World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Война США против Афганистана

Версия для распечатки

Документальный фильм CNN о бунте в тюрьме Мазари-Шарифа — свидетельство военных преступлений США

Кейт Рэндалл
22 августа 2002 г.

Данная статья была опубликована на английской странице МСВС 17 августа 2002 г.

«Дом войны: Восстание в Мазари-Шарифе» («House of War: The Uprising at Mazar-e-Sharif») — документальный фильм, который CNN показало 3 августа, рассказывает о событиях, произошедших в ноябре прошлого года на севере Афганистана, в крепости Кала-и-Джанги, превращенной в тюрьму. Материал, отснятый операторами из Германии, Америки и других стран, большая часть которого американским телезрителям была показана впервые, повествует о событиях, в результате которых оказались убитыми по меньшей мере 400 плененных солдат-талибов.

Собранные вместе, эти кадры представляют собой обвинение в военных преступлениях, являющихся прямым нарушением Женевских конвенций и норм международного права, адресованное американской военщине и правительству. Документальный фильм CNN безусловно подтверждает, что происходившие в прошлом году в Мазари-Шарифе события можно охарактеризовать лишь одним словом — бойня. Это была бойня, которую организовали и которой руководили американские военные.

Наиболее душераздирающие сцены показаны в конце программы и повествуют о последней осадной ночи, когда крепость подверглась американским воздушным налетам. В ту ночь военные самолеты сбрасывали на тюремный комплекс бомбы весом в 2000 фунтов. Наземные силы США призвали на помощь боевые вертолеты «AC-130», выпускающие до 1800 очередей в минуту, а также танки. А на следующий день очевидцы увидели — и камеры это зафиксировали — сцены ужасающей бойни: повсюду были разбросаны трупы и части человеческих тел.

Рассказанное в «Доме войны» о событиях, приведших к заключительному штурму, подтверждает, что эта бойня ни в коем случае не была защитной реакцией США и Северного Альянса; её спровоцировали и организовали силы специального назначения и работники ЦРУ, находившиеся на месте событий с разрешения высших эшелонов правительства Буша и американской армии.

В начале программы мы видим узбекского военачальника генерала Рашида Дустума и его людей во время переговоров о сдаче талибских войск Северному Альянсу близ Мазари-Шарифа. Интересно, что его сопровождают несколько агентов ЦРУ в темных очках и шарфах. Диктор отмечает: когда Дустум заявил, что сдавшихся афганцев нужно отпустить по домам, а иностранных талибов передать Организации Объединенных Наций, то это было воспринято как «пощечина американцам». Присутствие агентов ЦРУ на переговорах о сдаче в плен позволяет сделать вывод, что они должны были предотвратить такую «пощечину».

Имеется достаточно много документальных свидетельств того, что во время недельной осады Кундуза, предшествовавшей восстанию в Мазари-Шарифе, министр обороны США Дональд Рамсфелд не раз призывал убивать или заключать в тюрьму всех попавших в плен иностранных талибов. Грубо нарушая Женевские конвенции, категорически запрещающие дискриминацию по расовому, национальному или религиозному признаку, все иностранные талибы позднее были перевезены в крепость Кала-и-Джанги.

Наиболее разоблачающими являются кадры, показывающие обращение с пленными в крепости. Талибов со связанными за спиной руками в группах выводят на двор крепости, где их допрашивает агент ЦРУ Джонни Майкл Спэнн (Johnny Michael Spann) и еще один агент, называемый «Дэйвом». Диктор поясняет, что американские оперативные работники пытались выявить «главарей» террористов среди пленных.

Оба цэрэушника с важным видом расхаживают среди заключенных и провокационно покрикивают на них: «Ты — террорист!» и «Ты пришел в Афганистан убивать людей, да?» Пленные, которым при сдаче дали ясно понять, что позволят им вернуться домой, теперь оказались перед двумя наглыми американцами и вполне обоснованно стали опасаться за свою жизнь. Внештатный корреспондент CNN Роберт Пелтон (Robert Pelton) комментирует это следующим образом: «Пленные постепенно начали понимать, что их никуда не отпустят. Американцы хотят их использовать для получения разведывательной информации».

