World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Европа : Германия

Версия для распечатки

Интервью с Натаном Штайнбергером (1997)


18 марта 2005 г.

26 февраля в Берлине скончался ветеран германского социалистического движения Натан Штайнбергер (Nathan Steinberger). Оценка его выдающегося жизненного пути дается в сопровождающей статье. Для наших читателей мы повторно публикуем интервью с Н. Штайнбергером, которое он дал в апреле 1997 года.

Ульрих Рипперт и Верена Нээс беседовали с Натаном Штайнбергером в его берлинской квартире.

* * *

Ваша жизнь была неразрывно связана с трагическим опытом сталинизма. За год до прихода к власти Гитлера Вы приехали в Москву, а несколько лет спустя Вас арестовали, и Вам пришлось почти 20 лет провести в сталинском Гулаге. В чем Вы были обвинены?

Согласно следственному протоколу и приговору, мне вменяли в вину "контрреволюционную троцкистскую деятельность". Сторонников Левой оппозиции Троцкого уже в 20-е годы отправили в ссылку или депортировали в исправительные лагеря НКВД (сталинистской секретной полиции, предшественницы КГБ).

В 1937-м почти всех их казнили. Однако в "троцкизме" обвиняли любого, подозревавшегося в критическом отношении к политике сталинистов.

Единственным жалким "доказательством" моей "троцкистской деятельности" был тот факт, что в возрасте 16 лет я примкнул к группе молодежи, ориентировавшейся на политический курс Карла Корша. Из-за этого меня тогда на короткое время исключили из Союза Коммунистической Молодежи Германии (СКМГ). В 1920-е годы Корш встал на сторону Левой оппозиции, которую в Советском Союзе возглавлял Троцкий.

Следователь также пытался выявить что-то преступное в том, что я и мой брат были знакомы с Натаном Лурье. Когда я в 1929 году в Берлине только что стал студентом, он был одним из руководителей студенческой коммунистической организации, а в 1936 году его вместе с Зиновьевым осудили как "троцкистского преступника" и казнили.

Моя судьба не является исключительной. Со мной произошло то же, что и со всеми немецкими эмигрантами, которых захватили проводившиеся в Советском Союзе чистки. Жертвами этих чисток стали, возможно, миллионы людей. Целые группы населения, целые слои общества были объявлены опасными и подверглись сталинистским репрессиям.

Не могли бы Вы подробнее рассказать о Великой чистке?

То, что с 1936 по 1938 год происходило в Советском Союзе, можно назвать только бойней. Это было уму непостижимо. Я не знаю, сколько человек убили — сотни тысяч или миллионы. С точки зрения статистики, число людей, приговоренных к смерти на Московских открытых процессах, составляло лишь ничтожную часть от общего количества жертв. Судебные процедуры в отношении 55 обвиняемых были театрально организованными процессами. Все обвиняемые были приговорены либо к смерти, либо к длительным срокам заключения в лагерях, а потом казнены — сразу или короткого пребывания за колючей проволокой.

Показательные процессы проводились с целью создать за границей впечатление, будто все происходит по закону. На самом деле НКВД долго готовило обвиняемых к суду, допросами и пытками стремилось полностью сломить каждого из них как личность — пока не оставалась одна лишь телесная оболочка. Зиновьев, Каменев и другие, произносившие на суде слова "признания", уже не были самими собой. Это были марионетки.

Сталин просто не мог организовать такую же пародию на суд над миллионами людей. Поэтому по крайней мере 80 процентов заключенных так и не предстали перед судом. Они получили лагерные сроки от 5 до 25 лет по приговору так называемого Особого совещания.

К смерти или к пожизненному заключению приговаривали якобы согласно конституции, так как для подобного наказания требовался приговор суда. Проводились закрытые процессы, которые продолжались полчаса или час, поэтому являлись чистой формальностью. У обвиняемых не было никакой возможности оспорить предъявленные им обвинения. Виноват ты или нет — это не имело ни малейшего значения. Адвокатов вообще не было.

Первая волна чисток началась в 1928-29 годах, когда стали проводить насильственную коллективизацию. Это было кровавым избиением крестьян. Жертвы его — неисчислимы. Всякого, заподозренного в малейшей критике принудительной коллективизации, арестовывали и расстреливали или отправляли в трудовой лагерь. Многие крестьяне, только что получившие крошечные наделы в результате Октябрьской революции, сопротивлялись этому насилию. Они пытались продать скот, инвентарь и даже семенное зерно. Но у них полностью забирали зерно. Результатом стал голод, унесший сотни тысяч жизней.

