World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Ближний Восток : Ирак

Версия для распечатки

Война, олигархия и политическая ложь

Дэвид Норт
30 мая 2003 г.

30 апреля Дэвид Норт, председатель редколлегии МСВС , выступил перед собранием студентов университета Нотр Дам в американском городе Саут-Бенд, штат Индиана. Текст его выступления, следующий ниже, был опубликован на английской странице МСВС 7 мая этого года.

Прошло меньше месяца с момента окончания войны США против Ирака — или, говоря более точно, с момента окончания последней стадии этой войны, поскольку нельзя забывать, что США так или иначе проводили военные операции против Ирака в течение 12 лет. Ирак оказался трагическим образом отмечен как страна, которая стала объектом самой длительной военной операции из всех, когда-либо предпринятых Соединенными Штатами.

Пока еще не было проведено общего анализа совокупного воздействия на иракское общество того опустошения, которое инициировали Соединенные Штаты путем применения военных и экономических мер.

Из политических соображений американские военные отказались предоставить хотя бы грубую оценку, не говоря уже о точном числе, жертв среди иракских военных с момента начала первой войны в Заливе в январе 1991 года. Не вызывает сомнений то, что в периоды самых активных военных действий — в январе-феврале 1991 года и в марте-апреле 2003 года — число убитых иракских военнослужащих измерялось десятками, если не сотнями тысяч. После первой войны появились страшные сообщения об убийстве тысяч убегавших и беззащитных иракских солдат вдоль «шоссе смерти», ведущего из Кувейта на север. В течение прошлого месяца тысячи бомб и ракет с компьютерным наведением были применены для уничтожения целых подразделений иракской армии, у которых не было средств защиты от подобных атак.

Насколько беззащитными иракские войска были на самом деле — это стало ясно после подсчетов, хотя и ограниченных, результатов американского удара по аэропорту Багдада. Согласно сообщениям прессы иракцы потеряли от двух до трех тысяч человек, в то время как потери американских военных можно было пересчитать по пальцам одной руки. Спустя день или два американские танки прошли с боем по части Багдада, еще раз убив тысячи солдат (а также значительное число гражданских лиц) и понеся при этом ничтожные потери.

Громадное неравенство между ресурсами противостоящих армий делает затруднительным описание их столкновений как реальных сражений. Скорее они напоминают кровавые односторонние убийства колониальной эпохи, вроде печально известной битвы при Омдурмане, в которой было убито от десяти до пятнадцати тысяч коренных жителей Судана, в то время как британские войска потеряли лишь несколько десятков человек.

Столь же мало имеется и точной информации о числе смертей среди гражданских лиц, непосредственно вызванных военными операциями США как в январе-феврале 1991 года, так и в марте-апреле 2003 года, равно как и в течение бесчисленных бомбардировок минувшего десятилетия. Мы несколько лучше информированы о результатах экономических санкций, особенно среди детей. Согласно имеющимся оценкам, режим санкций, введенный после первой войны в Заливе, стоил жизней от 500 тысяч до 1 миллиона детей.

Надеюсь, ни один из присутствующих здесь не забыл, что главным оправданием действий американского правительства — не только вторжения в Ирак как такового, но и оправдания тех страданий, которые были причинены иракскому народу с момента окончания операции «Буря в пустыне» 1991 года, — стало то, что режим Саддама Хусейна обладал так называемым оружием массового уничтожения, которое является громадной и непосредственной угрозой Соединенным Штатам и остальному миру.

Понадобилась бы целая книга для обзора и анализа массивной пропагандистской кампании, которая была развернута в продолжение прошедшего десятилетия на тему «оружия массового уничтожения». Эта тема — не изобретение нынешней администрации Буша. «Оружие массового уничтожения» Саддама было использовано еще администрацией Клинтона для оправдания бомбовых ударов по Ираку в 1999 году. В сущности, эта кампания ведет отсчет с момента окончания первой войны в Заливе, поскольку правые группы, разочарованные неспособностью Буша-старшего захватить Багдад, свергнуть Саддама Хусейна и оккупировать страну, искали подходящее оправдание для второго вторжения в Ирак.

