World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Северная Америка

Версия для распечатки

Женевская конвенция и массовое убийство военнопленных в Афганистане, организованное США

Заявление редакционной коллегии МСВС
28 декабря 2001 г.

Нижеследующий документ был опубликован на английской странице МСВС 7 декабря 2001 г.

1 декабря последние из приблизительно 80 заключенных, оставшихся в живых после штурма войсками США, Британии и Северного Альянса крепости Кала-и-Джанги, расположенной рядом с Мазари-Шарифом, вышли из своих подземных убежищ и сдались своим противникам. В течение шести дней, начиная с воскресенья 25 ноября, силы американского и британского спецназа совместно с войсками лояльного Северному Альянсу генерала Рашида Дустума участвовали в крупной односторонней атаке, направленной против 400-800 неафганских талибов, которые накануне капитулировали в Кундузе. США, Британия и Северный Альянс оправдывают устроенную ими бойню военнопленных, большинство которых было убито в ходе двухдневных ударов американской авиации, тем, что талибские пленные подняли восстание.

Однако кадры теленовостей, показавшие американских военных и боевиков Северного Альянса, стреляющих с высоты крепостных стен вниз по военнопленным, а также поля, усеянные телами мертвых и изуродованных пленников, дали явное доказательство массовой резни. Уже в то время, когда продолжалось истребление оставшихся в живых, организации по защите прав человека потребовали расследования нарушений Женевской конвенции и других международных законов войны.

Международные правозащитные организации «Amnesty International» и «Human Rights Watch» призвали провести расследование событий, произошедших в крепости Кала-и-Джанги. Это требование было поддержано Мэри Робинсон, верховным комиссаром Организации Объединенных Наций по правам человека.

Соединенные Штаты и Британия отвергли все призывы такого рода. Американские средства массовой информации, которые уделили только мимолетное внимание этим кровавым событиям в момент их развертывания, хранят полное молчание относительно их прямых последствий.

Однако массовое убийство военнопленных вблизи Мазари-Шарифа нельзя так легко спрятать под сукно. Как пишет британская газета Guardian : «Одна ужасная жестокость может стать определяющим моментом в войне… задаются вопросы, будет ли кровавое окончание на этой неделе осады превращенной в тюрьму крепости XIX века Кала-и-Джанги, расположенной около северо-афганского города Мазари-Шариф, определяющим моментом в афганской войне. Вид служащих вспомогательных войск, пробирающихся сквозь тела талибских пленных, убитых совместными усилиями боевиков Северного Альянса и американской военной авиации, вызвал отвращение у всего мира».

Никакое другое действие, осуществленное американской военщиной, не свидетельствует столь явно о военном преступлении, как убийство сотен военнопленных в крепости-тюрьме. После массовой резни в Май-Лаи во Вьетнаме американские военные и гражданские власти стремились приписать убийство гражданских лиц негодяю. Главный преступник, лейтенант Уильям Келли (Calley), был наказан в уголовном порядке судом США.

Сегодня заявления и действия высших военных и правительственных чиновников США, сделанные как до, так и после осады крепости-тюрьмы, дают достаточные свидетельства тому, что массовое убийство явилось прямым следствием решений ведущих полисмейкеров США в Афганистане. Это преступление огромных масштабов, которое будет преследовать американскую правящую элиту. В определенный момент ведущие фигуры военной элиты и администрации Буша могут запросто попасть в тюрьму из-за их роли в кровавой резне, учиненной в Кала-и-Джанги.

Ход событий

Многие подробности осады остаются неясными, но основные факты несомненны. Когда силы Талибана капитулировали в Кундузе 23-24 ноября, афганским талибам позволили вернуться в свои деревни. Однако иностранные солдаты — главным образом, пакистанцы, но также узбеки, чеченцы и арабы — были выделены из общего числа сдавшихся и взяты в плен. Это было сделано в соответствии с публичными заявлениями министра обороны США Дональда Рамсфелда и других американских чиновников, которые наложили запрет на переговоры генералов Северного Альянса и командиров Талибана по обеспечению безопасного ухода неафганских талибов в обмен на сдачу Кундуза.