Вторая волна чисток, начавшаяся в 1935 году, в основном обрушилась на городское население — рабочих, служащих, студентов и интеллигенцию, которые твердо придерживались принципов Октябрьской революции и поэтому все чаще оказывались в конфликте со сталинистскими аппаратчиками.

Тлеющее в массах недовольство бюрократическими искажениями советского государства усиливалось из-за недостатка продуктов питания и промышленных товаров широкого потребления. Однако эта растущая оппозиция не вылилась в открытое сопротивление или массовые забастовки; во всяком случае, мне об этом ничего неизвестно. Сталинские репрессии в первую очередь были направлены против старых большевиков и тех коммунистов, которые вступили в партию в наиболее трудные, бедственные годы гражданской войны.

Сталин больше всего боялся и ненавидел этих искренних революционеров — совесть партии. Именно они становились лидерами различных левых и правых оппозиционных групп, сопротивлявшихся установлению сталинской диктатуры.

Когда общее недовольство грозило охватить значительную часть партии и даже людей, принадлежащих к бюрократическому аппарату (номенклатуре), Сталин нанес свой смертельный удар. Это была превентивная гражданская война против всех возможных оппонентов. Вот теория и практика Сталина: уничтожить все до единого возможные источники организованной оппозиции.

Почему Сталин преследовал эмигрантов из нацистской Германии, Польши и других стран, иностранных коммунистов вроде Вас и Вашей жены?

Разрешение приехать в Советский Союз было большой привилегией. Поэтому эмигранты не позволяли себе критику в адрес Сталина или Коминтерна — обычно они становились верными аппаратчиками, стойко поддерживали партийное руководство и не связывались с оппозиционными группами в партии. Их просьбы о предоставлении политического убежища выполнялись только после тщательной проверки их прежней партийной деятельности.

Тем труднее объяснить последовавшие жестокие репрессии. Однако, с точки зрения Сталина, потенциальными врагами были все старые коммунисты, вступившие в партию революционерами, и не имело никакого значения, придерживаются они партийной линии или нет.

Особенно безжалостными были чистки в Коммунистической партии Польши, которая, как и немецкая Компартия, имела стратегическое значение во внешней политике Сталина. В 1937 году всех ответственных работников-поляков вызвали в Москву для совещания на Лубянке, и никто из них не вышел оттуда живым. В 1938 году польскую Компартию вообще ликвидировали. Из ведущих польских деятелей в живых остались только те, которые не смогли приехать в Москву, так как сидели в тюрьме в Польше.

Немецких эмигрантов было сравнительно мало, ибо Сталин не хотел допускать большого наплыва немецких коммунистов в СССР. Для него это было неудобно из-за критики политики Коминтерна в Германии до 1933 года — политики, способствовавшей победе Гитлера.

С 1933 по 1936 год из Германии и Австрии в Советский Союз приехало около 6000 человек, включая и членов семей коммунистов. Можно с полной уверенностью сказать, что 80 процентов из них погибли. Когда меня самого арестовали 1 мая 1937 года, половина этих германских эмигрантов уже сидела в тюрьме, а к 1938 году было арестовано, по меньшей мере, 70 процентов. Когда началась война, арестовали и депортировали оставшиеся 30 процентов. Никто из моих друзей, попавших в ГУЛАГ, не выжил. Моя жена и я — мы оказались среди немногих, которым удалось живыми вернуться с Колымы и других лагерей и мест ссылки.

Большинство эмигрантов из нацистской Германии были без всяких на то оснований обвинены в симпатиях к фашистскому режиму. Это обвинение совершенно абсурдно — ведь речь шла о членах Коммунистической партии Германии (КПГ), только что с трудом спасшихся от Гестапо. Правительство Гитлера и его представители в Москве не скрывали своего удовлетворения по поводу сталинского террора против германских беженцев. Гестапо с удивлением констатировало, что НКВД расправилось с высшими руководителями немецких коммунистов, которые разыскивались фашистской полицией.

Какова в то время была роль Ульбрихта и других вождей КПГ, которые сумели пережить Большой террор и позже заняли руководящие посты в ГДР?

