World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Ближний Восток : Ирак

Версия для распечатки

Оружие массового поражения в Ираке — «Большая ложь» Буша и кризис американского империализма

От редакционной коллегии
24 июня 2003 г.

Более чем два месяца спустя после захвата Багдада армией США и через три месяца после начала вторжения американская администрация Буша не в состоянии предъявить ни малейшего доказательства того, что Ирак обладал оружием массового поражения (ОМП). Сейчас становится все более очевидным, что Белый дом и американские масс-медиа «продавали» войну, основываясь на чистейшем обмане.

В последние месяцы перед войной Буш не раз предупреждал: если Соединенные Штаты не вторгнутся в Ирак и не «разоружат Саддама Хусейна», то иракский лидер снабдит террористов химическим, биологическим и даже ядерным оружием, чтобы те его использовали против американского народа. Он приводил эту непосредственную угрозу в качестве причины отказа от соблюдения международного права и для развязывания агрессии американской военной машины против полуголодной, погрязшей в бедности страны, более десяти лет подвергавшейся экономической блокаде.

Вряд ли стоит удивляться тому, что эти утверждения оказались ложью. Еще до завоевания Ирака политика США сталкивалась с отторжением во всем мире. Ни одно правительство в Европе или на Ближнем Востоке не считало Ирак серьезной военной угрозой. Инспекторы ООН по контролю за оружием не смогли обнаружить никакого ОМП в ходе многомесячных тщательных проверок. Десятки миллионов людей — предполагаемые жертвы иракского оружия массового поражения — выходили на улицы городов на всех континентах, чтобы осудить решение США развязать неспровоцированную агрессивную войну.

Хотя американские пропагандисты войны представляли нападение на Ирак как продолжение «войны против терроризма», хорошо известно, что администрация Буша разрабатывала планы использования военной силы для свержения режима Саддама Хусейна задолго до нападений на Международный Торговый центр и на Пентагон. События 11 сентября 2001 года были использованы как предлог для мобилизации американского общественного мнения в поддержку военного вторжения Соединенных Штатов.

Как позднее признал заместитель министра обороны США Пол Вульфовиц (Paul Wolfowitz), обвинение Ирака в обладании оружием массового поражения было выбрано по «бюрократическим соображениям». Другими словами Госдепартамент, Пентагон и ЦРУ сошлись во мнении, что именно оно может послужить наилучшим прикрытием для истинных целей — захвата огромных нефтяных богатств и установления господства США на Ближнем Востоке.

Однако с началом войны оказалось, что все, сказанное администрацией Буша об оружии массового поражения, было ложью.

* Утверждение, что Ирак пытался получить уран от западноафриканского государства Нигер — основано на подложных документах и разоблачено как ложь уже почти за год до того, как Буш включил это обвинение в свой доклад Конгрессу о положении США в 2003 году.

* Утверждение, что тысячи купленных Ираком алюминиевых труб могут быть использованы в центрифугах для получения обогащенного урана — развенчано Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ), а также американскими учеными-ядерщиками.

* Утверждение, что Ирак обладает примерно 20 ракетами «Скад» дальнего радиуса действия, запрещенными санкциями ООН — подобные ракеты не были найдены и не применялись во время военного конфликта.

* Утверждение, что Ирак имеет большие запасы химических и биологических реагентов, включая нервно-паралитический газ, возбудители сибирской язвы и ботулизма — ничего не найдено, хотя были проверены сотни объектов, еще до войны указанные в докладах американской разведки.

* Утверждение, что Саддам Хусейн снабдил химическим оружием свои войска на фронте и приказал применить его, как только американские силы вступят в Ирак — такое оружие не было применено и не было обнаружено после того, как иракская армия распалась под ударами США.

Теперь администрации Буша приходится ссылаться лишь на два грузовых трейлера, обнаруженные под Мосулом, которые будто бы подтверждают наличие у Ирака передвижных лабораторий по производству биологического оружия, — о них, выступая в Совете Безопасности ООН 5 февраля, пространно говорил госсекретарь США Колин Пауэлл. Но в грузовиках не нашли никаких следов биологических реагентов, поэтому Белый дом вынужден отказаться даже от этого утверждения и довольствоваться заявлением о том, что трейлеры могут быть свидетельством наличия лишь «программы по разработке оружия», а не самого оружия.

