Русский

Пожар в парижском соборе Нотр-Дам

Миллионы людей во Франции и во всем мире пережили шок, увидев пылающий в огне знаменитый парижский памятник средневековой архитектуры. На следующий день, когда разбросанные по собору Нотр-Дам головешки все еще тлели, стало ясно, что этот ужас стал результатом грубейших нарушений правил пожарной безопасности в ходе реставрационных работ. Ответственность за это несет правительство президента Франции Эммануэля Макрона и, в конечном счете, капиталистическая система.

Самый посещаемый в Европе памятник истории, увековеченный в романе Виктора Гюго Собор Парижской богоматери и в целом ряде экранизаций, сильнейшим образом пострадал в ходе катастрофы, которая была легко предотвратима. Пламя объяло крышу и обрушило шпиль, падение которого повредило каменный свод собора. Расплавившиеся свинцовые рамы вместе с пеплом подожгли произведения искусства, располагавшиеся ниже. Бесценные витражи XIII века оказались разбиты, главный орган поврежден, а внутренний интерьер собора явил собой картину обуглившегося пепелища.

Вид охваченного огнем Норт-Дама с воздуха

Международные эксперты по архитектуре подчеркивают дорогостоящий, технически сложный и трудоемкий характер пожарной безопасности таких реставрационных проектов. Тепло от паяльных ламп или электрических инструментов иногда передаётся на большие расстояния по трубам и вызывает возгорание в древесине или древесной пыли далеко от места проведения ремонтных работ.

Джерри Тирни, специалист базирующейся в Сан-Франциско фирмы Perkins and Will, сказал, что при восстановлении старых зданий, «если во время работ происходят какие-либо действия с источником тепла, то вы должны иметь круглосуточную пожарную охрану. Как только что-то вспыхнет, надо добраться до этого места как можно скорее».

Катастрофические пожары, как правило, связаны с сокращением затрат на пожарный персонал, говорит Эдвард Льюис из Университета Южной Флориды: «По-моему, это начинается с чьей-то ошибки, которая проистекает из неадекватного контроля и игнорирования процедур предотвращения пожара… На многих строительных работах заметно неадекватное соотношение между специалистами и рабочими».

Отчеты о пожаре показывают, что именно так и произошло в соборе Нотр-Дам. Первая сигнал тревоги прозвучал в 6:20 вечера в понедельник где-то под крышей — уже после того, как строительные рабочие отправились по домам. Служители церкви поспешно проверили огромный лабиринт перекрещивающихся бревен XIII–XIX веков, поддерживающих крышу, но не нашли очаг возгорания. В 6:45 вечера прозвучала новая пожарная тревога. Спустя всего несколько минут чрезвычайно старая, сухая и легковоспламеняющаяся древесина уже бесконтрольно горела.

Реконструкция Нотр-Дама финансировалась весьма скудно. Два года назад, когда церковные власти пытались найти 100 миллионов евро на ремонтные работы, они были вынуждены искать спонсоров и благотворительные организации по всему миру, так как французское правительство (собор принадлежит государству) поразительным образом согласилось предоставить финансирование в размере всего 2 миллионов евро в год. Виды горящего собора Нотр-Дам впечатались в сознание миллионов людей по всему миру. На этом фоне совершенно ясно, что уровень пожарной безопасности был трагически неадекватным.

Пожар в Нотр-Даме — ужасающее проявление тех разрушительных процессов, которые капитализм развязал в каждой стране. С момента распада Советского Союза в 1991 году и, в особенности, после краха Уолл-Стрит в 2008 году мы стали свидетелями неуклонно проводимой политики жесткой экономии в сочетании с лихорадочным вооружением всей Европы. Макрон провел операцию по спасению банков Европейского союза, которая обошлась не в один триллион евро. К 2023 году он планирует потратить 300 миллиардов евро на армию и еще миллиарды на снижение налогов на богатых.

Падение шпиля Норт-Дама

В результате, урезаются средства на любую жизненно-важную программу, сокращаются все расходы. Конечный результат — систематическое обнищание трудящихся, сокращение расходов на социальные нужды и недофинансирование учреждений культуры. Все это корпоративные СМИ и действующие власти считают вполне естественным. Однако время от времени безрассудный, эгоистичный и паразитический характер политики финансовой аристократии находит свое выражение в разрушении великих памятников человеческой культуры.

