World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Европа : Британия

Версия для распечатки

Тед Грант: Политическая оценка бывшего лидера британской тенденции "Милитант"

Часть 1 | Часть 2

Энн Тэлбот
16 декабря 2006 г.

Данная статья была опубликована на английской странице МСВС 27 сентября 2006 г.

Как оппоненты, так и сторонники объединились в похвалах Теду Гранту (Ted Grant), основателю тенденции "Милитант" (Militant), который умер в июле этого года в возрасте 93 лет. Они прославляют его как подлинного представителя идей Льва Троцкого. Некролог в лондонской Times объявил его "непоколебимым троцкистским революционером старой школы". Financial Times написала о кончине "ведущего троцкиста в течение более чем 70 лет". Этот взгляд согласуется с собственным мнением Гранта о самом себе.

За неделю перед смертью, Грант, почти полностью парализованный после инсульта, появился на митинге своей Международной Марксистской тенденции (International Marxist Tendency), которую он провозгласил стоящей "твердо на идеях Льва Троцкого". Это был замечательный поступок умирающего человека, свидетельствующий о запасе его жизненных сил и его преданности собственным политическим убеждениям. Грант был одним из последних оставшихся в живых представителей поколения, которое пришло в политику в тот момент, когда борьба Троцкого против бюрократии, захватившей политическую власть в Советском Союзе, подошла к своему кульминационному пункту.

Среди тех молодых людей, которые видели в русской революции модель и надежду для будущего человечества в период после 1917 года, немногие оказались в состоянии сохранить свою принципиальную позицию в революционной политике в течение всей своей жизни в условиях взлетов и падений двадцатого столетия. Все те, кто признавал, что Троцкий представлял преемственность марксизма и революционную традицию большевизма, заслуживают нашего уважения. Но лучшее, что мы можем сделать для этих людей — это подвергнуть их собственную политическую карьеру объективному историческому анализу.

Это говорится для того, чтобы показать, что Грант совсем не был троцкистом в момент своей смерти, как не был им в течение долгого времени, если понимать под термином "троцкист" революционного марксиста, который защищает принципы социалистического интернационализма, выраженного в русской революции Октября 1917. Нельзя понимать эту оценку огрубленно, как желание лишить старого человека, находящегося перед лицом смерти, той самооценки, к которой он стремился всю свою жизнь. Однако политика, которую проводил Грант, не является его личным делом. Его политические взгляды были характерными для эпохи, в которой бюрократические аппараты доминировали в рабочем классе и в значительной степени признавались в качестве законного представителя рабочего класса.

В Британии организация, руководимая Грантом, была известна как Революционная Социалистическая Лига (Revolutionary Socialist League) среди своих и под именем тенденция "Милитант" для публики. Она вовлекала молодых людей в реформистскую политику, проводимую Лейбористской партией. Верность милитантовцев революционному социализму оставалась только в речах и исторических статьях. Их перспектива предполагала, что социализм может быть достигнут в результате действий лейбористского правительства, принимающего через парламент специальный акт, национализирующий 200 ведущих монополий или монополистических объединений в качестве основы для введения плановой и общественно контролируемой экономики.

Особенностью "Милитант" был тип тактического оппортунизма, который всегда означал приспособление к спонтанным протестным движениям в британском рабочем классе и стремился удержать такие движения в рамках официального рабочего движения — под контролем Лейбористской партии и тред-юнионов.

Одним из самых показательных примеров такой политики является случай в Ливерпуле 1980 годы, когда "Милитант" имела большое влияние в контролируемом лейбористами городском совете. Оппортунистическая сделка городского совета Ливерпуля с правительством консерваторов в тот момент, когда шла борьба ливерпульских муниципальных рабочих по защите своих социальных структур, внесла свой вклад в изоляцию шахтерской забастовки 1984-1985 годов, отказ от поддержки которой был навязан британским Конгрессом Тред-юнионов и Лейбористской партией под руководством Нейла Киннока (Neil Kinnock). Таким образом политика Гранта внесла свой вклад в одно из наиболее серьезных поражений, который британский рабочий класс понес в течение последних десятилетий.