Алекс Перри (Alex Perry) из журнала Time подчеркивает этот момент: «Талибам угрожали, и это вполне могло вызвать бунт. Ты говоришь людям, что все они умрут, и тогда они начинают давать информацию ЦРУ; это коренным образом расходится со словами Дустума, гарантировавшего пленным безопасность и тому подобное».

Ситуация быстро проясняется. Диктор сообщает, что «начался бунт» и пленные талибы захватили главный склад оружия в крепости. Немецкие журналисты снимают «Дэйва», выбегающего из двора со своим автоматом Калашникова и пистолетом в руке. Он говорит, что пленные одолели Спэнна; ему кажется, что тот был убит. «Дэйв» утверждает, что застрелил четырех пленных, а Спэнн, похоже, убил двоих. Явно потрясенный, он нервными движениями пытается засунуть пистолет за пояс. После этого он использует спутниковый телефон немецкой съемочной группы, чтобы связаться с американским посольством в Ташкенте (Узбекистан) и вызвать авиационную поддержку.

Немецкий репортер Арним Штаут (Arnim Stauth, ARD) говорит, что в этот момент командует «Дэйв», который велит им уйти. «Дэйв», съемочная группа и силы Северного Альянса отступают из крепости под огнем талибов; оказывается, что снаружи их уже ждет машина. Диктор говорит, что после этого начали прибывать «американские и союзнические подкрепления», а также «незначительное количество сил специального назначения». Подготавливается ожесточенная атака на крепость и ее заключенных, которая будет продолжаться больше двух дней. Среди наличных сил — британские коммандос из военно-воздушных сил специального назначения (Special Air Service) и войска 10-й Горнострелковой дивизии США. Начинаются авианалеты.

Одна из первых бомб падает на своих — убивает, как сообщается, шестерых афганцев и ранит пятерых американцев. Оператор Дамьен Дегельдр (Damien Degueldre) замечает по поводу взрыва одной из авиабомб, что это «красиво... весьма впечатляюще», а потом кто-то говорит, что репортеры явились сюда «в поисках приключений... в поисках новостей. Это сенсационная, просто невероятная новость».

Спецназовцы просят журналистов об одолжении, один говорит: «Мы занимаемся интересными делами, но никогда не можем посмотреть на это со стороны... Нельзя ли получить копию вашей видеозаписи?» Однако другой спецназовец их предупреждает: «Ни в коем случае сегодня ночью не заходите в крепость». Очевидно, он дает понять, что планируется операция тотального уничтожения.

Когда немецкие операторы отправляются вслед за некоторыми спецназовцами, руководящими операцией, один американский военный приказывает им выключить камеры — «а то я вас застрелю к чертовой матери!» Видно, что он обеспокоен тем, что операцию снимают на пленку. Репортер возражает: «Вы не в Америке. Тут вы такой же гость, как и мы». В конце концов им позволяют продолжить съемку, и этот материал, показывающий захват крепости, ужасен и разоблачителен.

Один из журналистов описывает действия Северного Альянса, по всей видимости руководимого американцами, как «бомбардировку по площадям». Часть этих боевиков поднимается на крепостную стену и начинает стрелять внутрь, чтобы прикончить всех талибов, оставшихся в живых после воздушных налетов. Они стреляют через окна. Они опорожняют туда огромные канистры с бензином и потом бросают гранаты. В конце концов, появляется танк, и раздается несколько заключительных выстрелов.

Солдаты Северного Альянса ведут себя особенно отвратительно. Один репортер рассказывает, как их видели кидающими камни на голову выжившим пленным талибам. Видеоряд также показывает, как тело мертвого талиба поднимают вверх словно мешок с песком, и солдаты продолжают стрелять вовнутрь крепости.