Предлог для агрессии

Перед лицом продолжающихся попыток администрации Буша и ее защитников в масс-медиа переписать историю необходимо еще раз повторить, что предполагаемое наличие у Ирака оружия массового уничтожения было главной причиной, которой США обосновывали свое стремление к войне. Резолюция Конгресса США, принятая в октябре прошлого года, резолюция № 1441 Совета Безопасности ООН, а также резолюция о войне, принятая британским парламентом по требованию премьер-министра Тони Блэра, — все они ссылались на опасность, исходящую от предполагаемого арсенала биологического и химического оружия Ирака, и на его стремление разработать ядерное оружие.

Американские высшие правительственные чиновники многократно и недвусмысленно утверждали, что Ирак, в нарушение резолюций ООН, обладает огромными запасами химического и биологического оружия, и даже заявляли, что разведывательные службы США точно определили местонахождение этого оружия, идентифицировали лиц, занятых в его производстве и перехватили военные приказы Саддама Хусейна об использовании ОМП в случае войны.

Таких заявлений были десятки, но мы приведем лишь некоторые из них:

26 августа 2002 года — Вице-президент США Дик Чейни в обращении к ветеранам зарубежных войн сказал: «Нет никакого сомнения в том, что Саддам Хусейн обладает теперь оружием массового поражения. Нет также сомнения, что он его накапливает для использования против наших друзей, наших союзников и против нас».

18 сентября 2002 года — Министр обороны Дональд Рамсфелд заявил комитету Палаты представителей по делам вооруженных сил: «Мы определенно знаем, что иракский режим имеет химическое и биологическое оружие. Этот режим создал большие секретные запасы химического оружия — в том числе, VX, зарина, циклозарина и горчичного газа».

7 октября 2002 года — Выступая в Цинциннати с речью, транслировавшейся по национальному телевидению, президент Буш публично провозгласил, что Ирак «обладает химическим и биологическим оружием и наладил его производство. Он стремится к обладанию ядерным оружием».

7 января 2003 года — Рамфсфелд на пресс-конференции в Пентагоне сказал: «У меня нет ни малейших сомнений, что они сейчас обладают химическим и биологическим оружием». Эта уверенность, по его словам, основана на последних данных разведывательной информации, а не на том факте, что Ирак применял химическое оружие в 1980-х годах.

9 января 2003 года — Пресс-секретарь Белого дома Ари Флейшер: «Мы точно знаем, что там есть оружие».

8 февраля 2003 года — Буш в своем еженедельном радиообращении: «У нас есть источники, которые сообщают, что Саддам Хусейн недавно разрешил иракским фронтовым командирам применять химическое оружие — то самое оружие, которого, по словам этого диктатора, у него нет».

16 марта 2003 года — Чейни о Саддаме Хусейне в передаче телекомпании NBC «Встреча с печатью»: «Мы считаем, что он фактически воссоздал свое ядерное оружие».

17 марта 2003 года — В своем ультиматуме, предварившем войну, Буш заявил: «Разведывательные данные, собранные моим и другими правительствами, недвусмысленно свидетельствуют о том, что иракский режим все еще имеет и скрывает некоторые виды наиболее смертоносного оружия, когда-либо созданного в мире».

30 марта 2003 года — Война шла уже десятый день, а Рамсфелд в программе телекомпании ABC «На этой неделе» повторил прежние утверждения — Ирак обладает оружием массового поражения — и добавил: «Мы знаем, где оно находится».

Политика лжи

Конгрессмены от Демократической и Республиканской партий, а также комментаторы в масс-медиа называют действия администрации Буша преувеличениями, очковтирательством и приукрашиванием, в худшем случае — неуместным давлением на ЦРУ и другие разведывательные учреждения с целью заставить их добыть неопровержимые доказательства «вины» Ирака. Это всего лишь эвфемизмы, использующиеся для того, чтобы не называть по имени реальную проблему — сознательную ложь американскому народу и всему миру со стороны администрации Буша, сфабриковавшей повод для агрессии против суверенного государства. Столь вопиющей и циничной операции по созданию casus belli [повода для войны] мир не видел с тех пор, как Гитлер и нацисты в 1939 году послали своих штурмовиков, переодетых в польскую военную форму, в «атаку» на германские позиции.