В начале 1990-х годов "Милитант" вела компанию против введения подушного налога (poll tax). Одновременно организация Гранта поддерживала шотландский сепаратизм, что привело к формированию Шотландской Социалистической партии (Scottish Socialist Party), которая откололась от "Милитант". В обоих случаях "Милитант" направляла революционные настроения многих молодых людей и рабочих по ложному реформистскому пути в период интенсивных классовых конфликтов.

В течение 1980-х годов "Милитант" претендовала на то, чтобы быть наиболее влиятельной троцкистской партии в Британии. Это был период наибольшего публичного успеха Гранта, но успех оказался прелюдией к падению. Молодые люди, которые присоединились к "Милитант", были радикализованы политикой правительства Тэтчер, когда происходил рост массовой безработицы, урезались гражданские свобод и возвращались методы империалистических войн. Многие повернули в сторону Лейбористской партии, где они столкнулись с "Милитант", однако политическая траектория этих молодых рабочих шла влево, в то время как организация Гранта двигалась направо. Оба движения пересеклись на развилке двух дорог, после чего каждое продолжало двигаться в противоположном направлении.

Риторика Гранта не могла удержать рабочих в Лейбористской партии, потому что объективная основа для его политики подтачивалась динамикой международной политической ситуации. Период, когда лейбористы были в состоянии предлагать программу реформ и улучшения благосостояния, быстро подходил к концу. В Советском Союзе сталинистская бюрократия, которая принималась за образец и вдохновлявшая многие другие бюрократические аппараты, приближалась к кризису, от которого она уже не могла оправиться.

В чистом виде политическая перспектива Гранта после окончания Второй мировой войны основывалось на предположении, что кремлевская бюрократия, социал-демократические партии и профсоюзы на Западе и национальные движения бывших колониальных и полуколониальных странах могут и дальше удерживать свою политическую гегемонию в массах. Однако к 1992 году, когда Грант был изгнан из "Милитант", то, что он рассматривал в качестве постоянных условий политического ландшафта, оказалось эфемерным продуктом соглашений, заключенных ведущими державами после Второй мировой войны для того, чтобы предотвратить революционные потрясения, подобные 1917 году в России.

Вместе с Аланом Вудсом (Alan Woods) Грант сформировал новую группу "Социалистический призыв" (Socialist Appeal), известную так по имени издававшейся ими газеты. В то же время большинство организации, предводительствуемое Питером Таафом (Peter Taaffe), трансформировалось в "Милитант лэйбор" (Militant Labour), а позднее стало Социалистической партией (Socialist Party). Международная Троцкистская тенденция (International Marxist Tendency) Гранта стала одной из наиболее восторженных групп поддержки лидеров, подобных президенту Венесуэлы Уго Чавесу. Она прославляет его как революционного лидера, который посмел бросить вызов могуществу Америки и движется по пути трансформации венесуэльского общества в социалистическом направлении.

Даже несмотря на то, что аппарат подавления венесуэльского государства остался без какого-либо изменения, а транснациональные корпорации продолжают получать свои доходы, сторонники Гранта провозгласили, что капиталистический класс уже не стоит у власти в Венесуэле. Таким путем они только пролагали дорогу к неудаче даже более значительной, чем та, которую пережил британский рабочий класс. Опыт показал, что в Латинской Америке лево-ориентированные движения, которые приходят к власти без разрушения существующего государственного аппарата и оставляют капитализм незатронутым, могут быть лишь прелюдией к кровавым репрессиям, подобным тем, которые провел в Чили Пиночет [1].