Давайте сосредоточимся лишь на самом близком прошлом, предшествовавшем началу войны.

12 сентября 2002 года президент Джордж Буш объявил перед Генеральной Ассамблеей ООН о том, что Хусейн «продолжает разработку оружия массового уничтожения. Полная уверенность в том, что у него есть ядерное оружие, может появиться лишь тогда, когда он, не приведи Господь, применит его».

7 октября 2002 года Буш объявил, что Ирак «обладает и производит химическое и бактериологическое оружие... Ирак в любой момент может принять решение и предоставить бактериологическое или химическое оружие террористической группе или отдельным террористам... Зная это, Америка не может игнорировать надвигающуюся на нее угрозу. Видя ясную угрозу, мы не можем дожидаться окончательных доказательств — дымящегося ружья, которое может принять облик атомного гриба».

Утверждение о том, что Ирак обладает оружием массового уничтожения, стало основанием для выдвижения со стороны администрации Буша безапелляционных требований. Как заявил Буш 7 октября 2002 года, «Саддам Хусейн должен разоружиться сам, или же, во имя мира, мы возглавим коалицию, которая разоружит его».

Разумеется, это требование предполагало, что Ирак обладает оружием массового уничтожения. Если у Ирака не было этого оружия, то требование было лишено смысла. Ирак не мог избавиться от оружия, которого у него не было. Но США настаивали на том, что не может быть никаких сомнений относительно наличия оружия массового уничтожения и желания использовать его у Ирака. После того, как прибывшие в Ирак инспекторы во главе с Хансом Бликсом и Мохаммедом Эль-Барадеи не смогли найти оружие массового уничтожения или серьезные доказательства его существования, администрация Буша возвестила о том, что именно это и доказывает их наличие — дескать, только режим, обладающий оружием массового уничтожения, будет прятать его столь тщательно!

В статье, опубликованной в газете New York Times от 23 января 2003 года под заголовком «Почему мы знаем, что Ирак лжет», советник президента по национальной безопасности Кондолиза Райс заявляла:

«Вместо намерения разоружаться Ирак привержен линии на сохранение и сокрытие оружия на высоком политическом уровне — в лице Саддама Хусейна и его сына Кусэя, возглавляющего Специальную Службу Безопасности, которая и занимается сокрытием».

Речь Колина Пауэлла

Кульминация кампании администрации Буша относительно оружия массового уничтожения в Ираке наступила 5 февраля 2003 года, когда госсекретарь Колин Пауэлл выступил перед Советом Безопасности ООН с изложением причин, по которым американское правительство собирается начать войну. Я процитирую несколько отрывков из его речи:

1. «Нам стало известно, что, когда мы находились в этом зале прошлой осенью, обсуждая резолюцию 1441, ракетная бригада из района Багдада распределяла ракетные установки и боеголовки с бактериологической начинкой по различным точкам на западе Ирака».

2. «Мы знаем, что у Ирака есть по крайней мере семь таких мобильных лабораторий по производству бактериологического оружия. На каждую из тех, что базируются на грузовиках, приходится по меньшей мере два или три грузовика».

3. «Нет никаких сомнений в том, что Саддам Хусейн обладает бактериологическим оружием и способен быстро произвести этого оружия еще больше, много больше. И он располагает возможностью рассеять эти смертельные яды и болезни такими путями, что это вызовет массовую смерть и разрушение».

4. «По нашей минимальной оценке Ирак обладает запасом от 100 до 500 тонн компонентов химического оружия. Этого достаточно для 16 тысяч боевых ракет».

5. «Саддам Хусейн обладает химическим оружием... у нас есть источники, согласно которым недавно он дал армейским командирам право на его применение».

