Правящие консерваторы и социал-демократы терпят крах на выборах в ЕС

Алекс Лантье
29 мая 2019 г.

Европейские выборы завершились в воскресенье, когда каждая из 28 стран-членов Европейского союза (ЕС), провела между четвергом и воскресеньем выборы на национальном уровне и избрала новых депутатов в Европейский парламент. Результатом стало драматическое поражение консервативных и социал-демократических партий, который десятилетиями правили в Западной Европе и которые создали ЕС на базе Маастрихтского договора, принятого в 1992 году, — после того, как сталинисты реставрировали капитализм в Восточной Европе.

В Германии, Франции, Великобритании и других странах Европы эти партии когда-то безраздельно доминировали в парламенте. Теперь же они, вместе взятые, не смогли набрать даже половины голосов. Большинство избирателей проголосовали за другие партии. Помимо консерваторов и социал-демократов, избиратели также «наказали» мелкобуржуазные популистские партии, связанные с профсоюзами, которые не одобряют растущий социальный протест против ЕС.

Все эти партии быстро теряют поддержку, поскольку волна забастовок и протестов отвергает политику жесткой экономии, милитаризма и полицейских репрессий, которую миллионы рабочих идентифицируют с диктатом ЕС. В Берлине и других регионах Германии, в Португалии и Бельгии начались массовые забастовки против продиктованного ЕС замораживания заработных плат — на фоне протестов «желтых жилетов» против президента Франции Эммануэля Макрона. В то же время усиливаются протесты в Восточной Европе: в Польше — национальная забастовка польских учителей; в Венгрии — протесты против «рабского закона», требующего от рабочих бесплатной сверхурочной работы.

Однако рост оппозиции со стороны рабочего класса не может найти себе выражения в рамках политического истеблишмента. Некоторые партии «Зеленых», тесно связанные с социал-демократами, улучшили свои результаты на выборах, которые состоялись вскоре после массовых демонстраций молодежи по поводу глобального изменения климата. Однако в большей части Европы крайне правые стали главными бенефициарами развивающегося процесса дискредитации ЕС и традиционных правящих партий.

В Германии, экономическом центре ЕС и крупнейшей стране по численности населения, консервативный альянс Христианско-демократический союз — Христианский социальный союз (ХДС-ХСС) набрал 28% голосов (потеря 7%), а Социал-демократическая партия (СДПГ) — 15,5% (-11,8%). Правящее страной правительство «Большой коалиции» ХДС-ХСС-СДПГ получило только 43,8 процента от поданных голосов. Левая партия потеряла 2% и набрала всего 5,4%, а результат «Зеленых» и неофашистской «Альтернативы для Германии» улучшился до 22% и 10,5% соответственно.

Немецкая молодежь массово выступила против коалиционных правящих партий: среди голосующих моложе 30 лет всего 13% проголосовали за ХДС-ХСС, и 10% — за СДПГ, а 33% — за «Зеленых».

Неофашистское «Национальное объединение» Марин Ле Пен (RN) как и в 2014 году завоевало относительное большинство голосов. RN набрало 23,3 процента против 22,1%, проголосовавших за партию Макрона «Вперёд, Республика!» (LRM). «Зеленые» заняли третье место, получив 13,1% голосов. Голлистстская партия «Республиканцы» и Социалистическая партия (PS), — традиционные правящие партии Франции в период после всеобщей забастовки мая 1968 года, — опустились до унизительного уровня в 8,4 процента и 6,6 процента соответственно. Партия Жана-Люка Меланшона «Непокоренная Франция» (LFI), набравшая на президентских выборах 2017 годам20 процентов голосов, на этот раз получила всего 6,6 процента.

LFI потеряла сторонников из-за того, что отказалась поддержать протесты «желтых жилетов» против ненавистного всем Макрона, а также из-за перехода одного из лидеров LFI Андреа Котарака в RN. В этих условиях неофашисты из RN претендуют на роль «лучших противников» Макрона. Лидер списка RN Жордан Барделла призвал к «кардинальной переориентации» экономической политики и к новым атакам на иммигрантов. Барделла и Ле Пен призывают провести во Франции новые парламентские выборы.