Необходимо напомнить контекст, в котором развивалась кампания по «оружию массового поражения». По всему миру проходили массовые демонстрации, которые, по признанию газеты New York Times, показали, что «есть две сверхдержавы — правительство Соединенных Штатов и мировое общественное мнение», и они противостоят друг другу.

Администрация Буша оказалась под невиданным давлением в Совете Безопасности ООН: Франция, Россия и Китай грозили воспользоваться своим правом вето при голосовании, а инспектора ООН по контролю над вооружениями докладывали Совету Безопасности, что им не удалось обнаружить в Ираке ни запрещенного оружия, ни предприятий по его производству.

Кампания лжи об оружии массового поражения была необходима, чтобы преодолеть влияние, которое всемирное сопротивление военным приготовлениям оказывало на общественное мнение в США. Подобная кампания оказалась бы невозможной без соучастия американских масс-медиа и политиков Демократической партии, знавших, что представители администрации лгут, но отказавшихся заявить об этом во всеуслышанье.

Администрация Буша руководствуется вполне определенной методологией: правда — только то, что называют правдой, а события не имеют никаких объективных последствий. Господствующая в Вашингтоне клика правых политиканов уверена: пока она имеет возможность использовать ресурсы федерального правительства и масс-медиа, находящихся под контролем корпораций, — для того, чтобы топить народные массы в море пропагандистских клише и заглушать любое альтернативное объяснение событий, — до тех пор можно выдавать за реальность любой обман, достойный мрачной фантазии Оруэлла.

Этот метод, пропитанный презрением к американскому народу и его демократическому праву осуществлять контроль над государственной политикой, использовался нынешней администрацией с первых минут ее формирования. На выборах Буш выступал с ультраправой программой, но прикидывался «сострадательным консерватором» («compassionate conservative») — под таким рекламным слоганом скрывались его действительные намерения. Проиграв по количеству полученных голосов, он попал в Белый дом, благодаря вмешательству судей из Верховного суда США, большинство которых поддерживает политику правых.

Во внутренней политике ложь Буша поистине грандиозна: сокращение налогов в интересах богатых именуется «программой по увеличению занятости», урезание программ Medicare и Medicaid называется «реформами», уменьшение расходов на государственное образование подается под девизом «школа для каждого ребенка», а создание правовых структур полицейского государства называют защитой «свободы» перед лицом терроризма.

Еще один вопиющий обман — утверждение, будто администрация Буша и разведывательные службы США не располагали информацией, которая позволила бы им предотвратить террористические акты 11 сентября или отреагировать на похищение самолетов, когда оно уже было совершено.

Администрация до сих пор препятствует любому мало-мальски серьезному расследованию событий 11 сентября, хотя имеется много доказательств того, что разведывательные службы США были заранее предупреждены об атаках террористов и держали многих их участников под наблюдением, но не предприняли элементарных мер, которые могли бы предотвратить убийство почти 3000 человек.

В то же время вашингтонская верхушка воспользовалась этой трагедией для осуществления программы ультраправых по развязыванию политических репрессий и войны — программы, которая вынашивалась задолго до того.

Излюбленные приемы администрации Буша — это сокрытие и цензура информации, дискредитация критикующих правительство людей как предателей и пособников терроризма, а когда нет другого выхода, то пускается в ход обычное нахальство, и поверх старой лжи громоздят новую. Так, после разоблачения сфабрикованных против Ирака обвинений в обладании ОМП появляются аналогичные, столь же выдуманные, но еще более притянутые за уши обвинения против Ирана.

Действия администрации Буша, Республиканской партии и масс-медиа — это беспрецедентный в американской истории по своим масштабам случай фальсификации фактов. «Кризис доверия» во время Вьетнамской войны — мелочь по сравнению с машиной лжи, запущенной нынешним американским правительством.

Столь масштабная ложь оказывает определенное влияние и на само государство. Она способствует разрушению любой политической связи между трудящимся большинством и правящими кругами. Массы отчуждаются от режима, а сам режим теряет всякую способность воспринимать усугубляющийся в обществе социальный антагонизм. Так накапливаются противоречия и создаются условия для социальных и политических взрывов.

Вопреки иллюзиям, которые питает Белый дом, ни одно событие не обходится без определенных последствий. Понадобилось лишь несколько недель, чтобы завоевание и оккупация Ирака обнаружило себя как кровавое колониальное предприятие. Администрация и в этом случае реагирует ложью: она выдает массовое противодействие иракского народа американской оккупации за отдельные «очаги сопротивления» и дело рук «лиц, оставшихся верными Саддаму Хусейну».