6. «Отрицание Ираком того, что он поддерживает терроризм, происходит наряду с отрицанием наличия у Ирака оружия массового уничтожения. Это все — паутина лжи».

7. «Мы никак не можем позволить Саддаму Хусейну еще несколько месяцев или лет обладать оружием массового уничтожения — это невозможно в мире, каким он стал после 11 сентября».

Средства массовой информации были очарованы выступлением Пауэлла в ООН, единодушно объявив, что он представил неопровержимый обвинительный акт иракскому режиму. Наиболее значимый в политическом плане отклик пришел со стороны либеральных СМИ, которые воспользовались возможностью, предоставленной Пауэллом, для того, чтобы целиком присоединиться к военным планам администрации Буша.

Вот что провозгласил Ричард Коэн (Richard Cohen) из Washington Post в статье, опубликованной на следующий день после речи Пауэлла:

«Доказательства, которые он предъявил в ООН — некоторые из них косвенные, другие абсолютно неопровержимые в своих подробностях — должны были доказать любому, что Ирак не только не отчитался за свое оружие массового уничтожения, но без всякого сомнения все еще обладает им. Только дурак — или, может быть, француз — мог прийти к иному выводу».

Мэри МакГрори (Mary McGrory) из Washington Post в тот же день написала:

«Я не знаю, что испытали в ООН после обвинительной речи Пауэлла в адрес Саддама Хусейна. Я могу лишь сказать, что меня он убедил, хотя это было столь же трудно, как и убедить Францию... Я услышала достаточно для того, чтобы знать, что Саддам Хусейн с его арсеналами нервно-паралитического газа и смертоносных веществ более опасен, чем я думала».

Неделю спустя, 15 февраля 2003 года, New York Times заявила: «Есть масса доказательств того, что Ирак производил высокотоксичный газ VX и вирус сибирской язвы и способен производить их в гораздо больших количествах. Он скрыл эти материалы, лгал о них, а недавно не смог отчитаться за них перед нынешними инспекторами».

Следует подчеркнуть, что СМИ не были обмануты администрацией Буша, а работали в качестве добровольного сообщника в деле умышленного обмана американского народа. В пропагандистской кампании правительства не было ничего мудреного. Многое из сказанного противоречило как установленным фактам, так и элементарной логике. Даже когда было установлено, что утверждение администрации о попытках Ирака приобрести ядерные материалы базировалось на грубо подделанных документах, СМИ предпочли не акцентировать внимание на этом потрясающем факте.

Теперь война закончилась, унеся бессчетные тысячи жизней иракцев. Страна лежит в руинах. Значительная часть ее промышленной, социальной и культурной инфраструктуры разрушена. В течение последних трех недель вооруженные силы США прочесали Ирак в поисках оружия массового уничтожения, которое могло бы оправдать войну. И что они нашли? Ровным счетом ничего.

Масс-медиа попытались немедленно приспособиться к этой новой ситуации.

25 апреля New York Times опубликовала на первой полосе крупным планом фотографию черепа, который якобы принадлежал жертве режима Саддама Хусейна. На самом деле это вполне вероятно. Никто и не сомневался в жестокости этого режима — хотя те, кто знаком с историей Ирака, знают, что самые тяжкие преступления были совершены в то время, когда режим Саддама Хусейна располагал политической поддержкой США.

Иракским социалистам давно известно, что первый приход баасистов к власти — в результате переворота в феврале 1963 года — произошел при поддержке администрации Кеннеди. ЦРУ предоставило баасистам списки иракских коммунистов и социалистов, которых те стремились ликвидировать. Отношения между баасистами и Соединенными Штатами в течение последующих 27 лет становились то холоднее, то теплее в зависимости от международных и региональных обстоятельств и их влияния на нюансы американской внешней политики.