Сотни иностранных талибов — оценки их численности колеблются от 400 до 800 человек — были на грузовиках доставлены из Кундуза в окрестности Мазари-Шарифа и помещены в крепость Кала-и-Джанги, которая служила штаб-квартирой войск генерала Дустума. Согласно ряду сообщений прессы, заключенные думали, что они будут освобождены, и были потрясены, обнаружив, что стали пленниками крепости. Guardian в выпуске от 1 декабря цитирует Амир Хана (Amir Jan), антиталибского командира, который вел переговоры о капитуляции. Он сказал: «Иностранцы думали, что после сдачи Северному Альянсу они будут освобождены. Они не думали, что окажутся в заключении». Хан также сказал газете, что именно американские «советники» решили поместить пленных в крепости Кала-и-Джанги после того, как первоначально Северный Альянс предлагал содержать их в аэропорту близ Мазари-Шарифа.

В течение ночи 24 ноября один талибский заключенный в преддверии обыска подорвал спрятанную ручную гранату, убив себя и двух сторонников Дустума. Ряд других военнопленных последовал этому примеру, взорвав себя ручными гранатами.

На следующий день, в воскресенье 25 ноября, силы Северного Альянса начали связывать пленным руки за спиной. Около 250 военнопленных были связаны, когда два американских агента Центрального Разведывательного управления (ЦРУ), находившиеся внутри крепости, начали допрашивать их. Вмешательство американцев, несомненно, было той искрой, которая вызвала последующие события.

Согласно Амир Хану, «заключенные заподозрили, что они будут расстреляны». Между агентом ЦРУ Джонни Спанном (Spann) и одним из заключенных завязалась борьба, которая привела к автоматной очереди, оборвавшей жизнь Спанна. Лондонская Times сообщила 28 ноября, что Спанн стрелял и убил четверых пленных, пока сам не был сбит на землю и убит другими военнопленными. Затем заключенные напали на охранников и захватили их оружие.

Второй агент ЦРУ спасся бегством и связался с американскими представителями по спутниковому телефону, убеждая их применить силу. Спецназ США и Британии прибыл к крепости и начал руководить полномасштабным наступлением на находящихся внутри военнопленных, которое вскоре было дополнено массированными бомбардировками.

В последующие дни спецназ США надзирал за истреблением огромного большинства военнопленных. Американские спецназовцы косвенно давали указания войскам Северного Альянса заливать дизельное топливо в подвалы, где скрывались заключенные, и поджигать его. После окончания самой острой фазы боя фотограф Associated Press сказал, что видел тела около 50 талибов со связанными руками, убитых внутри крепости. Другие (британские) сообщения прессы говорили, что силы Северного Альянса казнили всех талибских пленных, которые умудрились выбраться из крепости.

Британская телерадиовещательная компания (BBC) в сообщении от 29 ноября документально подтвердила руководящую роль американских сил, отметив, что полдюжины солдат спецназа США были замечены стреляющими с ограды вниз по заключенным. Лондонская Times 28 ноября подтвердила это сообщение, написав: «Очевидцы рассказывали, что когда отрывочные очереди автоматов Альянса сменились равномерными одиночными выстрелами снайперов, то сразу стало очевидным, что в штурме принимали участие обученные солдаты».

Относительно огневой мощи, находившейся в распоряжении пленников, Times сообщила, что они захватили только 30 автоматов, два противотанковых устройства и два гранатомета.

Софистика и обман

Правительство США и масс-медиа выдвинули ряд заявлений, направленных на то, чтобы оправдать массовое убийство талибских военнопленных и опровергнуть факт совершения вооруженными американскими силами военных преступлений. Эти заявления включают в себя как извращение фактов, так и ложное истолкование Женевской конвенции об обращении с военнопленными.

Утверждение № 1. Ответственность за кровавую бойню лежит на заключенных, которые подняли неспровоцированное восстание.

