World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Культура : Киноискусство

Ворошиловский стрелок: Новый фильм Станислава Говорухина

Владимир Волков
15 октября 1999 г.

Появившийся весной на видеорынке России фильм известного режиссера Станислава Говорухина Ворошиловский стрелок сразу же вызвал бурный резонанс кинокритики. Либеральные масс-медиа встретили этот фильм резко в штыки, называя его едва ли пособием по терроризму, в то время как патриоты отзываются о нем с чувством плохо скрываемого восторга.

"Говорухин устроил политическую провокацию Ворошиловский стрелок и назвал его фильмом", - пишет еженедельник Итоги, входящий в медиа-империю В. Гусинского.

"Это не кинолента, а продуманная агитка, - продолжают Итоги. - Более провокационного кино у нас еще не было. Вот он гад-враг и ату его. Фильм не для народа - для толпы. Обозначающий вражину. Подсказывающий, как действовать". Между тем тот же журнал признает, что это "фильм про то, что мы живем в мерзкое время, заставляющее честных людей браться за оружие..."

Что же напугало либеральную публику? Причиной подобной реакции является действительно едва ли не беспрецедентный для всего послевоенного советско-российского кино характер фильма.

Картина рассказывает о событиях, происходящих в небольшом подмосковном городе, где живет пожилой пенсионер Иван Федорович (актер Михаил Ульянов) вместе со своей внучкой Катей, которая заканчивает музыкальное училище. В один из летних дней возвращающуюся домой Катю хитростью заманивают на квартиру трое молодых парней и там насилуют. Из них один - студент-филолог, занимающийся "структурной лингвистикой", другой - "новый русский" коммерсант-торговец, в отделанной под "евроремонт" квартире которого и совершается преступление, наконец, третий - сын крупного милицейского начальника.

Девушка возвращается домой глубоко морально подавленная и в шоке. После того, как милиция поставлена в известность, приезжающий на место злодеяния наряд застает там изрядно пьяных парней, которые - не без грубого давления со стороны работников "органов" - признаются в совершенном. Налицо и другие улики. Однако в дело вмешивается папаша одного из парней, и их сразу же выпускают на волю.

Следователь, ведущий дело (его играет депутат Госдумы В. Семаго), по сути обвиняет девушку в том, что она специально спровоцировала изнасилование, чтобы "женить" кого-нибудь на себе или присвоить себе часть чьего-либо имущества. Девушка возмущена до глубины души, но ничего не может противопоставить этому наглому цинизму. Дело закрывают "за отсутствием состава преступления".

Дед пытается протестовать, но в прокуратуре ему объясняют то же самое. Он вынужден уйти ни с чем и с глубокой раной в душе. "Откуда вы такие беретесь? Оккупанты!" - с горечью бросает он прокурору, видя, насколько непреодолима сила круговой поруки власти.

Исчерпав все возможности добиться справедливости законным путем и видя ежедневно, насколько морально и психически подавлена его опозоренная любимая внучка, Иван Федорович приходит к мысли об индивидуальной мести. Он находит достаточно денег для того, чтобы в Москве выйти на торговцев оружием и приобрести у них винтовку с оптическим прицелом и глушителем.

Благоприятный случай вдруг подворачивается ему: соседка из дома, который находится как раз напротив той квартиры, где было совершено изнасилование и где трое парней продолжают устраивать свои пьяные гульбища каждую неделю, уезжает за город и оставляет Ивану Федоровичу свой ключ.

Используя это обстоятельство, Иван Федорович сначала тяжело ранит парня-филолога, оставляя его "без наследства", затем через некоторое время выстрелом взрывает иномарку коммерсанта, когда тот сидит в ней (жертва отделывается небольшими ожогами и испугом). Третий, находясь в состоянии нервного срыва, сам ранит в живот своего папашу-полковника, который "прикрывал" их преступление и пытался нейтрализовать дедушку-пенсионера сначала деньгами, а потом угрозами.

Никто не убит, но мщение состоялось. Жители двора догадываются о том, кто является "героем" событий и выражают ему свое уважение и моральную поддержку.

Так вкратце можно изложить содержание Ворошиловского стрелка. Фильм, однако, далеко не исчерпывается этим общим описанием и касается очень многих важных вопросов.

Во-первых, следует сказать, что фильм не содержит каких-либо ясных отсылок к современной политической жизни и истории. Он целиком сосредоточен на частном происшествии без каких-либо обобщений. Герои также не произносят "политических" речей. Упомянутая фраза об "оккупантах", брошенная Иваном Федоровичем в приступе негодования - это, пожалуй, единственное, что можно отнести к разряду "обобщений". Она произнесена, однако, человеком, прошедшим через войну против фашизма и выглядит поэтому вполне оправданно даже без всякого сознательного политического подтекста.

Само выражение "ворошиловский стрелок" также употребляется в фильме всего один раз. Его произносит один из присутствующих в момент, когда дед показывает меткость своей стрельбы, опробуя в тайном тире только что купленную винтовку. В сложившейся к настоящему времени в России бытовой культуре эта фраза сама по себе опять-таки не несет какого-либо сознательно-политического смысла.

Таким образом, никак нельзя приписать ленте элемент косвенного прославления сталинизма, который по существу стремятся увидеть в фильме его либеральные критики и который охотно готовы подразумевать в нем российские "патриоты".

