World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Северная Америка

Версия для распечатки

Речь о терроризме в Вашингтоне. — На политический кризис Буш реагирует ложью и новыми угрозами войны

Билл Вэн Оукен
12 октября 2005 г.

Речь президента США Джорджа Буша в четверг, 6 октября, на тему "войны с террором" стала отрезвляющим свидетельством размеров политического кризиса, с которым столкнулось американское правительство, а также угрозы, какую это правительство способно создать, пытаясь преодолеть кризис при помощи эскалации милитаризма.

Речь эта была набором лжи, нацеленной на запугивание американского народа и сплочение крайне правых сторонников Буша. В своих высказываниях, порой походивших на бред сумасшедшего, он ссылался на неправдоподобное пугало — террористическую организацию "Аль-Каида", якобы намеревающуюся "создать империю радикального ислама от Испании до Индонезии".

Буш произнес свою речь в Национальном Фонде Демократии (National Endowment for Democracy — NED) — учреждении, которое в 1980-х годах было создано администрацией Рейгана для ведения за рубежом политической пропаганды и подрывных операций, которыми прежде секретно занималось ЦРУ.

Два года тому назад президент США в этой же аудитории объявил о своей "опережающей стратегии по установлению мира на Ближнем Востоке". Тогда он предрекал, что успешное введение Соединенными Штатами "демократии" в Ираке приведет к "глобальной демократической революции", которая низложит правящие в этом регионе режимы.

В своей речи в четверг Буш выдвинул совершенно противоположную теорию и предупредил, что без достижения американской армией безусловной победы "Ираком овладеют Заркави и бен Ладен", что приведет к установлению радикальных исламистских режимов в близлежащих странах.

Последнее утверждение ничуть не достовернее того, которое прозвучало в 2003 году. Однако внимания заслуживает растущее отчаяние по поводу катастрофического положения в Ираке, из-за которого правящие круги США готовы сделать ставку на страх как на главный инструмент для принуждения американского народа к согласию с их политикой.

В четверг же, прямо как по заказу, власти Нью-Йорка объявили тревогу в метро из-за угрозы террористического нападения. Это произошло всего лишь несколько часов спустя после речи Буша и как раз в подходящее время для того, чтобы стать сюжетом в вечернем выпуске теленовостей и обернуться пугающими газетными заголовками на следующее утро. Однако почти сразу после объявления тревоги работники разведывательных служб заявили о "невысокой достоверности" этой угрозы. А в пятницу закрыли Пенсильвания-Стейшен, так как была обнаружена "подозрительная" бутылка содовой воды.

Подобные объявления тревоги, равно как и речь Буша, направлены на насаждение атмосферы страха, позволяющего дестабилизировать общество и предотвратить рост политического сопротивления и социального недовольства.

Администрация Буша вернулась к заклинаниям о терроризме, которые она уже использовала при подготовке к захвату Ирака, когда утверждала, будто Багдад разрабатывает оружие массового поражения и готовится передать его террористам "Аль-Каиды".

Она лгала тогда и лжет сейчас, но теперь политические условия стали другими. Газета New York Times привела слова анонимного работника Белого дома, который заявил, что Буш произнес свою речь для того, чтобы "напомнить американцам, в последние месяцы "в значительной мере отвлекшимся [от главного]", что страна все еще находится под угрозой и что ни в коем случае нельзя уходить из Ирака..."

Так что же нас "отвлекло"? Несогласие с правительством Буша сейчас достигло своего наивысшего уровня. Согласно опросам, нынешнюю администрацию поддерживает лишь 37 процентов населения, а большинство считает, что война в Ираке была ошибкой и что войска США должны быть выведены оттуда.

Кроме того, катастрофа, вызванная ураганом "Катрина", показала миллионам людей всю глубину социального кризиса и классовой поляризации в Соединенных Штатах, а также упадок правительственных и социальных институтов под влиянием политики, проводимой исключительно в интересах накопления богатств финансовыми элитами.