Репутация Гранта как марксиста и подлинного выразителя идей Льва Троцкого продолжает играть важную роль в способности этой организации получать поддержку среди рабочих и молодежи. Его последователи усердно культивируют образ того, что он был оригинальным марксистским мыслителем и главной политической фигурой в троцкистском движении. Алан Вудс писал по поводу годовщины издания газеты Socialist Appeal ("Социалистический призыв"), что "в личности товарища Гранта мы видим продолжение идей Троцкого. В этом году исполняется также семьдесят пятая годовщина исключения Льва Троцкого и Левой оппозиции из российской Компартии. Товарищ Грант был членом международной Левой оппозиции Троцкого с самого его начала. Он воплощает нерушимую нить, которая соединяет нас с лучшими традициями большевизма-ленинизма и Октябрьской революции".

Враждебность к Четвертому Интернационалу

Чем более внимательно мы будем всматриваться в политическую биографию Гранта, тем сложнее будет установить какой-либо период, в котором он имел твердое понимание принципов марксизма или ясно осознавал значение политической борьбы Троцкого.

Главный политический урок, который мы можем извлечь из работ Троцкого, равно как и той борьбы, которую он вел против сталинистской бюрократии, состоит в признании важности интернационализма. Политическая карьера Гранта могла иметь начало в Левой оппозиции, но он оставался последовательно национальным в своей перспективе в продолжение всей своей жизни. Для Гранта политическая программа Троцкого была способом завоевания политического влияния среди наиболее развитых рабочих, однако он никогда не понимал и не принимал интернациональную перспективу, которая лежала в основе этой программы.

Грант переселился в Британию из Южной Африки в 1934 году. В течение Второй мировой войны группа, к которой принадлежал Грант, Международная Рабочая Лига (МРЛ — Workers International League), вербовала новых членов в тот момент, когда Лейбористская партия, Коммунистическая партия Великобритании и профсоюзные лидеров, ассоциирующиеся с этими организациями, подавляли забастовочные акции и недовольство рабочих в интересах поддержки военных усилий правительства. МРЛ опубликовала учредительную программу Четвертого Интернационала и брала за образец Социалистическую Рабочую партию (Socialist Workers Party) Соединенных Штатов, которая развивалась под личным влиянием Троцкого. Но МРЛ наотрез отказалась присоединиться к Четвертому Интернационалу, который был основан в 1938 году.

Грант был чрезвычайно горд этим фактом. В своих мемуарах История британского троцкизма (History of British Trotskyism) он рассказывает о том, как члены МРЛ отказались от предложения, которое заключалось в объединении различных троцкистских групп в Британии во время учредительного конгресса Четвертого Интернационала. Грант вспоминал, как он крикнул, что "даже если товарищ Троцкий придет сюда, мы не будем действовать иначе".

Реплика Гранта была примером упрямой преданности национализму, который был его политическим символом веры. МРЛ отказалась от объединения с другими группами, потому что они не могли согласиться с работой внутри Лейбористской партии. Троцкий советовал своим единомышленникам в Британии работать в Независимой Рабочей партии (Independent Labour Party) и, позднее, в Лейбористской партии, но это было не более чем тактикой. МРЛ возвела, однако, этот тактический ход на уровень стратегического принципа, который был поставлен выше фундаментального вопроса о создании нового Интернационала, необходимого для замены Третьего Интернационала, который предал интересы рабочих во всем мире, провалив борьбу против прихода Гитлера к власти.

Вопросы, подобные вхождению в Лейбористскую партию, могли быть обсуждены в рамках объединенной британской секции нового Интернационала и осмыслены с точки зрения международной перспективы. Отказ МРЛ присоединиться к Четвертому Интернационалу отражал огромное политическое давление, которое испытывало британское рабочее движение в старейшей капиталистической стране мира.