Сталин хотел полностью истребить руководящих работников КПГ. НКВД уничтожило столько же членов тельмановского ЦК, сколько и Гестапо. Это сотрудничество НКВД и Гестапо не было закреплено каким-то официальным соглашением, но происходило в рамках подготовки к заключению германо-советского пакта 1939 года.

Что касается самого Тельмана, исправно проводившего сталинистскую политику в Германии, то, по-моему, Сталин его не только бросил на произвол судьбы, но фактически выдал Гестапо. Ведь во время действия сталинско-гитлеровского пакта ничего не стоило обменять его на пару-тройку нацистских шпионов. Позднее в советских архивах были обнаружены документы, согласно которым Сталин отклонил просьбу о помощи, с которой к нему обратилась жена Тельмана.

У немецких партийных руководителей, которые находились в то время в Советском Союзе и не пострадали — руки в крови. Они спаслись, беспрекословно выполняя указания НКВД, подписывая любые документы, позволяющие выдавать членов партии репрессивным органам. Одним из них был Вальтер Ульбрихт, и он сыграл особенно отвратительную роль; там был также Герберт Венер (Herbert Wehner) и даже Вильгельм Пик, оказавшийся, впрочем, порядочнее остальных. После 1945 года он хотя бы пытался добиться освобождения выживших членов партии, в том числе и нас.

В своих прежних публикациях Вы утверждали, что Сталин готовил разрушение международного коммунистического движения и Коминтерна задолго до официальной ликвидации этой организации в 1943 году. Не могли бы Вы об этом рассказать подробнее?

Вся надежда левых была на мировую революцию или, по крайней мере, на революцию в других европейских странах. Партия большевиков следовала именно такой линии. Ленин и другие вожди большевиков понимали, что завоевание ими политической власти — только первый шаг, и они смогут проложить путь к построению социалистического общества только в том случае, если промышленно-развитые страны последуют примеру аграрной страны, России. Эта же идея владела народными массами, и в 1919 году для ее претворения в жизнь был создан Коммунистический Интернационал.

Но рабочий класс ряда стран потерпел поражение, и надежды на революции в других странах пропали. Это явилось главной причиной победы Сталина.

После исключения Бухарина из Политбюро, где он оставался последним представителем оппозиции, и снятия с поста генерального секретаря ИККИ (Исполнительного Комитета Коммунистического Интернационала), руководство Коминтерном фактически оказалось в руках Сталина. Руководящим принципом была объявлена теория "построения социализма в отдельной стране", и тем самым Коминтерн стал внешнеполитическим орудием московского аппарата.

Будучи еще школьником, я не мог понять, почему Левая оппозиция выступает против тезиса о "социализме в отдельной стране". Лишь позже мне стало ясно, что этот вопрос был подлинной разделительной чертой между правящей прослойкой в Советском Союзе и Левой оппозицией.

Результаты сталинистского курса Коминтерна первой почувствовала КПГ. Приспосабливаясь к "левому повороту" советской компартии в 1928 году и стремясь оправдать принудительную коллективизацию, КПГ также встала на путь левого экстремизма. Это означало преуменьшение опасности фашизма; зато главной угрозой был объявлен "социал-фашизм" социал-демократии.

Впоследствии вину за поражение 1933 года возложили на немецких эмигрантов, хотя виноват был сам Сталин. Он считал вполне возможным сотрудничество с фашизмом в области внешней политики. Именно на это была направлена вся "теория социал-фашизма". У Сталина не оказалось никаких разногласий с итальянским фашизмом Муссолини. Да, фашисты — это антикоммунисты, но ведь Черчилль и Штреземанн тоже антикоммунисты.

Сталину были близки имперские устремления Германии, Великобритании, Франции и прочих. Эти страны могли быть партнерам или противниками Советского Союза — вне зависимости от того, кто там в данный момент находился у власти. В то время, как КПГ боролась с "социал-фашизмом" немецких социал-демократов (СДПГ), Сталин налаживал связи с верхушкой германского Рейхсвера (имперской армии) и проводил секретные переговоры о сотрудничестве против Польши.

Московские процессы были одобрены многими интеллектуалами в Западной Европе и в Америке, которые либо состояли в Компартиях, либо симпатизировали им. Один такой пример — Лион Фейхтвангер. Что Вы об этом думаете?