Зная эту историю, можно было не сомневаться в том, что данная фотография была помещена на первой полосе Times с определенными политическими мотивами, которые вскоре должны были проясниться. Два дня спустя Times напечатала статью Томаса Фридмана (Thomas L. Friedman) под названием «Значение черепа». Статья начиналась следующим образом:

«В пятницу Times на первой полосе опубликовала фотографию черепа, вокруг которого собралась группа иракцев. Череп принадлежал политзаключенному режима Саддама Хусейна, а люди вокруг были горюющими родственниками, которые выкопали его из могилы с останками других жертв Саддама. Прямо под фотографией была помещена статья о том, что президент Буш твердо обещал найти оружие массового уничтожения в Ираке».

«Что касается меня, то мне не требуется отыскания этого оружия для оправдания войны. Этот череп, как и тысячи других, которые будут раскопаны, для меня вполне достаточен. Г-н Буш не обязан предоставлять миру никаких объяснений относительно отсутствия химического оружия (даже если окажется, что Белый дом допустил преувеличения в этом вопросе)».

И далее:

«Что с того, что мы можем найти несколько баррелей спрятанного яда? Будут ли они нести больше морального веса, чем эти черепа? Никоим образом».

Выбранный Фридманом момент для попытки найти оправдание войне ex post facto в виде останков жертв режима Хусейна нельзя назвать особенно удачным. Как раз в те же выходные дни миру напомнили, что на совести Соединенных Штатов — масса скелетов в различных не указываемых на картах и разбросанных по всему миру погребениях. Прокуроры Гондураса объявили о находке по меньшей мере четырех секретных кладбищ, на которых военные команды смерти, подготовленные и оплаченные США, хоронили жертв репрессий. Среди найденных останков были останки американского священника-иезуита Джеймса Фрэнсиса Карни (James Francis Carney), который исчез в Гондурасе 20 лет назад. Число убитых жертв в этой стране в 1980-е годы исчислялось десятками тысяч. Многие офицеры тех команд смерти прошли подготовку в Соединенных Штатах.

Гондурас не является исключением. Едва ли найдется страна в Центральной или Латинской Америке, в которой не было бы ужасных актов репрессий, осуществленных при прямой поддержке США.

Политическое значение правительственной лжи

Но моя цель сегодня не в том, чтобы противопоставить преступления марионеточных режимов США преступлениям иракского государства при Саддаме Хусейне. Уместнее, я думаю, подробней поговорить о более глубоком политическом значении того факта, что война против Ирака была оправдана правительством США на основе лжи, а когда эта ложь была ясно обнажена, ответом американских СМИ было отстраненное безразличие, большое «ну и что?»

Американская политика никогда не имела своего золотого века. Последней достойной почтения в подлинном и несомненном смысле этого слова администрацией в истории Соединенных Штатов, которая всецело и недвусмысленно была привержена высшим демократическим идеалам, была администрация Авраама Линкольна. Тем не менее изображение новейшей истории США в виде одной длинной и бесконечной реакционной саги было бы карикатурой на реальность.

Даже в рамках буржуазной политики имело место множество периодов важной для общества борьбы, в которой демократические и эгалитарные чувства воздействовали на широкие слои общества. Эти чувства находили отражение даже в средствах массовой информации, владельцы которых чувствовали себя вынужденными привлекать по крайней мере часть писателей, дикторов и редакторов из слоев среднего класса, искренне преданных демократическим принципам.

Поколение назад еще можно было найти журналистов и редакторов, веривших в то, что лгущее правительство должно быть разоблачено и осуждено. Термин «нехватка доверия» ("credibility gap"), — возникший в годы правления администрации Джонсона, когда образовался огромный зазор между утверждениями, которыми эта администрация пыталась оправдать американское вмешательство во Вьетнаме, и исторической, политической и социальной правдой этого конфликта — был столь широко популяризован СМИ 1960-х годов, что проник в каждый дом. Спустя десятилетие ложь администрации Никсона — уже получившей удар в виде публикации документов Пентагона в New York Times — достигла кульминации в виде разоблачений Уотергейтского скандала, который вынудил президента-преступника подать в отставку.