Именно эта тема наполняла репортажи о резне в американской прессе. Статьи, опубликованные в особенности в New York Times, являются образцами якобы объективных сообщений, тщательно срежиссированных с целью приуменьшить виновность США, если не оправдать их действия полностью.

29 ноября, в первой большой статье Times, посвященной осаде крепости, Карлотта Голл (Gall) описывала события как «восстание против своих пленителей», предпринятое заключенными, которые «бросились в отчаянную битву на смерть». Голл делает все, чтобы принизить роль американских сил в этом массовом убийстве, иносказательно говоря об «американских и британских войсках, которые помогали Северному Альянсу защищать крепость».

В следующей статье (2 декабря) Голл игнорирует появившиеся в зарубежной прессе сообщения, указывающие на провокации Северного Альянса и США, и характеризует кровавую бойню как «восстание заключенных, которое началось в прошлое воскресенье, когда пленные набросились на своих охранников и захватили их оружие».

Эта версия развития событий была представлена в наиболее чистом виде директором ЦРУ Джорджем Тенетом (Tenet), который превознес убитого агента ЦРУ как национального героя и сказал о талибских военнопленных: «Их тюремное восстание — которое имело целью убийство — стоило многих жизней, среди которых была жизнь одного очень храброго американца»…

Смысл статей Times и подобных репортажей заключается в том, что заключенные решились на акцию массового самоубийства, надеясь при этом уничтожить столько своих захватчиков, сколько возможно. Washington Post в редакционной статье от 27 ноября заявила насколько можно определенно: «Пленные из рядов «Аль-Каида» и Талибана, многие из которых неафганцы, подрывали себя гранатами, чтобы убить находящихся рядом охранников. Вчера некоторые еще сражались, что выглядело как сознательная битва насмерть внутри крепости, где они содержались в качестве заключенных».

По поводу этих заявлений следует прежде всего сказать, что перед лицом фактов они не стоят ни гроша. Во-вторых, даже в том случае, если бы они содержали правду, это никоим образом не оправдывает — ни морально, ни юридически — кровавую бойню, которая была устроена США и их союзниками.

Согласно международному законодательству, всякая военная реакция на мятеж заключенных должна быть пропорциональной. Бомбардировки без всякого разбора заключенных, многие из которых были связаны, являются явным нарушением этого установления.

Более того, заявление, согласно которому пленные были склонны либо к убийству, либо к самоубийству или к тому и другому, изобличается тем фактом, что они только что сдались своим врагам как раз для того, чтобы избежать бесполезной «битвы насмерть». В то же время они имели достаточную причину опасаться, что их заманили в ловушку и готовят к скорой казни, так как силы генерала Дустума совершали такие жестокости всего две недели назад при взятии Мазари-Шарифа и совсем недавно при захвате Кундуза. Связывание рук за спину и присутствие американских следователей могло только усилить такие опасения.

Утверждение № 2. Талибские пленные лишились своего юридического статуса военнопленных, поскольку оказали сопротивление захватившим их силам.

Это заявление было сделано 26 ноября военным представителем США Кентоном Кейтом (Keith), который сказал, что «статус» военнопленных, предусмотренный Женевской конвенцией, был утрачен, раз они «участвовали в наступательном действии».

Это утверждение, с точки зрения международного законодательства, заслуживало бы рассмотрения в том случае, если бы было доказано, что действия заключенных были умышленными и неспровоцированными. Однако факты указывают на противоположный вывод. Более того, даже если заключенные перестали быть, в строго юридическом смысле, военнопленными, они остаются людьми, а международные законы войны выработаны для минимизации ничем не вызванного насилия и кровопролития. В самом деле, протокол к Женевской конвенции объявляет «приказ пленных не брать» незаконным.

Утверждение № 3. Конфликт в Афганистане является гражданской войной, а не войной между государствами. Следовательно, захваченные бойцы не защищены Женевской конвенцией и не имеют юридической защиты по международному законодательству.