В то же время фотограф агентства Associated Press, вошедший в крепость, рассказывал, что увидел около 50 мертвых пленников, которых, похоже, казнили, так как руки у них были связаны за спиной шарфами. Солдат Северного Альянса видели разрезающими эти шарфы ножами и ножницами — очевидно, чтобы скрыть доказательства хладнокровного убийства. Также сообщалось о прислоненных к стене в проходе ворот трупах пленных талибов; каждый из них был убит одиночным выстрелом в голову.

В среду, 28 ноября, на место этих событий вернулся генерал Дустум. Осада продолжалась и в пятницу, когда американцы вместе с солдатами Северного Альянса стали закачивать в крепость холодную воду, чтобы окончательно разгромить пленных. В субботу те, кто чудом пережил трехдневную атаку, наконец вышли и сдались.

Между выжившими оказался и так называемый «американский талиб» Джон Уолкер Линд (John Walker Lindh). Его сняли вскоре после сдачи, и он, явно потерявший ориентацию и страдающий от боли, рассказывает об атаке на укрывшихся в крепости пленных: «Вчера нас бомбили самолеты, расстреливали ракетами и из винтовок. Они заливали нас бензином и сжигали, закачивали в подвалы воду. Мы все думали, что умрем».

В этом месте документальный фильм возвращается к допросу Линда агентом ЦРУ Спэнном; пленника выводят для допроса и сажают со связанными за спиной руками. Спэнн говорит: «Он должен решить, хочет ли он жить или умереть, и умереть тут же. Я имею в виду — если он не хочет умереть тут, он тут умрет, потому что, это... мы его оставим, и он просидит в тюрьме остаток своей е...ной короткой жизни. Все зависит от него самого».

Роберт Пелтон замечает, что «странным образом они, вроде бы, угрожали ему смертью». Спэнн продолжает: «Мы можем помочь лишь тем парням, которые согласятся говорить с нами. Мы можем попросить Красный Крест помочь только таким людям». Нарушая еще одно из Женевских конвенций, агент ЦРУ сообщает, что Линд не получит медицинскую помощь, если не пойдет на сотрудничество.

Далее диктор говорит, что позже Джон Уолкер Линд в США признал себя виновным и был осужден на 20 лет тюремного заключения, а большинство переживших бойню в Мазари-Шарифе отправили в лагерь «X-Ray» в заливе Гуантанамо на Кубе. И ни слова о том, что этих пленных собираются держать в заключении неопределенное время без предъявления им обвинений, что является еще одним нарушением международного права.

«Дом войны — Восстание в Мазари-Шарифе» оставляет такое впечатление, будто американские власти позволили журналистам снимать и освещать эти события, надеясь использовать их в целях своей военной пропаганды. Ведь это наглядный урок потенциальным мятежникам, осмеливающимся бросать вызов политике США. Документируя применение в этой военной кампании грубой силы, фильм тем не менее хорошо показывает, что вся операция ни на миг не выходит из-под контроля командиров.

Важнее всего то, что, вопреки усилиям CNN, направленным на «сбалансированную подачу» информации об этих событиях, в фильме отчетливо показаны зверские действия американских военных и их приспешников. Видеокамера не лжет. Отображенные в фильме события лишний раз подтверждают — то, что в ноябре прошлого года случилось в Мазари-Шарифе, было военным преступлением, и ответственность за эту бойню ложится на высших должностных лиц правительства и армии США.

В конце фильма о кровопролитии в крепости и об односторонних атаках американцев и их союзников рассказывает переводчик Джаибулло Куреши: «Там погиб только один американец, Майк Спэнн. А убили более трехсот [талибов], более трехсот, и я многих из них видел своими глазами».

Смотри также:
Новые свидетельства о массовых убийствах военнопленных-талибов в Афганистане
(4 июля 2002 г.)
Документальный фильм об афганской войне обвиняет США в массовых убийствах военнопленных — Предварительные показы в Европе порождают требования о проведении расследования военных преступлений
( 2 июля 2002 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site