После всплеска истерии по поводу терроризма и состояния "внутренней безопасности страны", последовавшей вслед за атаками 11 сентября 2001 года, реакция на это стихийное бедствие продемонстрировала, что к борьбе с последствиями катастрофы правительство США сейчас подготовлено даже хуже, чем четыре года тому назад. К угрозе террористических нападений оно относится лишь как к средству политического террора, направленного против американского народа.

Тем временем появляются признаки растущего недовольства и прямого сопротивления в рядах самих вооруженных сил.

В тот день, когда Буш произносил свою речь, в Ираке были убиты еще семь американских солдат. Таким образом, потери армии США перевалили за 1950 человек. Ежедневно совершается более 100 вооруженных нападений, экономика и общество страны остаются парализованными. Многие знатоки Ирака предупреждают, что страна либо подошла к порогу этнически-религиозной войны, либо такая война уже началась. Ожидаемый референдум по проекту конституции — Вашингтон называет ее очередным шагом на пути к демократии — фактически только подливает масла в огонь.

Буш отрицает тот очевидный факт, что американская оккупация Ирака увеличивает поддержку вооруженному сопротивлению и актам террора как в самом Ираке, так и во всем ближневосточном регионе. Однако американские командиры не отличаются такой уверенностью и не раз публично заявляли о необходимости сокращения военного присутствия США, которое иракцы воспринимают как насильственную оккупацию.

Ссылки Буша на якобы повсеместную угрозу терроризма направлены на подавление таких проявлений внутреннего несогласия и на запугивание тех, кто выступает против политики правительства. По своему тону, эта речь очень напоминала истерические вопли о "красной угрозе" эпохи маккартизма, хотя аргументы Буша по своей глупости превосходили речи фанатиков-антикоммунистов пятидесятилетней давности.

В речи Буша "глобальная война с террором" приравнивается к "холодной войне" против Советского Союза и ко Второй мировой войне, а Усама бен Ладен — к Иосифу Сталину и Адольфу Гитлеру. Такие утверждения просто абсурдны.

Советский Союз был сверхдержавой, располагавшей атомным оружием и простиравшейся на одну шестую часть земной суши.

"Аль-Каида", в лучшем случае, является сборищем нескольких тысяч фанатиков. Усама бен Ладен не располагает государственной властью, и его движение не имеет шансов захватить эту власть где-либо в мире — в том числе в Ираке. Свергнув правительство Ирака и дестабилизировав иракское общество, Вашингтон создал для "Аль-Каиды" новое, ранее ей недоступное поле для действий, а также источник рекрутирования активистов среди арабских масс, которые возмущены американским нападением и оккупацией.

Продолжая свою "войну с террором" и "борьбу за свободу", Буш заявляет, будто враждебно настроенные "экстремисты желают пресечь американское и западное влияние на всем Ближнем Востоке... В борьбе за достижение этой цели их тактика остается неизменной уже в течение четверти века: они наносят удар и ждут, когда мы побежим".

О какой такой четверти века тут идет речь? Разве антиколониальное движение, возникшее в этом регионе после Второй мировой войны, не было направлено на "пресечение западного влияния на всем Ближнем Востоке"? Разве не такими были цели и тактика националистических движений, вытеснивших французов из Алжира и вышвырнувших британцев из Египта?

Американская война в Ираке не имеет ничего общего с демократией или терроризмом; это попытка повторной колонизации региона с целью захвата контроля над его нефтяными ресурсами и установления стратегического господства американского империализма.

Фабрикуя свою легенду о войне с террором, Буш соединил вместе различные движения и представил их как часть глобального движения "радикального ислама", с которым армия США якобы воюет в Ираке.

Он заявлял, что Соединенным Штатам угрожают "полувоенные повстанческие и сепаратистские формирования в таких странах как, например, Сомали, Филиппины, Пакистан, Чечня, Кашмир и Алжир".

Тут в общую кучу свалена борьба между кланами в Сомали, мелкие местные банды на Филиппинах, международный спор по поводу Кашмира, имеющий более чем полувековую историю, и политическое движение исламистов в Алжире, зверское подавление которого стоило жизни 150 тысячам людей. Ни одно из этих движений, у которых различная социальная опора и политические цели, не было замечено в связях с какими-либо актами международного террора.

