World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Азия : Китай

Версия для распечатки

Шестьдесят лет Китайской революции: Уроки для рабочего класса

Джон Чан
8 октября 2009 г.

Данная статья была опубликована на английской странице МСВС 1 октября 2009 года.

Сегодня исполняется 60 лет приходу к власти китайской Коммунистической партии под руководством Мао Цзэдуна и основанию Китайской Народной Республики.

Революционный переворот в Китае стал частью всемирного восстания рабочего класса и угнетенных масс, последовавшего вслед за окончанием Второй мировой войны. Как и в других регионах Азии, Латинской Америки и Африки, миллионы рабочих и крестьян были полны решимости разбить кандалы колониального правления, которое в Китае в 1930-е годы приняло форму жестокой японской военной оккупации. Несмотря на огромный масштаб борьбы, революция 1949 года не была ни социалистической, ни коммунистической. Она привела к власти не рабочий класс, а крестьянские армии Мао.

Сегодня ясно, что Китай, невзирая на "коммунистические" претензии, полностью интегрирован в глобальную капиталистическую экономику в качестве крупнейшего источника дешевой рабочей силы. Как иначе объяснить поздравления, посланные в Пекин по поводу 60-й годовщины Китайской революции двумя консервативными президентами Америки — Бушем-старшим и Бушем-младшим? Или как иначе понять то, что в память об этом событии в Нью-Йорке небоскреб Эмпайр - стейт - билдинг был декорирован в красные и желтые цвета — цвета революционного Китая? Уолл-Стрит высоко ценит вклад китайского полицейского государства в дело мобилизации миллионов рабочих на труд в пользу глобальных корпораций, не говоря уже об огромных суммах, вложенных Китаем в американские государственные облигации.

Эти поздравительные жесты вовсе не находятся в противоречии с маоизмом и Китайской революцией 1949 года, а, скорее, являются ее логическим завершением. Хотя Китайская компартия была учреждена в 1921 году в качестве ответа на русскую революцию1917 года на принципах марксизма, она вскоре подверглась разлагающему влиянию сталинистского перерождения Советского Союза. В условиях изоляции первого рабочего государства в период, последовавших после смерти Ленина в 1924 году, клика Сталина, выражая интересы консервативного бюрократического аппарата, узурпировала власть на базе отказа от идей социалистического интернационализма.

В частности, Сталин обрушился на теорию перманентной революции, которую Лев Троцкий выдвинул для объяснения того, почему в странах с запоздалым капиталистическим развитием, таких как Россия и Китай, лишь рабочий класс может разрешить задачи национально-демократического характера. Взяв в свои руки власть, опираясь на поддержку угнетенных масс, пролетариат будет вынужден осуществлять социалистические меры в качестве составной части более общей международной борьбы за социализм. Теория перманентной революции Троцкого, доказавшая свою силу в качестве верного теоретического ориентира в ходе событий 1917 года, превратилась для Сталина в неприемлемую угрозу. Ее перспектива находилась в непримиримом противоречии с привилегированным положением бюрократии, интересы которой были сформулированы в виде реакционной сталинской теории "социализма в одной стране".

Чтобы укрепить свой оппортунистский союз с националистической партией Гоминдан, Сталин приказал молодой Китайской компартии вступить в ряды этой буржуазной партии. Напрямую отвергая уроки русской революции, Сталин объявил, что китайская революция будет проходить через две стадии: сначала должно произойти завершение национально-демократических задач руками китайской буржуазии, затем, в некоем отдаленном будущем, речь может идти о социализме. Но в ходе революции 1925-27 годов китайские капиталисты оказались даже более продажными, чем их российские "коллеги". Испуганный революционным натиском масс, Гоминдан утопил Китайскую компартию и рабочий класс в крови. Это поражение лишь усилило позиции сталинской бюрократии в Москве.

После событий 1927 года в Китайской компартии (КПК) развилось два направления. Одно повернуло в сторону Левой оппозиции, предупреждавшей об опасности катастрофы, и приняло программу перманентной революции Троцкого. Другое, под руководством Мао, пришло к выводу, что проблема заключалась не в сталинизме, а в органической неспособности пролетариата стоять во главе революции. Китайская компартия исключила троцкистов из своих рядов и, под руководством Мао, повернула от городского пролетариата в сторону крестьянства и партизанской борьбы.

В поразительно проницательной статье, написанной в 1932 году, Троцкий обращал внимание на то, что "Красная армия" Мао является движением мелких собственников, враждебных по отношению к рабочему классу. Эта враждебность коренилась в различных классовых мировоззрениях пролетариата и крестьянства: первый был связан с системой крупномасштабного обобществленного производства, а второй представлял слои уходящих со сцены средних классов, противостоящих городской промышленности и культуре. Троцкий предупреждал, что, завоевав города, крестьянские армии будут подавлять всякое независимое движение рабочих, а часть их командной структуры со временем вольется в состав буржуазии.

В 1949 году этот анализ был подтвержден событиями. Как и другие сталинистские партии в послевоенный период, КПК вначале попыталась сформировать коалиционное правительство совместно с Гоминданом, но из этой ничего не вышло. Вдохновленный началом "холодной войны" против Советского Союза, вождь Гоминдана Чан Кайши развязал отчаянную гражданскую войну против КПК. Исход этого поединка был определен не военными талантами Мао, обычно весьма преувеличиваемыми, а глубокой экономической и политической слабостью гоминдановского режима, который, по существу, самораспался. Как и предупреждал Троцкий, новое "коммунистическое" правительство Мао первым делом подавило всякую независимую инициативу рабочего класса и встало на защиту частной собственности. Ничего, даже приблизительно напоминающее демократически избранные рабочие советы русской революции, не было создано. Постоянный страх режима в отношении рабочего класса проявился в 1952 году в виде преследований и арестов китайских троцкистов.

