, Орджоникидзе, Буденный и другие, причастные к событиям на Южном фронте, безудержно восхваляют Сталина. Но нет ни воспоминаний, ни высказываний Серебрякова. Нет вообще ни одного слова о нем.

Вычеркнут из истории, из ее победных страниц Л.Д. Троцкий.

Прошли еще долгие-долгие годы, и лишь в 1988 году начали появляться первые правдивые публикации о нем и о наиболее видных деятелях оппозиции. Ныне историческая правда вновь постепенно пробивает себе дорогу.

Находятся, казалось бы, безвозвратно потерянные документы - письма Льва Давидовича, публикуются его труды.

Знаменательно и радостно, что мы смогли собраться здесь вместе в Москве и отметить 120-ю годовщину со дня рождения замечательного человека - Льва Троцкого.

Примечания:

  1. 1. РЦХИДНИ, ф. 325, оп. 2, д. 96, лл 56-57. Черновик письма опубликован в: Архив Троцкого. Коммунистическая оппозиция в СССР. 1923-1927. Т. 4. М., 1990, с. 185.
  2. 2. Ленин В.И., Неизвестные документы. М., 1999, с. 292.
  3. 3. Троцкий Л., Сталин. В 2-х тт. Т. 2. М., 1990, с. 108, 100-111.
  4. 4. The Trotsky Papers. 1917-1922. Vol. 1, p. 610.
  5. 5. Троцкий Л., Сталин. Т. 2, с. 175.
  6. 6. Известия ЦК КПСС, 1990, # 4, с. 165.
  7. 7. Там же, # 5, с. 162-163.
  8. 8. См.: Daniels R.V., The Conscience of Revolution. L., 1960, p. 140.
  9. 9. Ленин В.И., Полное собрание сочинений, т. 45, с. 345.
  10. 10. Правда, 1934, 19 ноября.

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site