Беспрецедентное международное антивоенное движение, возникшее перед началом вторжения — еще одно объективное событие, имеющее обширные последствия, хотя Буш и заявил глумливо по поводу этих протестов, что он, мол, не станет определять свою политику под давлением «целевых групп». Массовые протесты против американской оккупации Ирака возродятся в Соединенных Штатах и во всем мире, и миллионы людей будут требовать вывода американских войск из Ирака, со всего Ближнего Востока и Центральной Азии.

Роль Демократов

В последнее время масс-медиа и политические апологеты Буша говорят, что его администрация не могла лгать об оружии массового поражения — ведь в таком случае был бы необходим крупномасштабный заговор с участием ЦРУ, Пентагона, госдепартамента, Конгресса и предыдущей, клинтоновской, администрации, направленный против американского народа.

Наиболее откровенно по этому поводу выразился британский премьер-министр Тони Блэр, заявив, что никто не поверит, будто он и Буш намеренно сфабриковали предлог для войны; по его мнению, это было бы «чересчур грязно». А сенатор-республиканец Джон Маккэйн (John McCain) риторически вопросил: неужели противники войны не верят «всем крупнейшим разведывательным службам мира, целым поколениям инспекторов ООН, трем президентам и пяти министрам обороны США».

Это — весьма точное описание международной кампании, направленной против Ирака, которую Соединенные Штаты при правлении и Демократов, и Республиканцев вели в течение 1990-х годов. Целых десять лет призрачное «оружие массового поражения» служило универсальным поводом для того, чтобы сохранять блокаду Ирака, поддерживать зоны, запретные для полетов, а также проводить другие меры по разрушению суверенитета иракского государства.

Во время правления Клинтона у Ирака не раз требовали доказательств от противоположного — продемонстрировать отсутствие подобного оружия на всей его территории, и когда не удавалось выполнить это заведомо невыполнимое условие, принимали решение о том, что нужно продолжать морить голодом иракский народ, следствием чего стала смерть более чем миллиона человек. Теперь администрация Буша использует преступления администрации Клинтона против иракского народа, чтобы оправдать еще более тяжкие преступления.

Никто из демократических лидеров в Конгрессе или кандидатов на пост президента не осмеливается обвинить правительство Буша в вовлечении американского народа в войну на основе лжи. Некоторые (конгрессмен Ричард Гепхардт, сенатор Джозеф Либерман, сенатор Хиллари Клинтон) прямо причастны к этой лжи. В других случаях (сенатор Том Дэшл) важную роль играет простая политическая трусость перед лицом атак крайне правых.

Еще некоторые (сенаторы Роберт Грехэм и Карл Левин) критикуют Белый дом, так как опасаются, что разоблачение лжи Буша по поводу Ирака затруднит получение общественной поддержки для следующей американской войны — против Ирана, Северной Кореи или кого-нибудь другого. Однако, критикуя тактику Белого дома, обе партии крупного бизнеса остаются единодушными в вопросе защиты американского империализма.

Масс-медиа и война

Американские масс-медиа некритически повторяли утверждения администрации Буша о том, что Ирак располагает большими запасами оружия массового поражения, что Саддам Хусейн тесно связан с исламскими фундаменталистскими террористами и что военная акция США на Ближнем Востоке явилась возмездием за нападения 11 сентября.

Масс-медиа всегда служили орудием большого бизнеса, но за последние 30 лет они претерпели существенную деградацию. Во время Вьетнамской войны не было недостатка в критическом освещении событий — по крайней мере, на последнем этапе войны, когда ход военных действий поставил под сомнение правдоподобность утверждений правительства о неминуемой победе. Ведущие американские издания опубликовали документы Пентагона и раскрыли дело Уотергейта.

Что же касается последнего десятилетия, то масс-медиа капитулировали перед лицом любой провокации правых: выдавая дело Уайтуотер и аферу с Моникой Левински за вполне легитимное расследование скандалов Белого дома при Клинтоне, узаконивая кражу президентских выборов 2000-го года, без малейшего возражения соглашаясь изображать события 11 сентября как удар грома среди ясного неба, совершенно неожиданный для администрации Буша, а теперь — поддерживая захват Ирака.

