World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

  МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Россия

Версия для распечатки

Газовый конфликт между Россией и Украиной и геополитическая борьба за контроль над энергоресурсами

Владимир Волков
4 февраля 2009 г.

Вскоре после подписания 19 января в Москве соглашения между премьер-министрами Украины и России Юлией Тимошенко и Владимиром Путиным была возобновлена транспортировка российского газа в Европу, остановленная 7 января в результате конфликта между двумя крупнейшими постсоветскими государствами. Однако проблемы, которые привели к резкой эскалации этого конфликта, остались нерешенными.

Газовый конфликт вызвал обострение политического и экономического положения на Украине и породил волну раздражения в Европе, усилив стремление диверсифицировать источники поставок газа. Российская сторона, хотя и достигла частично своих целей, все же добилась этого ценой ухудшения собственного авторитета как поставщика газа, а также ценой существенных экономических потерь "Газпрома".

Как пишет Иэн Бреммер (Ian Bremmer) в номере американского журнала Foreign Policy от 26 января, "достигнутое в конце концов соглашение по газовым поставкам не станет фундаментом долгосрочного изменения российско-украинских отношений к лучшему... Уже скоро Россия и Украина схлестнутся в новом противостоянии — по энергопоставкам или какому-то другому вопросу".

От Украины наиболее активным сторонником заключения новых соглашений с Кремлем выступала премьер-министр Юлия Тимошенко. Она представляет интересы тех слоев украинской правящей элиты, которые хотели бы, не отказываясь от стратегических целей прозападной "оранжевой революции" 2004 года, все же не антагонизировать Кремль и искать с ним компромисс.

В отличие от президента Виктора Ющенко, Тимошенко не стремится любой ценой добиться того, чтобы страна стала членом НАТО и не поддерживает усилия президентской стороны по целенаправленному нагнетанию антироссийских настроений. В то время как в ходе российско-грузинского конфликта в августе прошлого года из-за Южной Осетии Ющенко полностью поддержал режим Саакашвили, Тимошенко заняла фактически нейтральную позицию, устранившись от прямых оценок данных событий.

Заняв в декабре 2007 года пост премьер-министра Украины, Тимошенко неоднократно настаивала на устранении из схемы поставок газа посредника в лице RosUkrEnergo, что сейчас и было сделано. RosUkrEnergo с украинской стороны контролируется бизнесменом Дмитрием Фирташем, которого многие медиа-источники называют близким к президенту Ющенко.

В конце прошлого года Тимошенко была готова полететь в Москву для подписания договоренностей с правительством Путина-Медведева. Однако Ющенко заблокировал ее поездку, опасаясь, что успех в Москве мог бы дать Тимошенко существенное преимущество перед ним в преддверии очередных президентских выборов, которые состоятся в январе следующего года.

Ющенко был вынужден примириться с договоренностями, которые Тимошенко подписала в Москве 19 января. Однако он назвал их "явным проигрышем", найдя поддержку оппозиционной Партии регионов, обвинившей Тимошенко в предательстве национальных интересов.

В ответ на это Тимошенко пригрозила назвать имена политиков и чиновников, замешанных в коррупционных схемах и стоявших, по ее мнению, за эскалацией газового конфликта с Россией. По инициативе ее сторонников Верховная Рада выдвинула требование к президенту немедленно уволить руководство Национального банка по подозрению в махинациях на валютном рынке.

Как написала российская Независимая газета 26 января, "Юлия Тимошенко в последние дни начала жесткое наступление на президента по многим направлениям".

Политическое обострение на Украине усиливается трудностями, которые переживает страна вследствие мирового финансового кризиса. Цены на промышленную продукцию на мировом рынке сильно упали, в некоторых случаях примерно в два раза. Из-за этого многие предприятия Украины находятся на грани закрытия или частичной остановки.

В течение 2008 года ведущий украинский фондовый индекс обвалился на 85%. С сентября по декабрь прошлого года доллар вырос по отношению к национальной валюте в два раза — с 5 до почти 10 гривен, а сейчас равен примерно 8 гривнам. Бюджету не хватает денег, чтобы поддерживать социальные услуги населению на прежнем уровне.

Грубо говоря, Украине нечем платить за российский газ, в особенности по ценам, близким к европейским.