Речь не только о Фейхтвангере. К этой группе принадлежали Ромэн Роллан, Эрнст Блох и другие. Возмутительно уже то, что они выступили в роли живых свидетелей Московских процессов. Какие же они свидетели? Фейхтвангер даже не говорил по-русски. У них не было возможности побеседовать с заключенными, и они не имели никакой независимой информации. Но даже если бы они понимали по-русски, они смогли бы услышать только то, что потом было официально напечатано в газетах. Никто из наших знакомых не поверил в так называемые признания обвиняемых. Но Блох и Фейхтвангер хотели верить.

Как Вы относитесь к широко распространенному взгляду, будто сталинизм начался с Октябрьской революции и политики большевиков, а сама Октябрьская революция была переворотом, но не революцией?

Эти события, в особенности все, что последовало после 1928-1929 годов, полностью противоречили Октябрьской революции 1917 года. Октябрьская революция — это подлинная народная революция, а не переворот. Большевики смогли завоевать доверие не только рабочих, но и крестьян, в то время составлявших большинство населения. Они пошли навстречу требованиям крестьянской массы. На первом съезде Советов после захвата большевиками власти было решено помещичье имущество передать крестьянам. Сталинский же режим, вопреки этому, укрепился путем кровавого подавления жителей деревни.

Я считаю, что наиболее катастрофические последствия имело отсутствие организованного сопротивления левых этому подавлению крестьян. Хотя большинство сторонников Троцкого уже до 1928 года было отправлено в ссылку, исключено из партии и посажено в тюрьму, левые, по-моему, в то время еще полностью не поняли последствий принудительной коллективизации.

Бухарин, руководивший правой оппозицией, также этого не понял. Хотя он и считал насильственную коллективизацию безумием, он не осознавал глубинного значения действий Сталина. Сталин прежде всего стремился не допустить объединения сопротивления крестьян и протеста рабочего класса. Поэтому ликвидация крестьянского сопротивления подрезало корни Октябрьской революции.

Хотя многие говорят, что сталинизм является следствием и продолжением большевизма — это грубое искажение реальности. Сталинистский переворот означал уничтожение идеалов Октябрьской революции.

Троцкисты всегда предупреждали рабочий класс, что сталинистская бюрократия рано или поздно разрушит Советский Союз и восстановит капитализм. Когда в 1991 году это произошло, и СССР был распущен, никто этому не воспротивился. Что Вы об этом думаете?

Это важнейший вопрос, но его никто не задает. Могущественный Советский Союз, одержавший победу над фашизмом, рухнул, и никто не стал его защищать. Существует только один ответ — он рухнул по вине сталинистского режима. Сталинизм истребил и разоружил все те силы, которые могли бы развивать что-то новое и прогрессивное в рамках существовавшей системы.

Конечно, может показаться, будто в Советском Союзе все происходило по марксистским канонам: капитал экспроприировали, оппозицию подавили и все это назвали социализмом. А потом была "победа над фашизмом". Но это — наивный взгляд на вещи. Национализированная собственность — это еще не социализм. Подобные иллюзии сыграли важную роль в сталинистской мистификации.

В 1955 году, после того, как Вас реабилитировали, Вы вместе с женой и дочерью вернулись в Берлин. Какие условия в то время царили в ГДР, и что Вам особенно запомнилось?

ГДР была создана по образу и подобию Советского Союза. Однако Советский Союз не мог проводить показательные процессы в Берлине, который был открытым городом. В ГДР, как и в СССР, существовала так называемая плановая экономика — с небольшими отличиями и определенными привилегиями в отношении Советского Союза, так как здесь промышленность производила продукцию для Советского Союза. Советская экономика располагала сырьем и хорошо развитой военной промышленностью, но обрабатывающая промышленность была на низком уровне. Советский Союз мог производить ракеты, но не мог делать кастрюли.

Я бы описал ГДР как социализм сталинистского типа, однако без наиболее отвратительных черт сталинизма. Такая плановая экономика на поверку оказалась пустышкой. Это проявилось в момент, когда она столкнулась с конкуренцией. Она не смогла выжить, потеряв рынки сбыта в Советском Союзе и в Восточной Европе, и развалилась.

В отличие от ГДР, советские рабочие в ходе Октябрьской революции активно участвовали в строительстве первого рабочего государства. В ГДР национализация была проведена сверху. Является ли это, по Вашему мнению, важным отличием?

Да, конечно. Октябрьская революция и гражданская война пользовались поддержкой широких масс рабочих и членов партии, считавших себя авангардом Интернационала. В ГДР с самого начала все строилось на обмане. Вот почему сейчас от ГДР ничего не осталось.

