Мировой Социалистический Веб Сайт (www.wsws.org/ru)

www.wsws.org/ru/2008/feb2008/kast-f27.shtml

Фидель Кастро подал в отставку с поста президента Кубы после 49 лет пребывания у власти

Патрик Мартин
27 февраля 2008 г.

Данная статья была опубликована на английской странице МСВС 20 февраля 2008 года.

Фидель Кастро, последний из националистов стран "третьего мира", которые пришли к власти в 1950-60-х годах и вступили в конфликт с американским империализмом, объявил во вторник, 19 февраля, что он подает в отставку с поста президента Кубы и главнокомандующего ее вооруженными силами.

Это решение было принято всего через месяц после 49 годовщины победы Кубинской революции — 1 января 1959 года, когда партизанская армия Кастро вошла в Гавану, а поддерживаемый США диктатор Фульгенсио Батиста бежал из страны.

Кастро не появлялся на публике после того, как в июле 2006 года ему оказали экстренную хирургическую помощь, чтобы остановить интенсивное кровотечение. Он перенес серьезный кризис и вернулся к ограниченной политической деятельности, состоящей главным образом в написании комментариев для кубинской печати, однако на публике он так и не появился. В декабре в своем послании он предположил, что вскоре, возможно, уйдет со своих руководящих постов, но в следующем месяце стал кандидатом для переизбрания в кубинский парламент.

24 февраля парламент собрался для избрания Государственного Совета, постоянного исполнительного органа власти, который, в свою очередь, избирает председателя Совета — формальная должность Кастро в правительстве. Заявление Кастро означало, что Совет будет избирать преемника в воскресенье 24 февраля — скорее всего, брата Кастро Рауля, министра обороны, который действовал как фактический глава государства в предшествующие 18 месяцев.

Правительство США отреагировало на заявление декларациями, ясно показывающими, что вместе с Кастро с 1959 года сохранилось кое-что еще. Речь идет прежде всего о стремлении американского правящего класса вернуть свое полуколониальное господство над Кубой и снова придать острову прежнее положение сахарной плантации и аванпоста мафии, — возможно, прибавив к этому стремление завладеть потенциально прибыльными месторождениями нефти и газа.

Помощник Госсекретаря США Джон Негропонте (John Negroponte) — ветеран антиповстанческих войн в Латинской Америке — сказал, что отставка Кастро не изменит политику США. "Я не могу представить, что это вскоре случится", — сказал он.

Президент Буш потребовал международных акций по дальнейшей изоляции кубинского режима, заявив, что это вызвало бы "переход к демократии". "Соединенные Штаты помогут народу Кубы обрести блага свободы", — добавил он. Это условный язык, обозначающий возвращение времен безнаказанного грабежа этого островного государства американским агробизнесом, а также представителями других корпоративных интересов.

Администрация Буша политически связана с наиболее правыми элементами кубинской общины в Америке, чья концепция "демократии" — это чистая контрреволюция, которая мыслится как кровавая бойня кубинских рабочих и крестьян с целью реставрировать господство эмигрировавшей буржуазии и изгнанных земельных собственников.

Буш даже стремится превзойти прежних "гусанос" в своей антикастровской риторике, налагая дополнительные ограничения — помимо почти полувекового эмбарго США — на торговлю с Кубой, включая меры, которые более чем наполовину урезают число американских туристов, приезжающих на остров, и штрафуя американцев кубинского происхождения, которые посылают деньги или потребительские товары своим родственникам на острове.

Кастро удалось в течение полувека оставаться главой маленького островного государства всего в 90 милях от Флориды. Неудачи неоднократных попыток США свергнуть его режим — самой известной из которых является высадка в 1961 году в Заливе свиней — объяснялись главным образом поддержкой Кастро со стороны огромного большинства кубинского народа, а также сочувствием десятков миллионов людей по всему миру.

Когда в Вашингтоне поняли, что они не могут уничтожить режим Кастро военной силой, они попытались убить кубинского президента. ЦРУ и различные фашистские группировки кубинской эмиграции десятки раз неудачно покушались на него. Несмотря на это Кастро пережил администрации девяти президентов США: Эйзенхауэра, Кеннеди, Джонсона, Никсона, Форда, Картера, Рейгана, Буша, Клинтона. Он покинет свой пост, оставаясь намного более популярным среди кубинцев, чем Джордж В. Буш — среди американцев.

Кубинский режим осуществил значительные общественные реформы, в том числе в огромной степени улучшил образование и здравоохранение, а также национализировал собственность американских корпораций и богатых эмигрантов. Враждебная статья, опубликованная в ноябре прошлого года в газете New York Times, нехотя отмечала, что самым большим производимым продуктом на Кубе, помимо сахара, были десятки тысяч хорошо обученных, высоко мотивированных врачей, которые сыграли легендарную роль в большинстве стран Африки и Латинской Америки и обеспечили своей родине массовые симпатии. В статье не было сделано попытки объяснить, почему ни одно другое правительство стран "третьего мира" не смогло развить такого ценного и социально полезного "экспорта".

Однако, несмотря на эти достижения и собственные заявления Кастро о переходе к "коммунизму" после прихода к власти в Гаване, Куба никогда не была социалистическим государством. На Кубе никогда не было независимых органов рабочей власти, а Кубинская Коммунистическая партия властвовала, опираясь на политическую монополию. Кастро отвечал жестоким насилием на любой вызов своей политической власти внутри правящей партии, в том числе использовал инсценированные судебные процессы и казни.

