World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : История : СССР

Версия для распечатки

Андрей Сахаров (1921-1989)

Либеральный критик сталинизма

1 июня 2001 г.

Нижеследующий некролог был первоначально опубликован в газете американских троцкистов Bulletin 22 декабря 1989 года, а затем — в журнале Fourth International (vol. 17, n. 1-2, January-June 1990, p. 96).

Умерший в Москве 14 декабря в возрасте 68 лет Андрей Сахаров долгие годы вел привилегированную жизнь крупнейшего ученого-исследователя, прежде чем стать либеральным критиком сталинистской бюрократии.

В начале 50-х годов Сахаров сыграл ведущую роль в создании советской водородной бомбы. Восстав против коррупции, тирании и лживости бюрократии, он превратился в одного из наиболее известных диссидентов и критиков цензуры, политических арестов и других атрибутов полицейского государства.

Политическая активность Сахарова началась более чем 30 лет назад, в период «десталинизации», проводившейся под руководством Никиты Хрущева. В 1957 году Сахаров выступил с критикой безразличия режима к радиоактивному заражению атмосферы в результате ядерных испытаний. Придя к убеждению, что любое количество радиоактивных выбросов представляет собой серьезную угрозу для жизни, Сахаров попытался мобилизовать советское научное сообщество против решения Кремля о возобновлении ядерных испытаний. Его усилия привели к публичной конфронтации с Хрущевым, в ходе которой сталинистский лидер предупредил физика о том, чтобы тот прекратил свое вмешательство в политические деяния Кремля.

В 1963 году Сахаров осудил влияние агронома-шарлатана и фаворита Сталина Трофима Лысенко, чья «теория» наследственно приобретенных признаков привела к огромным ударам по генетике и другим наукам в СССР.

В 1968 году, буквально за несколько недель до советского вторжения в Чехословакию, New York Times опубликовала состоявшее из десяти тысяч слов эссе Сахарова, осуждавшее влияние сталинизма и призывавшее к «конвергенции» американского капитализма и советской системы. В результате Сахаров был лишен допуска к сверхсекретным проектам и переведен на другую работу, однако продолжал сохранять многие из своих привилегий.

В 70-е годы Сахаров активно участвовал во многих правозащитных акциях внутри СССР. Когда в 1975 году он получил Нобелевскую премию мира, бюрократия заклеймила его как «Иуду» и как «лабораторную крысу Запада». А когда Сахаров осудил вторжение Советского Союза в Афганистан, то был немедленно взят под стражу и выслан в Горький, расположенный в 250 милях к Востоку от Москвы, и оставался там под постоянным контролем и наблюдением в продолжение следующих 7 лет.

Сахаров был человеком несомненного личного мужества и самопожертвования. Однако его оппозиция бюрократии имела мелкобуржуазно-демократический, а не марксистский характер. Подобно многим другим советским интеллектуалам, которые выступали с оппозицией кремлевскому режиму, Сахаров не делал различия между сталинизмом и марксизмом, и по этой причине его политические взгляды приобретали все более реакционный характер. Он отверг не только сталинизм, но также и Октябрьскую революцию. Из-за этого оппозиция Сахарова по отношению к бюрократии все более дискредитировала себя, особенно вследствие его открытой поддержки империалистических интересов Запада против Советского Союза.

В 70-е годы он отказался от прежней оппозиции ядерным испытаниям, поддержав наращивание ядерных вооружений администрациями Картера и Рейгана. Он также призывал к введению экономических санкций против советского «империализма».

В конечном итоге академик Сахаров стал открытым представителем прокапиталистического крыла привилегированного правящего слоя. Вскоре после прихода к власти Михаила Горбачева, в середине 80-х годов, Сахаров был возвращен в Москву из ссылки в Горьком.

Последние три года своей жизни Сахаров играл ведущую роль в качестве критически настроенного сторонника горбачевского режима. Он стал одним из лидеров (наряду с бывшим сталинистским боссом Москвы Борисом Ельциным и другими) Межрегиональной депутатской группы внутри нового Съезда народных депутатов, призывавшим Горбачева быстрее двигаться в направлении многопартийной буржуазно-демократической системы и реставрации капитализма.

Всего за несколько дней до смерти Сахаров вышел к микрофону на заседании Съезда Советов и был вскоре лишен слова Горбачевым — после того как призвал покончить с политической монополией Коммунистической партии. В то же время менее чем за два месяца до этого он поддержал предложенный Горбачевым законопроект, который запрещал дальнейшие забастовки советских шахтеров. Уже одно это демонстрирует, в сущности, мелкобуржуазный и реакционный характер политической деятельности Сахарова. Действительно, вся его политическая карьера доказывает, что антисталинизм как таковой не является достаточным основанием для развития политической программы.

Основатель троцкистского движения в Соединенных Штатах Джеймс П. Кэннон однажды написал, что необходимо знать, как бороться с империализмом, не капитулируя перед сталинизмом, и как бороться со сталинизмом, не капитулируя перед империализмом. Только Четвертый Интернационал, основывающийся на научной программе марксизма и базирующийся на богатом политическом и теоретическом наследии борьбы Троцкого против советской бюрократии, был в состоянии достичь политического искусства в решении этой комплексной задачи.

То, что Сахаров не мог понять и предвидеть более глубокие последствия борьбы против сталинизма, было связано с политическими и социальными условиями, в которых он развивался. На протяжении десятилетий сталинистскому режиму, проводившему кровавые кампании политического геноцида против целого поколения большевиков, возглавлявших Октябрьскую революцию, удавалось препятствовать чтению и изучению советскими интеллектуалами работ, связанных с опытом борьбы не на жизнь, а на смерть против кремлевских гангстеров, которую вели марксисты. Сахаров, родившийся в 1921 году, достиг интеллектуальной зрелости в то время, когда бюрократия систематически уничтожала всех живых представителей революционных традиций 1917 года.

Однако карантин в отношении марксистской литературы — среди прочего, в отношении работ Льва Троцкого — в настоящий момент стремительно уходит в прошлое. Более того, движение советского рабочего класса изменяет политическую жизнь в СССР и ставит базовые вопросы классовой борьбы в порядок дня. Неизбежно, что лучшие элементы поднимающегося поколения советских интеллектуалов, вооруженные подавлявшимися долгие годы классическими произведениями троцкизма, свяжут свою судьбу с советским и интернациональным пролетариатом.

Смотри также:
Академик А. Сахаров и судьба либерально-демократических идей в постсоветской России
(1.6.2001)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site