Сейчас же очевидно, что администрация широко и открыто лгала американскому народу и всему миру с целью оправдать войну, которая, как ни смотри на это дело, была начата в нарушение норм международного права.

Однако постепенное разоблачение этой массивной политической лжи вызывает не осуждение, а новые и даже еще более наглые оправдания в СМИ.

Здесь мы имеем дело с серьезным политическим и социальным явлением, которое требует анализа и объяснения. Эта ситуация показывает американскому народу нечто очень важное и тревожное, касающееся природы того общества, в котором они живут.

Вначале рассмотрим объективное значение политической лжи. Ее следует рассматривать не как моральную проблему, а как социальное явление. Ложь является выражением противоречий внутри общества. Когда человек лжет, он делает это с целью скрыть или преодолеть разрыв между его личными интересами и принятыми в обществе нормами. В этом смысле ложь проистекает из врожденного конфликта между человеком и обществом. Степень, глубина и острота этого конфликта определяют масштаб и глубину лжи, будь то ложь в форме сравнительно мягкой «белой лжи» или в более тяжкой форме клятвопреступления.

Когда лжет правительство, это также говорит о противоречиях — не между человеком и обществом, но между общественными классами. В конечном итоге государство является инструментом принуждения, который обслуживает и защищает интересы господствующего в обществе класса — в нашем случае класса капиталистов. Но в условиях буржуазной демократии принуждающая роль опосредована и в какой-то степени смягчена сложной политической и правовой надстройкой, которая позволяет государству играть роль более-менее беспристрастного арбитра разнообразных классовых и общественных интересов — служа нации в целом. Легитимность государства в глазах широкой массы населения зависит от того, видят ли его именно таким — демократически избранным представителем народа в целом.

Пока экономические и политические условия допускают и даже благоприятствуют политике компромисса между классами, демократическая иллюзия сохраняется, а политическая ложь государства удерживается в определенных допустимых границах. Но в периоды обостряющихся напряжений в обществе, когда интересы общественных классов расходятся как никогда резко, сущность государства как инструмента классового господства начинает все более разъедать демократическую облицовку. Именно в такие периоды ложь государства принимает все более наглый и одиозный характер. Иными словами, функция лжи состоит в том, чтобы скрыть растущую пропасть между интересами правящей элиты, которая контролирует государство, и интересами широких масс населения.

Кампания в связи с оружием массового уничтожения в Ираке органически выросла из потребности правящей элиты утаить от широких масс американцев хищнические классовые интересы, лежавшие в основе стремления к войне.

Как бы прозвучала речь, которая бы честно объясняла причины войны? Представим на мгновение, что господин Буш решил объяснить американскому народу истинные причины войны против Ирака. Это выступление могло бы звучать примерно так:

«Мои дорогие американцы, сегодня вечером Соединенные Штаты начали массированную бомбардировку Ирака, за которой вскоре последует сухопутное вторжение в эту страну. Поскольку эта акция есть вопиющее нарушение международного права, тем более необходимо, чтобы я честно объяснил вам действия вашего правительства.

Как вам известно, большинство членов моего кабинета занимали очень доходные посты в крупных корпорациях, а многие из нас тесно связаны с нефтяной отраслью. Мой отец, как вам может быть известно, сделал состояние на этом бизнесе и продолжает быть иметь к нему отношение. Единственная серьезная работа, которая у меня была до вхождения в политику, была также связана с нефтяным бизнесом, и хотя я не достиг в нем особых успехов, я весьма чувствителен к его проблемам. Наш вице-президент Дик Чейни, хороший человек, недавно работал директором концерна Hulliburton и все еще получает от этой компании, играющей ведущую роль в нефтеразведке, 600 тысяч долларов ежегодно.