Этот довод предлагается снова New York Times, которая в статье от 2 декабря заявляет, что неафганские талибские солдаты, захваченные в плен Северным Альянсом, являются «иностранными солдатами в гражданской войне: их права не определены»… Та же тема обсуждается в комментарии New York Times от 30 ноября, написанном Сержем Шмеманом (Schmemann), который говорит о массовом убийстве в крепости Кала-и-Джанги следующее: «Даже не ясно, насколько приемлема Женевская конвенция… правила различны для международных конфликтов — для которых была написана Женевская конвенция и по которым Соединенные Штаты были бы прямо ответственны за режим содержания военнопленных — и для внутренних конфликтов. Боевые действия в Афганистане являются разновидностью интернационализированной гражданской войны, которая становится все более обычной, но в юридическом отношении является весьма запутанной».

Утверждение, что Женевская конвенция о режиме содержания военнопленных не относится к гражданским войнам, оказывается лживым при первом же обращении к документу. Конвенция, принятая 12 августа 1949 года, провозглашает в статье 3: «В случае вооруженного конфликта не международного характера, произошедшего на территории одной из высоких договаривающихся сторон, каждая сторона этого конфликта будет обязана соблюдать, как минимум, следующие условия»… (курсив ред. МСВС).

Далее в статье документа заявляется, что захваченные в плен солдаты должны содержаться гуманным образом, и запрещается: «(а) насилие над жизнью и личностью, в частности убийство всех видов, увечье, жестокий режим содержания и пытки; (b) взятие заложников; (c) оскорбление личного достоинства, в частности унизительный и ухудшающийся режим содержания; (d) вынесение приговоров и приведение их в исполнение без предшествующего решения суда, объявленного законно установленным судом, предоставляющим все судебные гарантии, которые признаны в качестве обязательных всеми цивилизованными людьми».

Соединенные Штаты, Британия и Афганистан подписали Конвенцию 1949 года и поэтому юридически связаны ее положениями.

То, что Женевская конвенция применима к войне в Афганистане, является мнением не только Международного Социалистического Веб Сайта, но также и Международного Комитета Красного креста (МККК) — организации, признанной Конвенцией в качестве наблюдателя за осуществлением ее положений. МККК выпустил 23 ноября, накануне сдачи сил Талибана в Кундузе и за два дня до начала массового убийства в Кала-и-Джанги, однозначное заявление. «Статья третья относится ко всем: Северному Альянсу, Талибану, «Аль-Каиде», любой противоборствующей стороне на этой территории», — сказала Катрин Диман, советник юридического отдела МККК. Она заявила: «В афганских горах действуют те же правила, что и в Руанде, Ираке или где бы то ни было еще». Соединенные Штаты, добавила она, морально обязаны соблюдать все пункты Конвенции.

Организация «Amnesty International» в прошлом месяце выпустила подобное же заявление, подчеркивая, что «любой боец Талибана или любой член организации Усамы бен Ладена al-qa'ida, захваченный силами США или Объединенного королевства [Британии], должны обладать гарантиями военнопленных».

Заявление, выпущенное по этому вопросу 1 декабря организацией «Human Rights Watch», стоит процитировать достаточно пространно. Требуя расследования «кровавой бойни» в Кала-и-Джанги, эта организация заявила: «Гуманный режим содержания всех тех, кто не принимал деятельного участия в военных действиях, включая задержанных или сдавшихся вражеских солдат, является основным принципом международного человеческого права (законом войны). Его следует соблюдать при всяких условиях, считается ли конфликт международным или внутренним вооруженным конфликтом, и его следует соблюдать для помощи всем людям, задержанным вооруженной силой, будь они военнопленными, участниками сражений без статуса военнопленного или арестованными гражданскими лицами».

Относительно утверждения, что конфликт в Афганистане является гражданской войной, любопытно наблюдать за апологетами администрации Буша и военщины США. Они внезапно обнаружили, что «война» Америки «с терроризмом», с такой помпой объявленная президентом Джорджем В. Бушем в его обращении к Конгрессу 20 сентября, с ультиматумом Афганистану и демонстрацией готовности напасть на эту страну, в действительности является внутренним афганским конфликтом. Всего несколько недель назад американская пресса обсуждала жизнеспособность планов Белого дома по использованию Северного Альянса в качестве союзной силы в войне США, направленной на свержение талибского режима. Сегодня те же самые газеты хотят, чтобы мы поверили, будто США играют только роль советника в происходящей гражданской войне.