Сам Кастро никогда не был настоящим социалистом в смысле сознательного революционного борца за освобождение международного рабочего класса. Возможно, он был самым радикальным представителем того поколения буржуазных националистов в Азии, Африке и Латинской Америке, которое пришло к власти в результате массового антиколониального движения. В конечном счете, Кастро завел свою страну в тот же тупик, как и его двойники вроде Бен Беллы в Алжире, Сукарно в Индонезии, Манделы в Южной Африке и Даниэля Ортеги в Никарагуа, хотя и путем, отличным от их политических карьер.

Кубинский режим является режимом личной диктатуры, в котором власть передается династически от Фиделя, находящемуся в возрасте 81 года, к его брату Раулю, которому сейчас 76 лет и здоровье которого несколько лучше. Возможно, Рауль прошел самый долгий период политического обучения для фигуры его уровня, будучи вторым лицом в руководстве Гаваны с 1959 года.

На парламентских выборах, прошедших в январе этого года, в каждом избирательном округе выставлялся только один кандидат, одобренный Кубинской Коммунистической партией. В строгом соответствии с партийными директивами Рауль Кастро набрал больше всех голосов из 614 кандидатов, 99,4 процента, несколько меньше 99,75 процента, полученных им в 2005 году.

Несмотря на революционные претензии Фиделя Кастро, его режим никогда не был по-настоящему независимым от империализма и сталинизма. В начале 1990-х годов, после того как развал СССР лишил режим Кастро многолетней экономической и военной поддержки, он нашел две новых опоры внешней поддержки: европейских туристов, привлекаемых мягким климатом и отличными пляжами страны и поощряемых правительствами, которые надеялись закрепиться в бывшей колонии США; и венесуэльскую нефть, которую поставлял по заниженным ценам Уго Чавес, пришедший к власти в Каракасе в 1998 году.

Венесуэльская помощь Кубе, оцениваемая в сумму от 3 до 4 млрд долларов в прошлом году, сегодня заменяет поддержку, которую в 1960-е, 1970-е и 1980-е годы оказывала "острову свободы" советская бюрократия.

Чавес приезжал на Кубу в январе этого года — на открытие нефтеперерабатывающего завода в Сьенфуэгосе, который был построен советскими инженерами и закрыт в 1991 году после развала СССР, но восстановлен теперь как совместное кубинско-венесуэльское предприятие. Изыскания, проведенные у кубинского берега, разожгли аппетиты нефтяных магнатов в США и Европе. Геологическая служба США предполагает наличие 4,6 млрд баррелей запасов нефти и 9,8 трлн кубических футов запасов природного газа на кубинском шельфе.

Опасность того, что европейские державы или южноамериканские страны вроде Венесуэлы и Бразилии могут установить тесные связи с Кубой, заставила часть правящей элиты США поставить под вопрос многолетнюю политику полной экономической блокады острова. Даже часть представителей Республиканской партии в Конгрессе, связанных с интересами агробизнеса на Среднем Западе, стремятся ослабить блокаду, чтобы захватить потенциально выгодный рынок.

Эти разногласия отразились в заявлениях по поводу отставки Кастро, сделанных тремя ведущими кандидатами в президенты: Хиллари Клинтон и Бараком Обамой от демократов, и Джоном Маккейном от республиканцев.

Маккейн выступил с заявлением, которое могло быть скопировано с любого коммюнике американского Госдепартамента последних 49 лет. Он объявил, что "свобода кубинского народа еще не близка", и выдвинул требование полного демонтажа существующего режима. "Братья Кастро явно намерены сохранить свою власть, — сказал Маккейн. — Вот почему мы должны вынудить кубинский режим освободить всех политических заключенных без всяких условий, легализовать все политические партии, профсоюзы и свободные средства массовой информации и назначить выборы под контролем международных наблюдателей".

Нет нужды говорить, что Маккейн не выдвигал таких требований к лояльным США зависимым от них государствам, которые намного более жестоки, чем диктатура Кастро — к Саудовской монархии, к диктатуре Мушаррафа в Пакистане или к любому африканскому военному диктатору, считающемуся союзником Вашингтона.

Барак Обама сделал более примирительное заявление, предположив, что отставка Кастро "является первым существенным шагом" вперед, и выразив надежду, что это событие "начинает поворот Кубы к полноценным демократическим переменам". Он предположил, что правительству США следует ответить экономическими и дипломатическими уступками на любое смягчение кубинского режима.

Клинтон была более категорична в требованиях изменить политику США, сказав, что если ее изберут президентом, то "я вступлю в переговоры с нашими партнерами в Латинской Америке и в Европе, которые сделали ставку на мирный переход к демократии на Кубе и которые очень сильно хотят, чтобы Соединенные Штаты играли конструктивную роль в этом процессе".

Позиции Обамы и Клинтон не представляют собой какого-либо принципиального сдвига в политике США по отношению к Кубе. Они просто признают, что полувековая блокада не смогла свергнуть режим Кастро и что другие державы делают успехи в усилении своего влияния на бывшую полуколонию США.



© Copyright 1999 - 2007,
World Socialist Web Site!