World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Северный Кавказ

Версия для распечатки

Москва в поисках нового Хасавюрта

Владимир Волков
16 мая 2000 г.

Продолжающиеся военные действия в Чечне завели российскую политику на Северном Кавказе в тупик. С тех пор как в марте этого года, еще до проведения президентских выборов, было объявлено о завершении "военного этапа" "антитеррористической" операции, военные действия в этом регионе не только не прекратились или ослабели, но продолжаются с не меньшей силой, приобретя только несколько иную форму.

Основным силам чеченских боевиков удалось сохраниться и рассредоточиться в разных местах Чечни. Они перешли к тактике партизанских нападений, что значительно облегчается наступлением весеннего сезона и появлением листьев на деревьях. В продолжение марта-апреля было совершено несколько крупных налетов на российских военных в Чечне, приведших к многочисленным жертвам:

* 2 марта в результате нападения боевиков на колонну российского ОМОНа из города Подольск в районе Первомайского (5 км к северо-западу от Грозного) было убито 20 бойцов и 29 ранено.

* 29 марта в результате нападения боевиков (по российским данным - не менее 300 человек) на колонну пермского ОМОНа погибло 32 милиционера.

* 6 апреля между населенными пунктами Мескер-Юрт и Октябрьское при движении из Ханкалы в Алхан-Юрт попала в засаду колонна ОМОНа, в составе которой находились БТР, автобус, два автомобиля "Урал" и один "УАЗ". В результате боя один омоновец погиб и 8 получили ранения.

* 23 апреля при нападении чеченских боевиков на армейскую колонну в районе селения Сержень-Юрт погибло 15 и было ранено шесть российских десантников.

* 26 апреля 10 военнослужащих внутренних войск России, в том числе старший офицер, погибли в бою с бандформированием в районе населенного пункта Сержень-Юрт. Разведывательно-поисковая группа МВД обнаружила на южной окраине селения бандформирование численностью более 50 человек и вступила с ними в бой. Боевики были рассеяны и частично уничтожены.

Последнее по счету нападение состоялось 11 мая на территории Ингушетии, в шести километрах от границы с Чечней, в районе селения Галашки. Удар из гранатометов был нанесен по колонне российской военной техники, состоявшей из двух грузовиков "Урал" и бронетранспортера сопровождения. В результате прямого попадания в один из грузовиков с людьми и последовавшего вслед за тем короткого боя было убито 18 российских военнослужащих, трое было ранено, а один пропал без вести.

Согласно заявлениям российского руководства все военнослужащие относились к внутренним войскам МВД, не входили в состав объединенной группировки федеральных сил в Чечне и не принимали участия в боевых действиях. Было объявлено также, что в этой колонне находились те, кто был уволен в запас, и их везли на железнодорожный вокзал для отправки домой.

Нападение в Ингушетии, несомненно, дал новый импульс тем силам в Москве, которые стремятся вести в Чечне войну "до победного конца". К сторонникам "жесткой" линии можно отнести не только армейских генералов, типа В. Трошева, которые непосредственно руководят боевыми действиями российской армии, но и, например, такие фигуры, как и.о. помощника президента Сергей Ястржембский. Последний вскоре после кровавого столкновения в Ингушетии выступил со специальным заявлением, в котором особенно подчеркнул тот факт, что нападение произошло не в зоне ведения боевых действий и против военнослужащих, не участвовавших в них.

Примечательно также, что нападение в Ингушетии произошло в момент, когда начавшиеся закулисные контакты и переговоры с чеченским президентом Асланом Масхадовым стали публично известным фактом. 10 мая именно на территории Ингушетии состоялась встреча главы комитета Госдумы по законодательству и председателя Национальной комиссии по расследованию правонарушений и соблюдению прав человека на Северном Кавказе Павла Крашенинникова с вице-премьером в правительстве Масхадова Казбеком Махашевым.

* * *

Разговоры о необходимости начать мирные переговоры с Масхадовым начали просачиваться в российские средства информации еще в марте. Об этом заявлял в то время, например, известный олигарх и медиа-магнат Борис Березовский. В апреле стало совершенно очевидно, что в кремлевском руководстве обозначился раскол между теми, кто хотел бы заключить мир с Масхадовым и использовать его в качестве средства стабилизировать российское влияние в Чечне, и теми, кто рассматривает подобные перспективы как абсолютно неприемлемые и грозящие Кремлю полной политической "потерей лица".

Необходимо напомнить в этой связи, что российской стороной Масхадов был обвинен в нарушении целого ряда статей уголовного законодательства и объявлен в федеральный розыск.

Несмотря на это во второй половине апреля с заявлениями в поддержку переговоров с Масхадовым выступил целых ряд известных и влиятельных российских региональных лидеров:

* Губернатор Курской области Александр Руцкой заявил, что пришла пора договориться с Масхадовым о том, чтобы подчиняющиеся ему формирования добровольно сдали оружие. "Все меры хороши, в том числе и политического характера, для того, чтобы закончить затянувшийся конфликт", - сказал он в интервью агентству Интерфакс.