Это делает мою администрацию крайне чувствительной к проблемам международной нефтяной индустрии. Нефть является исчерпаемым ресурсом, и многие полагают, что наш мир к 2025 году столкнется с критической нехваткой этого источника сырья. Таким образом, хотя в нефтяной промышленности можно сделать массу денег, наше решение вступить в войну связано не только с личными соображениями. Мы также полагаем, что важно обеспечить доминирующие мировые позиции США путем обеспечения военными средствами неограниченного доступа к нефтяным запасам в районе Персидского залива.

В сущности, планы покорения Ирака разрабатывались около десяти лет. После краха Советского Союза стало совершенно ясно, что никто не может запретить США делать то, что им хочется, и США начали разработку планов установления твердой позиции глобальной гегемонии. В этих планах нефть играет большую роль, а Ирак, обладающий вторыми по объему доказанными резервами нефти в мире, стал главной целью удара. Конечно, мы не могли просто сказать, что Ирак нужен США из-за его нефти, и пришлось найти другую причину. Вот каким образом мы все пришли к идее оружия массового уничтожения.

Эта тема стала по-настоящему озвучиваться после событий 11 сентября. Честно говоря, мы знали, что Ирак не имеет к 11 сентября никакого отношения, не говоря уже о рассылке в США спор сибирской язвы, которую осуществили какие-то маньяки из числа моих собственных сторонников. Но кто станет задавать все эти вопросы?

Как бы то ни было, война начинается сегодня. Она будет стоить бог знает сколько миллиардов. Но мы считаем, что сможем провести запланированное снижение налогов, оплатив войну путем сокращения программ «Медикэр», «Медикэйд», «Социальная безопасность», а также путем снижения расходов на образование.

Возможно, вам не понравятся последствия наших действий, но такова жизнь. 2004-й год не за горами, а мы собираемся проводить в этом году выборы.

Спасибо, и да храни вас Господь. Я и мои друзья позаботимся о себе сами».

Конечно, никто не ожидает подобной искренности в речи американского президента — особенно того, чье пребывание на своем посту основано на мошенничестве с выборами.

Тем не менее масштаб массивной и наглой лжи, на которой базировалась война против Ирака, а также безразлично-циничная реакция СМИ, являются важными признаками общего распада буржуазно-демократических норм. Политическая жизнь в США во все более гротескных формах отражает растущий олигархический характер американского государства.

Поскольку все большая доля национального богатства концентрируется у все меньшей доли населения, правящие элиты неспособны обеспечить политике государства подлинную массовую поддержку. По мере того, как общие интересы олигархии, контролирующей государство, и широкой массы населения становятся все уже, ложь начинает играть решающую роль в ежедневном манипулировании общественным сознанием и сотворении того, что СМИ представляют как «общественное мнение». На этой основе можно достичь временных успехов. Но долгосрочный результат постоянной манипуляции и обмана состоит в необратимом отчуждении людей от официальной политики.

Это отчуждение поначалу принимает форму, которую поверхностный наблюдатель ошибочно принимает за безразличие и апатию. Но под поверхностью официальной политики происходит сложный социальный и интеллектуальный процесс. Условия повседневной жизни медленно, но верно влияют на массовое сознание.

Справедливо утверждение, что сознание отстает от бытия. Однако связь между империализмом, усиливающейся эксплуатацией и угнетением рабочего класса есть не социалистический миф, а объективный факт. Социальные последствия новой вспышки американского империализма с неизбежностью будут все острее ощущаться рабочим классом Соединенных Штатов.

Социалисты должны не только предвидеть, но и ускорять обновление политического классового сознания путем создания, в социальном и программном смысле, новой базы для политической борьбы. Это означает понимание того, что реальной массовой основой для развития движения против империализма — как в США, так и во всем мире — является рабочий класс. А это требует ясного понимания того, что борьбу против войны невозможно отделить от борьбы против капиталистической системы.

Смотри также:
Кризис американского империализма и война против Ирака
(5 апреля 2003 г.)
Война против Ирака и стремление США к мировой гегемонии
( 7 декабря 2002 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site