Согласно расчетам российского еженедельника SmartMoney, при ориентировочной цене в $250 за 1000 кубических метров украинские "годовые расходы на газ достигнут $13,7 млрд, что превышает треть доходной части бюджета страны на 2009 г. ($31 млрд)".

По словам старшего стратега по развивающимся рынкам RBC Capital Markets Найджела Ренделла "на Украине целая совокупность негативных факторов... нет уверенности, что помощь МВФ [в размере около 16 млрд. долларов] спасет страну от дефолта".

В свою очередь, прямые потери российского "Газпрома" из-за приостановки транзита газа через территорию Украины оцениваются от 1,5 до 2 млрд долларов. В недавнем интервью немецкому телеканалу ARD российский премьер Владимир Путин заявил, что "Газпрому" пришлось остановить свыше 100 скважин — "правда, без опасности технологических последствий", добавил он.

Главный интерес, который обуславливает готовность Москвы идти на обострение, состоит в стремлении извлечь максимальные прибыли от экспорта энергоресурсов, а также использовать экономические рычаги для обеспечения более выгодных геополитических позиций. В случае с Украиной речь идет о том, чтобы нейтрализовать последствия "оранжевой революции" и максимально гарантировать пророссийскую направленность украинской политики.

Линия Кремля, составляющая суть разработанной при Путине концепции "энергетической державы", может быть кратко описана формулой: "Мы верим в газ" ("In gas we trust").

"Газпром" дает свыше 10% ВВП России, выступая главным каналом экспорта российского газа и обеспечивая около трети европейских потребностей в нем. В Центральной и Восточной Европе российский газ покрывает до 60 процентов потребностей, а в Польше, Латвии, Литве и Финляндии зависимость от него достигает 100%.

Москва давно вынашивает планы поставить под свой контроль газораспределительную систему Украины, которая включает в себя 37,5 тыс. км газопроводов, 71 компрессорную станцию и 13 подземных хранилищ газа, — в виде либо прямого участия в собственности, либо в виде аренды. Предложения о создании совместного картеля с участием Украины, России и Германии были в свое время активно подержаны канцлером Германии Шредером, однако не были реализованы из-за преимущественно проамериканского характера "оранжевой революции".

Сейчас эта идея снова реанимирована, хотя и в несколько ином виде. Примером служит статья Эндрю Уилсона (Andrew Wilson) в номере Wall Street Journal Europe от 27 января, где автор высказывается в пользу создания трехстороннего консорциума ЕС-Украина-Россия. Украина, по его мнению, должна сохранить в собственности свой участок газопровода, но отдать его в долгосрочную аренду новому консорциуму. Последний должен действовать на основании международного договора, который закреплял бы нормы прозрачности и механизмы улаживания споров, а также гарантировал бы стабильность поставок.

Организацию трехстороннего консорциума, который явно усилит позиции Европы, Уилсон считает залогом "избавления от рака газовой коррупции" на Украине. Кроме того, пишет он, такая схема позволит "деполитизировать" украинский трубопровод и со временем повлечет за собой "изменения на всех уровнях российской системы".

"Газпром" уже получил преференции на Украине в виде расширенного доступа к конечному потребителю. Согласно договоренностям с "Нафтогазом" "дочка" российской монополии "Газпром сбыт Украина" должен получить до 25% украинского рынка.

Контроль над газотранспортной системой был основой для урегулирования отношений России с Арменией и Белоруссией. В обеих странах "Газпром" стал собственником или акционером газопроводных сетей или электростанций, в результате чего Армения покупает российский газ по 110 долларов за тысячу кубометров, а Белоруссия — по 128.

Прекращение поставок российского газа в Европу привело к тяжелым последствиям для целого ряда стран. Словакия объявила о готовности реактивировать один из реакторов на АЭС "Ясловске-Богунице", но потом отказалась от этой идеи. Болгария потребовала у России компенсации за недопоставки в размере примерно 250 млн евро, а греческая DEPA — в размере до 1 млрд евро.

Одновременно активизировались дискуссии об альтернативных источниках поставок энергоресурсов в Европу. Прежде всего речь идет о проекте "Набукко", который предполагает транспортировку газа из Центральной Азии и Каспийского региона в обход России.

До сих пор этот проект не получил развития из-за недостаточной обеспеченности его газовыми поставками и сложной геополитической ситуации в регионе. Газопровод должен пройти по территории Турции, где проживают курды, борющиеся за предоставление им государственной независимости. Во время войны России с Грузией в августе прошлого года сообщалось, что курды взорвали трубопровод Баку-Джейхан, из-за чего поставки нефти по нему были прекращены на несколько дней.