В дни Рождества 1955 года я вернулся в Берлин; это была так называемая оттепель во время правления Хрущева. Мы никогда не рассматривали всерьез возможность перехода в Западный Берлин. Мы надеялись, что кончина Сталина обязательно приведет к возрождению социализма. Со Сталиным было покончено, планировалось также сместить Ульбрихта. Нас, как и всех, кто прошел через ГУЛАГ, встретили очень тепло. Меня немедленно назначили на пост заместителя председателя комитета по планированию. Но мы обязаны были молчать о том, что нам пришлось пережить в советских лагерях.

Потом было подавлено восстание в Венгрии, и надежды на конец сталинизма и возрождение социализма развеялись. Ульбрихт снова уверенно взял все под свой контроль. Я лишился работы в комитете по планированию. К счастью, меня сочли непригодным для какого-либо номенклатурного поста.

Я никогда не скрывал своих антисталинистских взглядов. Поэтому они меня с лестными рекомендациями направили на преподавательскую работу, и я стал профессором экономики в Мейсене, Потсдаме и, наконец, в Берлине-Карлсхорсте.

За мной, конечно же, следили. После объединения Германии (в 1990 году) мы были среди первых, которые в конторе Гаука (созданной правительством ФРГ для расследования деятельности восточногерманской секретной полиции) получили доступ к своим старым делам Штази (Министерства госбезопасности ГДР). Из этих дел можно сделать вывод, что против меня пытались организовать расследование. Но они не сумели придумать повод для преследования человека, проведшего 20 лет в советских лагерях. Так как я по национальности еврей, то они, возможно, надеялись представить меня сионистом.

В отличие от многих других — и принимая во внимание все, что Вам пришлось пережить — Вы сохранили свои социалистические убеждения. Почему?

Я противник сталинизма именно потому, что остаюсь социалистом. Советский Союз погиб не потому, что был социалистическим государством (как это постоянно говорят антикоммунисты), а из-за того, что Сталин уничтожил все социалистическое. Он самым подлым образом дискредитировал социализм и внес решающий вклад в дело создания кризиса в рабочем движении после разрушения Советского Союза.

Идеи Сталина не имеют ничего общего с подлинным социализмом. Например, до коллективизации среди крестьян были такие, кто выступал за кооперативы или сельскохозяйственные коммуны и совместную обработку земли. Одну из таких коммун, по совету Ленина, организовал мой друг, швейцарец Фритц Платтен. Ее участниками были некоторые швейцарские товарищи, сами выходцы из крестьян — люди, убежденные в жизнеспособности социалистической утопии. Ленин им сказал: привозите свои тракторы и покажите, как можно правильно организовать дело. Были и многие другие коммуны, например, христианские.

Сталинская коллективизация оказалась самым вульгарным отрицанием идей Ленина. В самом начале насильственной коллективизации коммуны были распущены, а их собственность передана в руки государства. Товарищ, в то время руководивший швейцарской коммуной, отправился прямиком в Москву, чтобы протестовать против этого решения.

Сталин не раз цитировал высказывание Маркса, в котором дается определение отличий социализма от коммунизма. Он излагал его следующим образом: социализм — это борьба с уравниловкой, а коммунизм, гарантирующий подлинное социалистическое равенство, еще витает в облаках. Такое использование цитат Маркса характерно для Сталина.

Сегодня сам термин "социализм" стал чем-то очень сомнительным. Реакция усугубляет эту проблему, навешивая на каждое антикапиталистическое движение ярлык "социалистов-сталинистов". Именно поэтому так важно разъяснять отличия между социализмом и сталинизмом.

Что же это означает — быть социалистом? Я этот вопрос часто задавал своим студентам. Никто не смог дать ответ. Для того чтобы ясно понять, что такое социализм, необходимо вернуться к Марксу.

Он говорил, что социализм означает свободу, равенство и братство. Сегодня вместо братства мы можем сказать "солидарность". А это означает настоящую свободу и подлинное равенство, а не готовность оставаться в буржуазных рамках, то есть брать эти слова только в их юридическом смысле. Социализм неразрывно связан именно с понятиями свободы и равенства.

Смотри также:
Натан Штайнбергер умер в возрасте 94 лет — Жизнь, отданная борьбе против фашизма и сталинизма
(18 марта 2005 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2015,
World Socialist Web Site