Подсчет результатов в Великобритании почти закончен, и крайне правая партия «Брексит» Найджела Фараджа завоевала 31,6% голосов, получив относительное большинство, а Партия либеральных демократов (20,3%) обошла традиционные правящие партии, лейбористов и консерваторов, отодвинув их на третье и пятое места с 14,1 и 9,1% голосов соответственно. «Зеленые» опередили партию тори, набрав 12,1% голосов и заняв четвертое место.

Партия «Брексит» победила в сельских районах, в прошлом голосовавших за Консервативную партию, что привело тори к худшему за 185-летнюю историю партии результату. «Брексит» также добилась успеха в городах северной Англии и в Кардиффе (Уэльс). Фарадж унаследовал почти все голоса своей бывшей Партии независимости Соединённого Королевства, победившей на последних выборах в ЕС. Лейбористская партия потеряла сторонников в пользу либеральных демократов, которые даже захватили лондонский район Ислингтон, являющийся избирательным участком лейбористского лидера Джереми Корбина. Лейбористская партия также уступила голоса «Зеленым», которые выступают за членство в ЕС. В целом по Лондону либералы и лейбористы опередили партию «Брексит».

В Шотландии лейбористов стерла в порошок Шотландская национальная партия.

В Бельгии крах «Нового фламандского альянса» (NVA) и быстрый рост фашистской партии «Фламандский интерес» (VB) привели эти две партии на первое и второе места — 13,5 и 11,5 процентов голосов соответственно. Они опередили старую франкоязычную Социалистическую партию, набравшую 10,5%. Французские и фламандские крылья партии «Зеленых» вместе взятые завоевали 15 процентов. Поскольку национальные выборы в бельгийский парламент разворачиваются параллельно с европейскими выборами, создается впечатление, что может рухнуть так называемое соглашение о «санитарном кордоне», когда все буржуазные партии обязуются не пускать фашистов VB в состав коалиционного правительства.

В некоторых странах, включая Австрию, Испанию и Нидерланды, победу одержала та или иная традиционная правящая партия. В Австрии крайне правая Австрийская партия свободы (FPÖ) неделю назад оскандалилась, когда публикация тайной видеозаписи скомпрометировала ее лидера и вице-канцлера Австрии Хайнца-Кристиана Штрахе. Он пытался заключить коррупционную сделку с лицами, которые, по мнению Штрахе, представляли интересы российского олигарха. В условиях громкого скандала Австрийская народная партия канцлера Себастьяна Курца (ÖVP) набрала 35 процентов голосов, Социал-демократы (SPÖ) получили 24 процента, а партия FPÖ потеряла примерно 7 процентов. Ее результат упал до 17,5 процента.

В Нидерландах недавно прошли ожесточенные дебаты между Народной партией за свободу и демократию премьер-министра Марка Рютте (VVD, 15%) и крайне правым «Форумом за демократию» Тьерри Боде (11%). Результатом стал неожиданный успех Партии труда (PvdA), которая заняла первое место, хотя набрала всего 18% голосов.

В Испании результаты выборов в Европарламент в значительной степени стали отражением недавних национальных выборов, в ходе которых Социалистическая партия Испании (PSOE) смогла заблокировать рост фашистской партии Vox. PSOE набрала 30 процентов, правая Народная партия (PP) — 19,5%, Гражданская партия — 14 процентов, а альянс во главе с «Подемос» — 11 процентов. Фашисты из Vox получили шесть процентов голосов. Результат означает внушительное падение влияния альянса во главе с «Подемос» в Европарламенте. Этот «левый» блок — союзник Левой партии в Германии и LFI Меланшона во Франции — на предыдущих выборах в ЕС набрал 18 процентов.

В Греции лидировала правая «Новая демократия», набравшая 34 процента голосов. Правящая партия премьер-министра Алексиса Ципраса «Сириза» («Коалиция радикальных левых»), проводившая политику жесткой экономии, отступила на второе место с 27 процентами голосов.