Если и наблюдался рост исламского фундаментализма, то в основном за счет поддержки со стороны правительства США, которое выделяло миллиарды долларов на оружие и помощь Усаме бен Ладену и его моджахедам, когда те пытались свергнуть поддерживаемое Советским Союзом правительство в Афганистане в 1980-е годы.

Точно так же Вашингтон поддержал исламистов в Индонезии, когда те в 1965 году устроили антикоммунистические погромы, убив миллион человек, а также в Чечне и Боснии, где они рассматривались в качестве противовеса российскому и сербскому влиянию. Всюду, где подобные движения играли роль инструмента для достижения стратегических целей США, они пользовались открытой или скрытой поддержкой США.

Речь Буша носила обычный мессианский характер; "война с террором" в ней была определена как "призвание", и далее было заявлено: "Мы выступим против этой смертельной опасности, угрожающей всему человечеству". Такие выражения адресованы сторонникам нынешней администрации в рядах правых евангельских христиан и составляют необъемлемую часть попыток представить войну в Ираке как некий новый крестовый поход против ислама.

Однако большая часть человечества рассматривает в качестве наиболее опасной угрозы сам американский империализм. После гибели более чем 100 тысяч иракцев слова Буша, использованные им для описания противников Америки, вполне могут быть отнесены к самому президенту США: "В прошлом тираны и те, кто пытался ими стать, всегда утверждали, что осуществление их грандиозных замыслов оправдывает убийства. Но, в конце концов, порядочные люди во всем мире от них отворачиваются".

Среди более зловещих и, казалось бы, иррациональных пассажей речи Буша были неприкрытые угрозы в адрес Сирии и Ирана, которых он назвал "попутчиками" террористов.

"Государства-спонсоры, подобные Сирии и Ирану, давно сотрудничают с террористами, поэтому они не заслуживают снисхождения со стороны жертв террора, — изрек Буш. — Соединенные Штаты не делают различия между теми, кто совершает террористические акты, и теми, кто поддерживает и привечает террористов; и те, и другие в равной мере несут ответственность за убийства".

Это — неприкрытое оправдание военного нападения на упомянутые государства. Ведь точно такой же ложный предлог был использован для нападения на Ирак два с половиной года тому назад.

Правящий в Дамаске режим является светским и беспощадно подавляет исламистское движение в Сирии. После 11 сентября он делился важными разведданными с Вашингтоном, а американские спецслужбы отправляли подозреваемых в Сирию, где эти люди подвергались пыткам.

Что касается Ирана, то его правительство установило тесные связи с шиитским большинством в Ираке, представители которого доминируют в иракском правительстве, пользующемся поддержкой США. Тегеран поддержал выборы в Ираке, а также проект иракской конституции; он враждебно относится к движению "Аль-Каида", устраивающему сектантские террористические нападения на иракцев-шиитов.

Почему же теперь звучат угрозы в адрес обоих режимов? В первую очередь это значит, что американская война в Ираке не имеет ничего общего с борьбой против террора. Это всего лишь попытка установления неоколониального владычества США. Руководящие лица администрации и правящих кругов сделали из углубляющейся иракской катастрофы вывод о том, что это возможно лишь путем расширения зоны военных действий.

В конечном счете, обострение милитаризма является следствием глубокого кризиса в самом американском обществе, характеризующегося социальным неравенством и возрастающей коррумпированностью и паразитизмом корпоративного правящего слоя.

Речь Буша — признак того, что эта правящая элита готовит еще более страшные преступления и кровопролитие. Его злобные высказывания почти не были подвергнуты критическому разбору со стороны Демократической партии или СМИ, так как ни демократы, ни журналисты не намерены допускать какого-либо политического проявления растущего массового недовольства войной и внутренней политикой американской администрации.

Смотри также:
Новый Орлеан: Призрак военной диктатуры
(14 сентября 2005 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site