Троцкий не мог согласиться с этой группой после того, как ее поведение ставило под вопрос наиболее фундаментальный принцип Интернационала. Он предупреждал товарищей из МРЛ, "что они были увлечены по дороге беспринципности кликой политиков, а эта дорога ведет в болото. Развитие каких-либо революционных политических движений возможно только на основе великих принципов. Для национальной группы постоянно придерживаться революционного курса возможно только в том случае, если она прочно соединена в одну организацию с единомышленниками во всем мире и поддерживает политическую связь с ними. Четвертый Интернационал один является такой организацией. Все без исключения национальные группы, которые отвергаю международную организацию, контроль и дисциплину, являются, в сущности, реакционными" [2].

МРЛ в конечном итоге стала частью объединенной британской секции Четвертого Интернационала после Второй мировой войны благодаря усилиям интернационалистической фракции, возглавляемой Джерри Хили (Gerry Healy), и посредничеству Социалистической Рабочей партии США. Объединение было достигнуто вопреки злобной оппозиции лидера МРЛ Джока Хастона (Jock Haston), которому Грант прислуживал как преданный офицер. Но даже после объединения и формирования Революционной Коммунистической партии (РКП — Revolutionary Communist Party) как британской секции Четвертого Интернационала, Хастон и Грант оставались глубоко враждебными Интернационалу и отождествляли себя с право-ориентированной оппозиционной тенденцией, которая группировалась вокруг Альберта Голдмана (Albert Goldman) и Феликса Морроу (Felix Morrow) и осуждала "неизменяемую программу" Четвертого Интернационала [3].

Последователи Гранта продолжают утверждать, что программа троцкизма оказалась ошибочной, о чем, оп их мнению, свидетельствуют события послевоенного периода, когда революционные движения были задушены сталинистами. По поводу того факта, что капитализм не был свергнут в Европе, а сталинизм сохранил контроль над Советским Союзом и распространил свою власть на Восточную Европу, Грант писал: это "ведет к искажению первоначальной послевоенной перспективы движения, которая провозглашает либо реставрацию капитализма в СССР, либо политическую революцию и революционный кризис, который может уничтожить старые партии и подготовить дорогу для основания массовых троцкистских партий. По словам Троцкого, "не останется ничего левого в старых организациях, и Четвертый Интернационал может стать доминирующей силой на планете". Но троцкисты к несчастью так и не смогли использовать преимущество революционной ситуации, последовавшей после окончания войны. Власть оказалась в руках сталинистов и реформистов, которые, как и в 1918 году, предали движение и передали власть в руки буржуазии" [4].

Идея о том, будто Троцкий обещал, что произойдет революционное свержение капитализма и политическая революция в Советском Союзе, абсолютно неверна. Ни одним марксист не может претендовать на то, что можно предсказать результат сложных политических процессов с совершенной точностью или полагать, что марксизм может дать точное расписание революции. Грант и многие другие действительно верили, что Троцкий обманул их надежды, продемонстрировав тем самым, что они никогда не понимали действительного характера научного марксистского политического анализа [5].

Согласно мнению своих последователей, Грант один в троцкистском движении был способен развивать анализ новых политических реальностей сталинистской экспансии и империалистической стабилизации. На самом деле руководство РКП было далеко от одиночества. Если в 1939 году в Америке Макс Шахтман (Max Shachtman) и Джеймс Бернхэм (James Burnham) противостояли анализу Советского Союза Троцким, то после войны этим путем шла тенденция Джонсона-Форреста (Johnson-Forrest). Вскоре в качестве оппозиции выступили Голдман и Морроу. После первоначального осуждения этих тенденций Мишель Пабло (Michel Pablo) и Эрнест Мандель (Ernest Mandel), которые были в то время лидерами Четвертого Интернационала, начали доказывать, что сталинистская бюрократия может играть прогрессивную роль и бюрократически создавать рабочие государства путем использования военной силы и национализации без какой-либо революционной трансформации общества.