В большей части Европы ультраправые партии укрепили свои позиции в структурах буржуазной политики. Крайняя правая партия «Лига» министра внутренних дел Италии Маттео Сальвини набрала 30 процентов голосов, заняв первое место у себя в стране. Демократическая партия (PD) получила 22 процента и с трудом оттеснила на третье место «Движение пяти звёзд» (M5S, 21 процент), в то время как результат партии Сильвио Берлускони «Вперед, Италия» (FI) упал до 10 процентов. В прессе высказываются предположения, что Сальвини может потребовать проведения новых выборов, чтобы изгнать M5S из правительства и сформировать однопартийное правительство «Лиги» в Италии.

Крайние правые партии усилились в нескольких странах Восточной Европы. Партия премьер-министра Венгрии Виктора Орбана «Фидес» получила абсолютное большинство, набрав 56 процентов. Социал-демократы набрали 10 процентов, а фашистская партия «Йо» — 9 процентов. В Польше правящая партия «Право и справедливость» (PiS) набрала 43 процента голосов, опередив блок «Европейская коалиция», получивший 38,4 процента.

Выборы в ЕС являются дальнейшим подтверждением того, что, хотя трудящиеся по всей Европе все чаще вступают в борьбу, — движимые возмущением по поводу социального неравенства, милитаризма и ущемления демократических прав, — правящая элита неуклонно сдвигается вправо. Пока еще нет массовых фашистских движений, подобных тем, которые развились в 1920-е и 1930-е годы. Но перед лицом растущего социального протеста правящий класс вливает сотни миллиардов евро в гонку вооружений, жестоко подавляет протесты, как Макрон в отношении «желтых жилетов», и создает обширную сеть тюремного типа лагерей для иммигрантов.

Разногласия между традиционными партиями, являющимися сторонниками ЕС, и крайне правыми имеют почти целиком тактический характер. В основном это спор о внешней политике — в отношении того, может ли ЕС стать эффективным средством для создания общих европейских вооруженных сил, угрожающих Америке, России и Китаю. Это нашло законченное выражение в призыве министра обороны Франции Флоранс Парли построить европейскую армию ЕС и в призыве голосовать за Макрона, «если вы не хотите беззащитной Европы». Как и нужно было ожидать, резкий поворот правящего класса вправо снова дал возможность крайнее правым выдавать себя за популистских противников ЕС.

Невозможно бороться с этим поворотом буржуазной политики вправо с помощью проевропейских партий, таких как «Зеленые». Коалиция «Зеленых» прокапиталистических партий Европы в настоящее время усилилась из-за массового социального недовольства по поводу реакционной политики, проводившейся в течение десятилетий консерваторами и социал-демократами. Проимпериалистическая суть «Зеленых» наглядно видна на примере Германии, партия «Зеленых» которой является крупнейшей в Европе. Отбросив свои пацифистские претензии и поддержав балканские войны НАТО в 1990-е годы, германские «Зеленые» вступили в коалиционное правительство с СДПГ в 2000-е годы, чтобы провести в жизнь ненавистный законопроект жесткой экономии «Гарц IV».

«Зеленые» далеки от крепнущей борьбы рабочих и враждебны ей. А такие негодяи, как Левая партия в Германии, «Непокоренная Франция», Корбин в Англии, «Подемос» и «Сириза» делают все возможное, чтобы дезориентировать или подавить растущую борьбу рабочего класса.

Финансовая аристократия игнорирует социальные протесты и безжалостно проводит политику полицейских репрессий. Решающим вопросом, стоящим сейчас перед рабочими и молодежью по всей Европе, является поворот к революционной борьбе.

Необходимо развитие борьбы рабочего класса и объединение ее по всей Европе и во всем мире на основе общей социалистической революционной перспективы и под революционным руководством. Именно с этой целью европейские секции Международного Комитета Четвертого Интернационала приняли участие в избирательной кампании, а германская секция МКЧИ выдвинула кандидатов от Sozialistische Gleichheitspartei в рамках усилий по построению МКЧИ в странах европейского континента.