Утверждение № 4. Талибский режим не признан мировым сообществом в качестве законного правительства Афганистана, и поэтому Женевская конвенция не применима.

Этот довод распространяется некоторыми представителями США. Он прямо опровергается содержанием статьи 4 Конвенции 1949 года, которая определяет термин «военнопленный». В это определение Конвенция включает «членов регулярных вооруженных сил, которые подчинены правительству или руководству, не признанному властью, производящей задержание».

Утверждение № 5. Иностранные талибские бойцы не являются настоящими солдатами. Все они связаны с организацией Усамы бен Ладена «Аль-Каида» и являются закоренелыми убийцами, террористами и преступниками.

В статье от 2 декабря, посвященной резне военнопленных, New York Times неприкрытым образом ведет эту линию, утверждая, что сопротивление заключенных Кала-и-Джанги доказывает их преступность: «То, что ряды иностранных талибов состоят из закоренелых убийц, стало достаточно очевидным на прошлой неделе, когда заключенные взбунтовались и убили офицера американской разведки».

Юрисконсульт Белого дома Альберто Р. Гонзалес озвучил эту же позицию, защищая предложение Буша судить захваченных членов «Аль-Каида» тайными военными трибуналами. По законам войны, заявил он, они являются не имеющими гражданства «участниками незаконных вооруженных формирований» и не подпадают под установления Женевской конвенции.

Министр обороны Рамсфелд неоднократно уравнивал всех иностранных боевиков Талибана с «Аль-Каида» и Усамой бен Ладеном. Только в прошлое воскресенье, давая интервью программе «Встреча с прессой», он назвал оставшихся в живых после кровавой бойни заключенных «последними твердыми элементами "Аль-Каиды"», добавив, что «если люди не желают сдаваться, то они сделали свой выбор».

Это полное отождествление иностранных талибов с «Аль-Каидой» является ложным. В действительности интервью на месте событий с выжившими после массового убийства подтвердили, что многие неафганские боевики представляют собой очень молодых и неопытных новобранцев, которые не связаны с бен Ладеном. Большинство из них являются сторонниками исламских партий Пакистана, и многие пришли в Афганистан только после того, как США начали бомбить эту страну.

Как писал Мировой Социалистический Веб Сайт в статье, опубликованной за три дня до начала штурма крепости-тюрьмы под руководством США, «характеристика всех иностранных талибов как террористов преследует очевидную цель — заранее оправдать любую кровавую резню, происходит ли она в Кундузе или в любом другом месте».

Политика США, направленная на то, чтобы отделить иностранных талибов для содержания их в условиях особо строгого режима и для незаконного судебного разбирательства против них, является не только произвольной, антидемократической и достойной порицания с моральной точки зрения. Она является незаконной согласно Женевской конвенции. Статья 3 гласит: «(1) Лица, не принимающие активного участия в военных действиях, в том числе члены вооруженных формирований, сложившие оружие и вышедшие из строя вследствие болезни, ранения, содержания под стражей или в любом другом случае, при всех условиях будут содержаться гуманно, без какого-либо неблагоприятного различия, основанного на расе, цвете кожи, религии или вероисповедания, поле, происхождении или имущественном состоянии или других подобных признаках » (курсив ред. МСВС).

Более того, согласно Конвенции, военнопленные, подозреваемые в совершении преступных действий, должны продолжать содержаться как военнопленные, со всеми юридическими правами, которые предусматривает этот статус, до тех пор, пока они не будут осуждены военным судом, который гарантирует им публичное судебное разбирательство, соблюдение надлежащих процедур и право апелляции. (См. статьи 5, 84 и 106 Женевской конвенции относительно военнопленных, доступной на http://www.yale.edu/lawweb/avalon/lawofwar/geneva03.htm).