Такие либеральные в прошлом газеты как New York Times могут высечь себя за мелкие грешки, подобные делу Джейсона Блэра (мелкий репортер, долгое время занимавшийся плагиатом), но без угрызений совести сотрудничают с Пентагоном и ЦРУ, фабрикуя предлог для войны, в которой было суждено погибнуть десяткам тысяч людей.

Недавно были опубликованы примечательные результаты опроса общественного мнения, проведенного Мэрилендским университетом в рамках программы по изучению отношения американцев к международной политике. Оказалось, что треть американцев считает, будто войска США нашли в Ираке оружие массового поражения. Около 22% опрошенных заявили, что Ирак во время войны применил химическое или биологическое оружие. При проведении других опросов выяснилось: примерно 50% опрошенных уверены, что граждане Ирака принимали участие в нападениях 11 сентября, а по мнению 40% из них — Саддам Хусейн оказывал прямую помощь этим похитителям самолетов.

Подобные результаты раскрывают неприглядную роль американских масс-медиа в систематическом дезинформировании и запутывании американского народа. Но они также показывают, что широкая поддержка войны в Ираке, которая будто бы существует в американском обществе, не имеет под собой серьезного основания.

Манипуляции со стороны масс-медиа не могут продолжаться без конца. И администрация Буша, и масс-медиа дискредитировали себя в глазах десятков миллионов американцев, которые понимают, что представители правительства и журналисты лгут им на каждом шагу.

В ожидании расплаты

Главенствующая роль лжи в американской политике свидетельствует не просто о цинизме, царящем в масс-медиа, но и о существовании огромных социальных противоречий в обществе. Среди всех промышленно развитых стран, в Соединенных Штатах наиболее ярко выражены границы между классами. Это страна, в которой социальные отношения, характеризующиеся огромным имущественным неравенством, все больше приходят в противоречие с любой формой демократии, но приспосабливаются к правлению финансовой олигархии.

Правящий класс всячески стремится не допустить правдивого отображения в общественном сознании системы, помогающей тонкому слою привилегированных накапливать богатства и одновременно снижающей жизненный уровень подавляющего большинства населения. Такая социальная напряженность неизбежно ведет к грандиозным политическим потрясениям.

Разоблачение утверждений администрации Буша по поводу оружия массового поражения уже оказало огромное воздействие, например, в Великобритании, где премьер-министра Тони Блэра откровенно обвиняют в том, что он лгал парламенту страны и британскому народу. В Соединенных Штатах эта реакция меньше бросается в глаза, в основном, из-за упадка либерализма и отсутствия сколько-нибудь критических голосов в печати и в Демократической партии. В народе есть массовое неприятие политики администрации Буша и неподдельное возмущение войной в Ираке, но оно совершенно не находит отражения ни в масс-медиа, ни в политическом истэблишменте.

Однако рано или поздно противоречия американского империализма должны проявиться в политике. По мере того, как ухудшается положение в Ираке, происходит полное разоблачение еще одной основополагающей лжи — будто США были намерены заменить правление Саддама Хусейна демократическим режимом.

Американский оккупационный режим уже начал проводить многие меры (провокационные обыски в иракских селениях, расстрел безоружных демонстрантов, отмена запланированных выборов), которые характерны для военной диктатуры. Главный приоритет оккупантов — возобновить добычу иракской нефти и приватизировать нефтяную промышленность, чтобы американские корпорации могли заняться разграблением природных богатств страны.

Заявления об «оружии массового поражения» и о «войне за демократию» еще аукнутся администрации Буша и всему американскому политическому истэблишменту, выступившему за войну. Политические последствия уже дают о себе знать в войсках, размещенных в Ираке, которые начали выражать разочарование вторжением и возражать против продолжающейся оккупации страны, население которой ясно дает понять, что желает их ухода.

Все институты американских правящих кругов оказались причастны к ошеломляющим преступлениям: Белый дом, Конгресс, правосудие, армия, масс-медиа, корпоративная аристократия. Любое масштабное движение снизу породит не просто кризис президента или администрации, а всего общественного строя.

Смотри также:
В водовороте — Кризис американского империализма и война против Ирака
(12 июня 2003 г.)
Война, олигархия и политическая ложь
( 30 мая 2003 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site