Особенность Гранта была не в том, что он проделал сдвиг направо, а в том, что он был среди первых, кто совершил этот поворот в послевоенный период. Джимми Дин (Jimmy Deane), единомышленник Гранта в РКП, признал идентичность их идей со взглядами Пабло, когда писал Гранту в июне 1950 года. "Пабло совершил переход! Какое развитие. Он руководил борьбой против нас, — жаловался Дин, — а потом перешел более или менее на наши позиции. Оказалось только вопросом времени, чтобы он признал, что мы имеем рабочие государства по всей Восточной Европе" [6].

По мере развития борьбы в колониальных и полуколониальных странах Пабло и Мандель пришли к утверждению, что мелкобуржуазные националистические движения могут создавать рабочие государства без необходимости сознательного участия рабочего класса, существования марксистской партии или революционного свержения существующего государства и отношений собственности. Соответственно нет необходимости в строительстве революционных партий в этих странах, где марксисты должны действовать в роли советников для националистических лидеров, таких как Бен Белла в Алжире или Кастро на Кубе.

В 1953 году Джеймс Кэннон (James Cannon), лидер американской Социалистической Рабочей партии, придал гласности "Открытое письмо", в котором резюмировал центральные политические вопросы, связанные с борьбой против паблоизма. Фракция, сплотившаяся вокруг Пабло, писал Кэннон, "теперь сознательно и целенаправленно работает на то, чтобы разрушить, расколоть и уничтожить исторически созданные кадры троцкизма в различных странах и ликвидировать Четвертый Интернационал" [7].

Кэннон отстаивал фундаментальные принципы, на которых был основан Четвертый Интернационал, а его "Открытое письмо" стало пунктом объединения всех тех, кто продолжал считать себя сторонником Четвертого Интернационала и отвергал паблоистское ликвидаторство и капитуляцию перед сталинизмом. Позже в том же 1953 году на основе резолюции, которая подтверждала свою солидарность с "Открытым письмом" Кэннона, был образован Международный Комитет Четвертого Интернационала.

Пабло реагировал на "Открытое письмо" изгнанием всех тех, кто солидаризовался с этим документом. Когда его представитель в Британии Джон Лоуренс (John Lawrence) довел линию Пабло до логического конца и вступил в Коммунистическую партию, Пабло остался без организации в Великобритании. Грант воспользовался удобным случаем для совместной работы с Пабло, организация которого стала известной под именем Объединенный Секретариат. Можно долго и кропотливо вчитываться в собрание сочинений Гранта, однако там не найти упоминания об "Открытом письме". Он ответил тем, что присоединился к Пабло, при этом он никогда не чувствовал себя обязанным выразить какой-либо ответ на это историческое заявление пролетарского интернационалистического принципа.

Грант откололся от паблоистского Объединенного Секретариата в 1964 году. Однако основные элементы его политической перспективы совпадают с теми, которые защищались Пабло и Манделем. Политика Гранта может быть охарактеризована как паблоизм без Пабло. Его группа даже подражала паблоистскому "Комитету за честную игру в отношении Кубы", сформировав организацию, названную "Руки прочь от Венесуэлы" (Hands Off Venezuela), которая действует в качестве базовой организации для проведения кампаний в поддержку Чавеса.

Примечания:

1. See http://wsws.org/articles/2006/mar2006/van2-m20.shtml.
2. Documents of the Fourth International, New York: Pathfinder Press, 1973, p. 270.
3. SWP Internal Bulletin, vol. 8, no. 8, July 1946, pp. 28-29; quoted in David North, The Heritage We Defend: A Contribution to the History of the Fourth International, Detroit, Michigan: Labor Publications, 1988, p. 100.
4. Ted Grant, A History of British Trotskyism, Introduction. www.marxist.com/hbt/
5. See http://wsws.org/articles/2005/sep2005/le41-s14.shtml.
6. Letter from Deane to Grant, Jimmy Deane archive 24 June 1950.
7. Quoted in The Heritage We Defend, p. 231. www.wsws.org/articles/2003/nov2003/her2-n15.shtml.

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site