Тайные военные трибуналы Буша явно попирают эти положения.

Утверждение № 6. Соединенные Штаты имеют мало или вообще не имеют никакого контроля над тем, как Северный Альянс обращается с захваченными талибами, и поэтому не несут какой-либо вины за жестокости или нарушения закона, которые могли произойти в ходе осады Кала-и-Джанги.

То, что американские представители способны делать такие заявления с честным лицом, а средства массовой информации некритически повторять их, лишний раз подчеркивает цинизм и лицемерие, которые пропитывают политическую элиту США. Подобные утверждения выражают презрение к международному общественному мнению и веру в то, что США могут безнаказанно осуществлять самые жестокие действия.

Характерными для подобного типа аргументов были замечания, высказанные представителем Пентагона Викторией Кларк (Clarke), которая 29 ноября сказала репортерам: «Утверждать, что мы можем контролировать или диктовать наши условия оппозиционным группировкам — это просто преувеличение. Мы этого не можем».

Другой «высокопоставленный представитель министерства обороны», который цитировался прессой, сказал, что запрашивать Вашингтон о режиме содержания захваченных талибских солдат — «все равно что спрашивать меня, каковы условия содержания заключенных во Франции».

Эта софистика не считается с неопровержимым фактом того, что американские силы руководили и лично участвовали в кровавой бойне заключенных в крепости-тюрьме. Спецназ США действовал на земле, стреляя в почти безоружных военнопленных, а агенты ЦРУ внутри крепости послужили искрой, которая зажгла сопротивление заключенных. Именно американские ракеты и бомбы убили большую часть военнопленных.

Более того, политика США, публично изложенная высшими должностными лицами администрации Буша, подготовила почву для этого массового убийства. До сдачи талибов в плен в Кундузе министр обороны Рамсфелд ни мало не беспокоился по поводу того факта, что, говоря об обращении с силами Талибана, Вашингтон призывал к стрельбе. Рамсфелд выступал с неоднократными заявлениями, налагавшими запрет на любое соглашение, которое могло бы позволить иностранным талибам свободно уйти в обмен на сдачу города. Он поступал так с полным знанием того, что командиры Северного Альянса всего несколько дней назад осуществили скорую расправу и массовые убийства при взятии Мазари-Шарифа.

Рамсфелд пошел еще дальше, дав ясно понять, что тем образом действий, который США находит предпочтительным, было бы убийство всех иностранных талибских солдат. За неделю до кровавой бойни в крепости Кала-и-Джанги он сказал прессе, что США «не склонны к переговорам о капитуляции» и что он надеется, что те, кого он назвал силами «Аль-Каида», будут «либо убиты, либо захвачены в плен».

21 ноября Рамсфелд выразился еще более недвусмысленно, сказав в программе CBS «60 минут II», что он предпочел бы, чтобы Усама бен Ладен был убит, а не взят живым. «Ставка - жизнь» [You bet your life], — сказал он.

20 ноября официальный представитель сил США и Британии в Афганистане Кентон Кейт сказал, что США выступают против любого урегулирования ситуации в Кундузе, достигнутого путем переговоров. Затем он попытался снять с Америки ответственность за происходящую массовую бойню, сказав, что «коалиция» убеждала Северный Альянс содержать пленных соответствующим образом. Однако, добавил он, «мы не в состоянии гарантировать что-либо».

Смысл этих замечаний Рамсфелда и других американских официальных лиц был однозначным. 23 ноября Washington Post сообщила о широко распространенном в ближневосточной прессе опасении, что комментарии Рамсфелда равносильны «зеленому свету, данному США, на убийство так называемых афганских арабов». Один комментатор с полным основанием писал, что Северный Альянс «подталкивался и подстрекался американцами» на месть захваченным пленным талибам.

После кровавой бойни в Кала-и-Джанги некоторые защитники прав человека и комментаторы в международной прессе указали на приведенные замечания Рамсфелда как на доказательство соучастия правительства США в этом зверстве.