У Турции есть свои геополитические интересы. Имея традиционно тесные военные связи с НАТО и США, Турция стремится стать членом ЕС, которое было некоторое время назад отклонено. "Если вы создадите ситуацию, когда Турция будет сидеть на транзите газа, я не вижу, чем это отличается от Украины с точки зрения Европы", — говорит Эндрю Нефф (Andrew Neff), аналитик по энергетике из IHS Global Insight.

Проблемы, связанные с "Набукко", стояли в центре работы конференции, проведенной 27 января в Будапеште. В ее работе участвовали представители Австрии, Румынии, Болгарии, Турции, Германии, потенциальных поставщиков — Азербайджана, Казахстана, Туркменистана, а также Грузии как страны-транзитера. На конференции выступили премьер-министр председательствующей в Евросоюзе Чехии Мирек Тополанек, помощник госсекретаря США Мэтью Брайза (Matthew Bryza), а также президент Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) Томас Миров (Thomas Mirow).

В преддверии саммита Тополанек сетовал на то, что крупные государства-члены ЕС, такие как Германия, Франция, Великобритания и Италия не проявляют должного интереса к "Набукко" из-за того, что имеют собственные возможности обеспечения газом. При этом проекты трубопроводов "Южный поток" (South Stream) и "Северный поток" (Nord Stream), строящиеся с целью доставки природного газа в Европу из России, создают угрозу для "Набукко": большинство стран-участниц "Набукко" одновременно задействованы в проектах "Газпрома".

На конференции Тополанек и венгерский премьер-министр Дюрчань говорили о том, что проект "Набукко", особенно в свете недавнего газового кризиса, не является чисто коммерческим, и его следует рассматривать как политическую инициативу, способную обеспечить энергобезопасность и стабильность Европы. Дюрчань предложил на начальном этапе использовать средства ЕС, чтобы "снять риски, которые не возьмут на себя частные инвесторы".

Президент Европейского инвестиционного банка (ЕИБ) Филипп Майстадт в ответ заявил, что "банк с удовольствием поддержит любую страну, которая заинтересована в Nabucco, однако пока рано говорить, каким будет окончательный ответ". По его словам, ЕИБ возьмет на себя 25% расходов от $200-300 млн, необходимых на первом этапе (стоимость всего проекта оценивается в 7,9 млрд евро), но после выполнения его технико-экономического обоснования и, как минимум, заключения межправительственного соглашения.

Президент ЕБРР Томас Миров, в свою очередь, уточнил: "Мы хотим видеть контракты по поставкам газа, гарантии по инвестициям, технические параметры". Кроме того, добавил Миров, требуется просчитать возможное воздействие на экологию и провести изучение общественного мнения в районах, где пройдет труба "Набукко".

Трудности этого проекта были кратко суммированы российскими Ведомостями 28 января: "Самая главная и практически неразрешимая проблема проекта Nabucco — нехватка газа; у Азербайджана и Туркмении недостаточно возможностей, они смогут обеспечить не более 3 млрд кубометров газа в год, а для запуска проекта необходимо не меньше 15 млрд... Иран мог бы дать недостающий газ, но этому мешают санкции США. Еще одним препятствием европейцы считают позицию Турции, которая намерена добиться получения для внутренних нужд 15% от расчетных 30-миллиардных годовых объемов перекачиваемого по магистрали газа, добавил эксперт. Обращение участников проекта к ЕС с просьбой о выделении средств, необходимых для запуска проекта, противоречит нынешней политике ЕС в области конкуренции, поэтому ЕС не сможет его поддержать..."

При любом развитии событий в обозримой перспективе существенная зависимость Европы от поставок российских энергоносителей будет сохраняться. Это добавляет дополнительную остроту в газовый конфликт между Россией и Украиной, который, по существу, далек от разрешения. Готовность нынешних правящих элит делать целые страны заложниками своей погони за прибылями и геополитическим влиянием неизбежно вызовет новые вспышки конфликтов, главная тяжесть которых падет на плечи десятков и сотен миллионов простых людей.

Смотри также:
Спор между Украиной и Россией по поводу экспорта природного газа приводит к прекращению его поставок в Европу
(10 января 2009 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site