В ходе незаконного вторжения США в Ирак в 2003 году американские оккупационные войска поощряли разграбление Национального музея Ирака и стояли в стороне, когда это происходило. Результат — потеря 50 тысяч артефактов, некоторые из которых 5000-летней давности, и уничтожение музейного каталога. Тогдашний министр обороны США Дональд Рамсфелд отозвался на этот грабеж заявлением: «Свободные люди свободны делать ошибки и совершать преступления».

Пожар Нотр-Дама ничем, в конечном счете, не отличается от кровавых актов грабежа, подобных разграблению древней Пальмиры исламистскими боевиками-союзниками НАТО в сирийской войне. Все это проистекает из политики, проводимой тем же самым правящим классом с теми же основными целями.

Макрон, которого рабочие Франции презирают как «президента богатых», любой вопрос рассматривает исключительно с точки зрения стремления финансовой аристократии к самообогащению. Проведенное им снижение налогов на богатых позволило миллиардеру Бернару Арно только в прошлом году увеличить свое личное состояние более чем на 22 миллиарда евро.

В манифесте 1938 года «За свободное революционное искусство!» Лев Троцкий и французский поэт Андре Бретон писали: «Не будет преувеличением сказать, что никогда еще человеческой культуре не угрожало столько опасностей, как ныне. Вандалы при помощи своих варварских, т.е. очень скудных, средств, разрушали античную культуру в одном уголке Европы. Ныне вся мировая культура, объединенная единством исторической судьбы, поставлена под удар со стороны реакционных сил, вооруженных всей новейшей техникой. Мы имеем в виду не только надвигающуюся войну. Уже сейчас, в мирное время, положение науки и искусства стало совершенно невыносимым» (http://iskra-research.org/Trotsky/sochineniia/1938/19380725.html).

Эти строки находят свое трагическое подтверждение в судьбе парижского собора. Нотр-Дам-де-Пари простоял невредимым в течение восьми с лишним веков — с момента начала своего строительства в 1163 году. Он пережил исторические потрясения Великой французской революции, Парижской коммуны 1871 года, Первой мировой войны и нацистской оккупации. Однако он не смог пережить первые два десятилетия XXI века и правление Эммануила Макрона.

Сегодня диктат финансовой аристократии наталкивается на растущую политическую оппозицию и боевую забастовочную активность международного рабочего класса. Стачки американских учителей и музыкантов симфонического оркестра в Чикаго, спонтанные забастовки мексиканских рабочих автомобильной промышленности, забастовки работников чайных плантаций и государственных служащих на индийском субконтиненте разворачиваются на фоне того, как «желтые жилеты» и рабочие Алжира мобилизуются в борьбе против Макрона и его союзников среди алжирской военной хунты.

Два самых богатых миллиардера Франции, Бернар Арно и Франсуа Пино, объявили о пожертвованиях в размере 200 млн. и 100 млн. евро для восстановления Нотр-Дама. Их пожертвования — малая доля их огромного богатства — сделаны для того, чтобы воспрепятствовать росту общественного возмущения по поводу их запредельного богатства. Все это лишь подчеркивает безалаберность и анархию, которые являются следствием доминирования миллиардеров над жизнью общества. Объявленные суммы, которые необходимо было предоставить для ремонта Нотр-Дама до пожара, несомненно, будут недостаточными для финансирования предстоящей многолетней реконструкции стоимостью в несколько миллиардов евро.

Разрушение Нотр-Дама несет с собой важные политические уроки. Недалеко от собора находится музей Лувра, созданный первоначально в результате национализации королевских коллекций искусства в период Французской революции в 1793 году на фоне экспроприации феодальной аристократии и гильотинирования короля Людовика XVI. Французские революционеры объявили тогда, что Лувр должен стать «святилищем, в котором люди возвышаются, осознавая красоту».

Путь к зарождающемуся движению международного рабочего класса против финансовой аристократии XXI века неотделим от поворота к его революционным традициям и борьбе за экспроприацию олигархии и упразднение ее омертвляющего господства над общественной и политической жизнью.

Loading