В редакционной статье в номере за 2 декабря, озаглавленной «Запятнанный кровью Буш», британская Observer потребовала полномасштабного расследования событий в Мазари-Шарифе. «До тех пор, пока обстоятельства не будут расследованы, — говорится в газете, — будет сохраняться подозрение, что США осуществляют политику смертной казни без судебного разбирательства».

США не скрывают того факта, что американский спецназ и агенты ЦРУ принимали прямое участие в допросах захваченных талибских солдат. После штурма крепости Кала-и-Джанги Рамсфелд неоднократно заявлял об американском противодействии любой капитуляции последнего оплота Талибана Кандагара, которая позволила бы иностранным талибам и подозреваемым в членстве в «Аль-Каиде» свободно уйти. Он требовал, чтобы антиталибские командиры выдали США захваченных лидеров Талибана для допроса и возможного судебного процесса.

Позиция США бросает вызов еще одному центральному положению Женевской конвенции — условию, сформулированному в статье 17, согласно которому военнопленный обязан сообщить только свое имя, звание, дату рождения и регистрационный номер и не может быть принуждаем давать захватившим его в плен какую-либо дополнительную информацию. Это право прописано в недвусмысленных выражениях в следующем предписании: «Ни физические, ни психические пытки, ни какие-либо другие формы насилия не могут быть применены к военнопленным для получения от них информации какого-либо рода. Заключенным, которые отказываются отвечать, нельзя угрожать, оскорблять или подвергать грубому или неблагоприятному содержанию любого рода».

Примечательно то, что представители Пентагона не отрицают, что заключенные талибы подвергаются пыткам, в том числе те, кто допрашивается представителями американского спецназа. Согласно сообщению Washington Post в выпуске от 30 ноября, «высокопоставленный представитель министерства обороны» мог сказать только, что «он не видел информации о том, подвергались ли заключенные пыткам в ходе этих допросов».

Двойные стандарты Вашингтона по отношению к военным преступлениям

Американские действия в крепости-тюрьме, как это ясно из предшествующего анализа, нарушили основные запреты Женевской конвенции против убийства, пыток или любой формы негуманного обращения с захваченными солдатами. Более того, политика США по отношению к содержанию, допросу и обвинению пленных в Афганской войне противоречит другим положениям Конвенции.

Были также нарушены дух и буква руководящих указаний самого министерства обороны США, которые требуют строгого соблюдения Женевской конвенции. Директива министерства обороны, выпущенная в 1994 году, гласит: «Политика МО [Министерства обороны] такова: (1) Военные службы США будут соблюдать принципы, дух и смысл международного законодательства о войне, как обычного, так и кодифицированного, включенного в состав Женевской конвенции». Далее в директиве говорится: «(3) Захваченному или содержащемуся под стражей персоналу будет предоставлен надлежащий юридический статус, согласно международному праву». В директиве оговаривается, что любые «предполагаемые или вменяемые в вину нарушения… международного законодательства о войне немедленно сообщаются соответствующим властям и расследуются»…

В другом документе министерства обороны, посвященном обращению с пленными солдатами, заявляется: «Если существует какое-либо сомнение относительно статуса захваченного, обращайтесь с ним согласно нормам Женевской конвенции и принятым в США правилам до тех пор, пока компетентный орган правосудия сможет определить его статус».

Женевская конвенция 1949 года требует от подписавших ее государств принять необходимые законы и «обеспечить действенные уголовные санкции» для лиц, «совершающих, или приказывающих совершать» любые «серьезные нарушения» Конвенции. Статья 129 провозглашает, что каждая подписавшаяся сторона «будет обязана преследовать лицо, которому вменяется в вину совершение или приказ на совершение таких серьезных нарушений, и будет доставлять таких лиц, безотносительно к их национальности, в свои суды».