Руководящей перспективой нового режима стал не социализм, а "новая демократическая стадия" Мао, выразившаяся в создании коалиции с капиталистическими партиями и отдельными лицами, не захотевшими бежать на Тайвань вместе с Чан Кайши. Осуществленные новым режимом ограниченные реформы — национализация земли и земельная реформа, отдельные меры в сфере социального обеспечения, введение запрета на такие общественные язвы, как проституция и курение опиума, — были мерами буржуазного характера. Волна национализации, проведенная в условиях экономического кризиса, порожденного Корейской войной, не несла в себе никакого социалистического характера, а была подобна мерам национального экономического регулирования в таких странах, как Индия. КПК просто более последовательно проводила программу, которую осуществляли буржуазные вожди антиколониальных движений, вроде Неру в Индии.

Все же внутри режима Мао развивались острые разногласия. Чтобы управлять промышленностью КПК была вынуждена опираться на бывших капиталистов и городскую интеллигенцию, так как большинство ее собственных кадров, состоявшее из крестьянских выходцев, ничего не понимало в современном производстве. В этом коренились истоки будущего конфликта между радикализмом самого Мао, выражавшего враждебность крестьянства по отношению к городской промышленности, культуре и, самое главное, к рабочему классу, и так называемыми "идущими по капиталистической дороге", которые полагали, что крупную промышленность и рынок нужно освободить от каких-либо ограничений. Обе фракции сформировались в рамках националистической программы "социализма в одной стране" и питали органическую враждебность к социалистической альтернативе, способной преодолеть изоляцию Китая путем обращения к международному пролетариату на основе программы мировой социалистической революции.

Утопические схемы Мао: крестьянский социализм, сельские коммуны и кустарная промышленность, — всякий раз оборачивались катастрофами, приведя, в конечном итоге, к "великой пролетарской культурной революции", которую Мао инициировал в 1966 году для того, чтобы расправиться со своими соперниками. Когда рабочие начали брать инициативу в свои руки, испуганная бюрократия быстро оставила свои междоусобицы и обратилась к армии за помощью для подавления рабочего класса. Хотя руководство КПК, оправдывая совершенные репрессии, приложило немалые усилия для раздувания и увековечивания культа личности Мао, все же с тех пор маоистская программа крестьянского радикализма была, по существу, полностью отброшена. После смерти Мао в 1976 году режим арестовал так называемую "Банду четырех" и выбросил за борт лозунги "культурной революции".

В то время как мелкобуржуазные радикалы 1960-х и 1970-х годов по всему миру прославляли "культурную революцию", более сознательные представители американского империализма понимали разницу в классовой природе "красного Китая" и Советского Союза. Последний оставался рабочим государством, хотя и глубоко переродившимся. В самый разгар "культурной революции", в октябре 1967 года, Ричард Никсон писал в журнале Foreign Affairs, что его правительство будет стремиться вернуть "Китай обратно в ряды мирового сообщества, но в качестве великой и идущей вперед нации, а не как эпицентра мировой революции".

В том же номере журнала другой автор заметил, что режим Мао мало чем отличается от буржуазных правительств, пришедших к власти на волне антиколониальных движений. Единственная разница состоит в "высочайшей эффективности китайского коммунизма в деле продвижения целей, исторически ассоциируемых с капиталистическим способом производства и общественным порядком, базирующимся на нем... Оригинальность маоизма заключается в методах мобилизации масс во имя коммунизма для достижения целей, присущих любому национально-революционному движению: индустриализации Китая и приобретения военных средств (включая ядерные), необходимых для проведения великодержавной политики".

В общем и целом это именно то, что происходило с Китаем за последние 30 лет. В 1972 году Никсон встретился с Мао, заложив фундамент под антисоветский альянс и открыв для Китая доступ к иностранным инвестициям. В 1978 году Дэн Сяопин открыл двери для этих инвестиций и восстановил капиталистический рынок в правах. Все это совпало по времени с вступлением мирового рынка в конце 1970-х годов в стадию глобализации производства и с началом возникновения зон дешевой рабочей силы. Ручеек внешних капиталовложений превратился в бурную реку после того, как кровавая расправа на площади Тяньаньмэнь в 1989 году продемонстрировала готовность режима использовать самые жестокие меры для подавления рабочего класса.

Каковы те достижения, которые празднуются сегодня? Ограниченные реформы, проведенные революцией 1949 года, уже давно упразднены, а режим КПК и жадной китайской буржуазии, которую он представляет, правит в условиях растущей социальной пропасти между бедными и богатыми. И хотя бюрократы из КПК поднимают бокалы вместе с представителями мирового капитализма в здравицах по адресу Китайской Народной Республики, они с испугом смотрят в сторону китайского рабочего класса, который многократно вырос в числе и тесно связан сегодня с рабочими всего мира.

В условиях самого масштабного глобального кризиса капитализма со времен Великой депрессии 1930-х годов, они опасаются того, что рабочий класс начнет извлекать политические уроки из революции 1949 года, отвергнет тупиковые перспективы сталинизма и маоизма и вернется на путь мировой социалистической революции. Это будет означать построение в Китае секции Международного Комитета Четвертого Интернационала, мирового троцкистского движения — силы, способной дать рабочим необходимое революционное руководство.

Смотри также:
Богатство и бедность в Китае XXI века
(19 ноября 2005 г.)
Пятидесятая годовщина Китайской Народной Республики: Праздник национализма и рынка
( 18 ноября 1999 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site