Во-вторых, фильм, безусловно, не лишен художественных достоинств. Он описывает, с одной стороны, реальную драму и совсем не стремится, с другой стороны, навязать зрителю какую-либо упрощенную мораль. Это не мешает журналу Коммерсант-Власть заявить: "Очень кровожадно. Очень назидательно. Очень банально. Очень скучно". Примерно в таком же духе комментирует фильм и уже упомянутая статья в Итогах: "Как фильм Ворошиловский стрелок примитивен. Все в нем делится на добро и зло, честных людей и сволочь, черное и белое".

Это очень сильное преувеличение и притом весьма "черно-белая" оценка. Независимо от существования определенных недостатков, эта лента в любом случае стоит намного выше по уровню, чем абсолютное большинство кинофильмов, снимаемых в последние годы в России. Главное отличие фильма С. Говорухина в том, что, несмотря на "крутые" методы мести деда-пенсионера, фильм апеллирует не к темным, мрачным, иррациональным, но к лучшим качествам человека, к чувству справедливости и протеста против нравов, господствующих в стране торжествующих "новых русских".

Особенно нелепо в этой связи выглядит противопоставление, которое делает Коммерсант-Власть. Пренебрежительно выражаясь о Ворошиловском стрелке, еженедельник хвалит действительно крайне слабый и неудачный фильм Сочинение ко Дню Победы, где рассказывается о друзьях-пенсионерах, которые захватывают самолет, чтобы освободить несправедливо арестованного друга и победить коррумпированных прокуроров и генералов.

Как всегда главное в каком-либо произведении- это не формальный сюжет, а то, как этот сюжет представлен и что составляет внутренний мир произведения.

В отличие от бесчисленного количества кинолент, снятых в России за последние десять лет, Ворошиловский стрелок - совсем не кровожадный фильм. Он не "смакует" сцены насилия, которых, собственно говоря, не так уж и много. Единственный серьезный упрек по этой части фильму можно на самом деле сделать только за начальную сцену изнасилования, которая действительно могла быть не такой подробной и менее натуралистической.

Главный герой пенсионер Иван Федорович совсем не выступает в качестве символа и, если можно так выразиться, пропагандиста насилия. Он не мстит просто кому-то из-за некоего общего чувства "ненависти", не выбирает случайно подвернувшихся под руку жертв. Его действия вполне осознаны, а месть совсем не беспредельна. Как человек, привыкший действовать и уважать самого себя, а, значит, и своих близких, он не может пассивно примириться с произволом одних и беззащитностью других. Применить ответное насилие его заставляют не худшие, а лучшие нравственные качества в ситуации, когда не остается никакого иного выхода.

Важно отметить, что когда Иван Федорович уже вступает на свою "тропу войны" и даже когда достигает конечной цели, то он совсем не выглядит по-настоящему удовлетворенным. Его все время мучает сама необходимость совершения мести. Он отнюдь не рад ей, но не может и не хочет отступить. Исходя из содержания фильма, мы вправе предположить, что он не свободен от довольно сильных угрызений совести, которые он, однако, в себе преодолевает, будучи свято уверен в своей правоте.

Тем циничнее выглядит заявление автора из журнала Итоги, который говорит что "именно Стрелок - первый из увиденных мной за долгое время реально жестоких фильмов. Пропагандирующих реальное насилие".

Заметим мимоходом, что это говорится на страницах издания, которое является одним из оплотов сложившегося после 1991 года в России социально-экономического и политического режима, который для своей консолидации прошел, в том числе, через расстрел парламента из танковых пушек и который в качестве одного из своих главных лозунгов сделал принцип "сильный жрет слабого" (по словам одной из песен популярной группы "Наутилус Помпилиус").

Достигая своей цели, "ворошиловский стрелок" Иван Федорович совсем не торжествует. Он, скорее, глубоко потрясен всем случившимся и той ролью, которую вынужден был сыграть.

Фильм завершается сценой, когда Иван Федорович сидит у закрытой двери комнаты своей внучки. Катя играет на гитаре и поет старую советскую песню про любовь. Слезы наворачиваются на глазах пожилого человека от мысли, что его внучка понемногу возрождается к жизни и в ней пока еще не сломлены нормальные человеческие чувства.

Ворошиловский стрелок рассказывает историю, которые тысячами ежедневно совершаются на глазах миллионов обычных жителей России. Терпеть это становится все более невыносимо. Протест должен так или иначе находить себе выход. В отсутствие ясных ответов на социальный кризис и понимания альтернатив общественного развития мотив индивидуальной мести самой логикой вещей приобретает характер едва ли не единственно-возможного непосредственного выхода.

Это, конечно, не ответ. Но обсуждение того, насколько оправданными являются те или иные действия, не является прямой обязанностью искусства. Оно вносит свой вклад в обсуждение общественных проблем при помощи своих собственных методов. И первая задача искусства - правдиво описать то, что есть. В этом смысле появление такого фильма в России было в известной степени неизбежно и даже, может быть, необходимо.

Если вдуматься в общее содержание ленты, то изнасилование молодой девушки выступает отчасти в качестве метафоры того, что в целом происходит в стране. И либеральные комментаторы верно чувствуют это.

Мы видим в фильме, пишут Итоги, "союз спекулянтов-ларечников и гнилой, презирающей народ интеллигенции, оберегаемый сверху преступными чинами-хозяевами из силовых ведомств. Которые способны прикрыть любые грязные преступления своих чад (новых хозяев жизни) с помощью шестерок - следователей и прокуроров". Ну разве же это не ужасающе верная картина того, что происходит в реальной современной российской жизни?..

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site