Статья 130 относит к «серьезным нарушениям» такие, как «произвольное убийство, пытка или негуманное обращение, в том числе биологические эксперименты, приводящие к большим страданиям или серьезному ранению тела или ущербу для здоровья, принуждение военнопленного служить в силах враждебной державы или произвольное лишение военнопленного прав на справедливый и соответствующий нормам судебный процесс, предписанный в этой Конвенции».

Массовое убийство сотен талибских заключенных в крепости Кала-и-Джанги явно подпадает под определение «серьезного нарушения», данного в Женевской конвенции. Поэтому Соединенные Штаты, так же как всякая другая подписавшая Конвенцию сторона, юридически обязаны преследовать ответственных за него в уголовном порядке.

Существует исторический прецедент уголовного преследования правительства и военных чинов за жестокости против военнопленных. Значительный компонент обвинения против представителей Германии на Нюрнбергском военном трибунале имел отношение к жестокому обращению с военнопленными.

Соединенные Штаты выступают против учреждения Международного уголовного суда, который обладал бы юрисдикцией над их собственными действиями, а в прошлом игнорировали постановления, принятые против них международным судом в Гааге, например, постановление суда против минирования никарагуанских портов в 1984 году. Однако правительство США является самым громогласным защитником судебных процессов по фактам военных преступлений против правительственных лидеров, считающихся враждебными по отношению к глобальным интересам американского капитализма.

Правительство США добивалось уголовного преследования югославского президента Слободана Милошевича и приветствовало предъявление ему Международным уголовным трибуналом по бывшей Югославии обвинения в мае 1999 года в качестве оправдания своей воздушной войны против Сербии. Однако исходное обвинение ссылалось на убийство только 346 косовских албанцев, предположительно осуществленное сербскими вооруженными силами и полувоенными формированиями за четырехмесячный период. Обвинение смогло перечислить только шесть инцидентов многочисленных или массовых убийств.

Хотя сербские силы, несомненно, виновны в осуществлении жестокостей — как и их противники из Армии освобождения Косова — ничто из перечисленного Гаагским трибуналом не сравнимо ни по масштабу кровопролития, ни по числу жертв, ни по размерам силы, использованной для бомбардировки крепости Кала-и-Джанги.

Вменяя в вину Милошевичу ответственность за убийства в Косово, Гаагский трибунал не предъявил прямых доказательств его личной роли, таких как телеграммы, протоколы собраний, директивы, публичные заявления и т.д. Гаагский трибунал просто заявил, что согласно своему положению главы государства Милошевич несет персональную ответственность.

В настоящем случае существует достаточно свидетельств того, что события, произошедшие в прошлом ноябре около Мазари-Шарифа, были результатом политики правительства и действий военщины США. Публичные заявления министра обороны Рамсфелда определенно делают его главным кандидатом на судебное преследование в качестве военного преступника. И поскольку ни один представитель администрации Буша, включая президента, не опроверг замечаний Рамсфелда или не выступил против политики США по отношению к захваченным иностранным талибским солдатам, то все они должны держать ответ.

История не забывает ничего, а политика полна сюрпризов. Мировое общественное мнение, в том числе общественное мнение в Соединенных Штатах, не останется навсегда в своем нынешнем состоянии несведущего оцепенения. Многие журналисты и мудрецы из рядов масс-медиа, которые сегодня замалчивают и даже превозносят военные преступления, спровоцированные представителями правительства США, в последующие годы столкнутся с трудными временами, оправдываясь за то, что они писали в ходе кровавого предприятия в Афганистане. А что касается тех, кто в администрации прямо ответственен за то, что произошло, они, раньше или позже, будут вынуждены ответить на обвинения в военных преступлениях перед соответствующими судебными органами.

Смотри также:
Военное преступление США в Афганистане — Сотни военнопленных убито в Мазари-Шарифе
(12 декабря 2001 г.)
США планировали войну в Афганистане задолго до 11 сентября
( 3 декабря 2001 г.)
Домашняя война Буша — Ползучий государственный переворот
( 21 ноября 2001 г.)
Почему мы против войны в Афганистане
( 16 октября 2001 г.)
Куда толкает американский народ администрация Буша?
( 2 октября 2001 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site