* Президент Башкирии Муртаза Рахимов выразил убеждение, что начало переговоров дало бы возможность прекратить боевые действия в Чечне и установить мир в республике. По его мнению, то, что в отношении чеченского лидера было заведено уголовное дело, не может быть препятствием для диалога с ним. "Это - легитимный президент, избранный народом Чечни, что бы там ни говорили", - подчеркнул Рахимов.

* Президент Ингушетии Руслан Аушев сказал, что не видит иного пути урегулирования чеченского конфликта, кроме переговоров. "С Масхадовым можно и нужно говорить. Дальнейшее затягивание конфликта приведет только к его эскалации и усилению сопротивления со стороны чеченских полевых командиров и их отрядов", - заявил Аушев.

* Об абсолютной бесперспективности попыток решить чеченский конфликт силой говорил и губернатор Краснодарского края Николай Кондратенко. Отнеся себя к сторонникам начала диалога с Масхадовым и считая последнего легитимным президентом Чечни, он заявил: "Надо заканчивать войну и начинать говорить о мире. В противном случае никакого спокойствия на Северном Кавказе не будет".

* Губернатор Кемеровской области Аман Тулеев сказал, что Масхадов - "единственный человек в Чечне, с которым можно говорить". "Чем глубже мы будем увязать в чеченском конфликте, тем сложнее будет путь к миру. Поэтому надо прекращать войну, садиться за стол переговоров с Масхадовым и начинать договариваться о мире", - заявил Тулеев.

Примечательно, что все упомянутые губернаторы руководят территориями, на которых во время парламентских выборов в декабре прошлого года с большим успехом выступило проправительственное движение "Единство", а в марте этого года на выборах президента безусловную победу одержал В. Путин. При этом особенно активную роль пытается играть Р. Аушев, который фактически выступает в качестве посредника между Масхадовым и Кремлем.

Несмотря на сопротивление российских "ястребов", контакты с Масхадовым и его представителями, по-видимому, непрерывно продолжались в течение апреля и начала мая. Одним из симптоматичных событий этого ряда, привлекших к себе особое внимание, стал выезд за пределы российской федерации супруги А. Масхадова Кусамы Масхадовой вместе с дочерью.

2 мая они пересекли границу с Грузией на таможенно-пограничном пункте 44 погранотряда "Верхний Ларс" в Северной Осетии. Они не встретили никаких препятствий и, как вскоре стало известно, отправились в Малайзию. В то же самое время руководство Грузии отвергло предположение о том, что супруга Масхадова собирается предложить Эдуарду Шеварднадзе роль посредника на переговорах с Москвой. В этой связи российские масс-медиа напомнили о том, что Кусама Масхадова уже посетила один раз Тбилиси осенью прошлого года. Тогда она была принята с большим почетом и размещена в правительственной Крцанисской резиденции. Она передала тогда просьбу своего супруга (выпускника Тбилисского артиллерийского училища) об активизации усилий Грузии в деле наведения мостов между Москвой и Грозным.

Учитывая, что в последнее время супруга Масхадова неусыпно находилась под присмотром российских спецслужб, ясно, что ее выезд за границу был невозможен без санкции из Кремля. "Зарубежный вояж семьи президента Ичкерии делает реальными его переговоры с Москвой", - сделала на этом основании вывод газета Сегодня в своем выпуске от 4 мая.

Единственным мотивом поведения Москвы в этом случае может быть только то, что таким путем предоставляются гарантии личной безопасности родственникам Масхадова. Можно вспомнить в связи с этим также и то, что Басаев и Хаттаб обещали Масхадову расправиться с его семьей в том случае, если он "повернет голову в сторону Москвы".

"Миссию" П. Крашенинникова 10 мая также следует рассматривать в свете всех этих событий. После возвращения в Москву он сказал, что Махашева он знает уже несколько лет, а "возможность встречи предоставилась на месте". Крашенинников старательно избегал слова "переговоры", назвав встречу с Махашевым "обменом мнениями". Предметом беседы, по его словам, было "выяснить отношения, получить информацию о том, что происходит: не секрет, что часто мы получаем одностороннюю информацию". Результат "обмена мнениями" Крашенинников назвал "хорошим" и выразил надежду на то, что ему предоставится возможность рассказать о результатах встречи с посланцем А. Масхадова руководству России.

П. Крашенинников всячески подчеркивал неофициальность своей поездки. Это было тем более необходимо, что в начале мая президент В. Путин вынужден был занять четкую позицию относительно слухов о ведущихся переговорах с Масхадовым и назвать того "политическим импотентом". Тем не менее не могут не обратить на себя внимания некоторые обстоятельства встречи российского депутата с представителем Масхадова в Ингушетии.

К. Махашев должен пересечь российские контрольно-пропускные пункты на границе между Чечней и Ингушетией, что удалось ему сделать беспрепятственно. С другой стороны, безопасность Махашева в Ингушетии обеспечивали российские военные, в то время как экс-министр юстиции П. Крашенинников не имеет в своем подчинении каких-либо воинских формирований.

Реакция как чеченской диаспоры в Москве, так и российских генералов на эту встречу была резко отрицательной. Командующий объединенной группировкой федеральных сил в Чечне Геннадий Трошев заявил: "Махашев - человек Масхадова, который числится в розыске". Генерал подчеркнул, что отдал бы приказ арестовать посланца Масхадова, если бы заранее знал о его планах посетить Ингушетию. Генерал Трошев также дал понять, что армия не собирается безучастно смотреть на то, как ее "опять подставят", подразумевая второй Хасавюрт. В то же время глава пресс-центра представительства ЧР при президенте России Абубакар Дениев заявил, что разговаривать с Масхадовым можно разве что о сложении оружия. "Если же повторится вариант Хасавюрта, это будет очередным предательством как чеченского народа, так и солдат, погибших во время боевых действий", - сказал Дениев.

* * *

В событиях на Северном Кавказе есть очень много "странного". Однако если мы примем во внимание как опыт первой Чеченской войны 1994-1996 годов, так и реальные, а не декларируемые цели последней Чеченской кампании, то мы увидим, что за многими противоречивыми событиями видна определенная логика.

Москва никогда не ставила себе целью борьбу против "бандитизма" или "терроризма" на Северном Кавказе. Это определяется уже хотя бы тем, что сложившиеся в Чечне и других республиках Северного Кавказа условия были в значительной степени созданы самой Москвой. Они по существу неотделимы от общего генезиса современного российского криминально-номенклатурного капитализма, как он развивался в продолжение всего периода постсоветской истории.

Нынешняя Чеченская война была спровоцирована в августе прошлого года для того, чтобы разжечь националистические и военно-патриотические настроения, выбить почву из-под ног оппозиции и укрепить авторитет тогдашнего кремлевского руководства в качестве единственной силы, якобы способной беспощадно и решительно противостоять "террористической" угрозе.

Вместе с успехом прокремлевских сил на парламентских выборах в декабре 1999 года, а также убедительной победы В. Путина на выборах президента России в марте этого года истинные цели Чеченской войны оказались достигнуты, а "преемственность" кремлевской власти оказалась обеспеченной. Массированного передела собственности и быстрого низвержения олигархов, окруживших Ельцина и его "семью", в ближайшее время при Путине не предвидится. Лишним подтверждением тому стало участие экс-президента Б. Ельцина на церемонии инаугурации Путина, состоявшейся 7 мая, и сделанное тогда же Путиным заявление о "преемственности" нынешнего курса Кремля с ельцинским периодом.

Чеченская война перестала "работать на имидж" В. Путина. Продолжение ее требует огромных денег в условиях, когда мировые цены на нефть существенно снизились, а население страны ждет выполнения тех популистских обещаний, которые раздавал Путин с декабря прошлого года. Ведущие страны Запада также продолжают вести капанию жесткой критики Чеченской войны и настаивают на ее скорейшем прекращении.

В то же время прекращение боевых действий на территории Чечни в настоящий момент позволит отрядам Басаева и Хаттаба, участвовавшим в нападении на территорию Дагестана в августе прошлого года, сохраниться и, вероятно, вновь усилить свою боеспособность. Тогда "внезапное" возобновление их активности в какой-то момент времени снова могло бы быть использовано Москвой для развязывания новой серии военной активности на Северном Кавказе, в которую потенциально могут оказаться вовлечены и другие республики Кавказа и Закавказья.

Хасавюртовскими соглашениями, подписанными в августе 1996 года генералами А. Лебедем и А. Масхадовым, окончилась первая Чеченская война. В тот момент эта война вызывала массовое неприятие у населения России, а президент Ельцин уже был переизбран на второй срок. Суть соглашений состояла в том, что статус Чечни оставался неопределенным, а его решение переносилось на 2001 год.

Ситуация в настоящий момент имеет много сходных черт. Второй Хасавюрт позволил бы обеим сторонам утверждать, что они добились своих целей, а окончательное урегулирование вопроса о статусе Чечни снова было бы отложено на неопределенное будущее.

На фоне происходящего и вне зависимости от того, как будут развиваться события дальше, важно помнить следующее. Конечно, продолжение войны губительно и бессмысленно. Она должна быть как можно скорее остановлена. Однако второй Хасавюрт не способен привести к какому бы то ни было решению вопроса. Если бы он состоялся, то лишь подчеркнул бы только безграничный цинизм сегодняшних российских и чеченских политиков и показал бы, что колоссальные человеческие жертвы и разрушения в Чечне были всего лишь "накладными расходами" тех интриг, которые плетутся в кремлевских коридорах власти.

Настоящее решение чеченского вопроса лежит в плоскости, совершено отличной от той, в какой ее могут предлагать нынешние лидеры России и Чечни. Оно связано с необходимостью интернациональной борьбы против капитализма как мировой общественной системы и перспективами возрождения самостоятельной политической активности самых широких слоев трудящихся масс региона.

Смотри также:
Новое массированное наступление российских войск в Чечне
(24 января 2000 г.)
Политические и исторические вопросы - связанные с нападением России на Чечню
( 21 января 2000 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site