Годовщина терактов 9/11

Антиамериканизм — «антиимпериализм» дураков

Дэвид Норт и Дэвид Уолш
13 сентября 2019 г.

Мировой Социалистический Веб Сайт опубликовал множество статей и комментариев по поводу террористических атак 11 сентября 2001 года, их происхождения и политических последствий. Совокупность этих материалов едва ли можно с чем-либо сравнить. Спустя 18 лет перспективы, развитые МСВС с момента этих атак, полностью подтверждены событиями, что служит лишним доказательством силы марксистского анализа и принципиальной политики.

Нижеследующая статья была опубликована МСВС вскоре после терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне и появилась на русском языке 29 сентября 2001 года.

Комментаторы из мелкобуржуазных слоев отреагировали на ужасные нападения в Нью-Йорке и Вашингтоне сочетанием цинизма и черствости.

Что произошло 11 сентября? Группа людей, — явно под влиянием исламского фундаментализма, то есть одной из наиболее реакционных идеологий в мире, — направила два самолета на Всемирный торговый центр, третий врезался в Пентагон, а четвертый угнанный самолет разбился на западе штата Пенсильвания. В результате погибло более шести тысяч человек, в огромном большинстве своем мирные граждане, что стало самой массовой гибелью людей на американской земле в продолжение одного дня со времен Гражданской войны [1861-1865].

Этот теракт является чудовищным политическим преступлением, предсказуемым результатом которого стало усиление капиталистического государства, вспышка правого шовинизма и снятие препятствий на пути американской интервенции в Центральной Азии.

Социалистическое будущее человечества зависит от пробуждения наиболее гуманных и великодушных инстинктов в трудящихся всего мира. Но то, что произошло 11 сентября, — ужасная смерть тысяч невинных людей, среди которых офисные служащие, пожарные, уборщицы и деловые люди, — глубоко оскорбляет подобные чувства.

В своем первом заявлении по поводу этой трагедии [«Политические корни террористического нападения в Нью-Йорке и Вашингтоне»] Мировой Социалистический Веб Сайт начал анализировать глубокие политические корни этого события. Отвращение, которое мы испытываем по отношению к террористической атаке, вовсе не ведет к смягчению нашей оппозиции американскому правительству и не содержит какого-то намерения оправдать представителей этого правительства, несущего ответственность за рост сил исламского фундаментализма. Сказав все это, мы должны указать, что достойный осуждения отклик на эти события со стороны определенных мелкобуржуазных СМИ подчеркивает ту пропасть, которая отделяет социалистическую борьбу с империализмом от вульгарного антиамериканизма.

Возьмем, например, статью из английской ежедневной газеты Guardian от 18 сентября, написанную Шарлоттой Рэйвен (Charlotte Raven). В прошлом она была членом тенденции «Милитант», редактором закрывшегося журнала Modern Review, а сейчас сделалась полузнаменитостью и профессиональным циником. Статья называется «Задира с окровавленным носом продолжает оставаться задирой». Под «задирой» Рэйвен имеет в виду США. Во-первых, трагедия 11 сентября была не «окровавленным носом», а катастрофой. Когда самолеты врезались в огромные небоскребы, тысячи людей были мгновенно сожжены, тысячи других умерли под грудами завалов. Человек, не потрясенный эмоционально в результате этого теракта и страданий десятков тысяч людей, не имеет права называть себя социалистом.

Рэйвен пишет: «Вполне допустимо осуждать террористическое нападение и не любить США в такой же мере, как и до крушения Всемирного торгового центра. Многие люди проснулись в среду со смесью этих эмоций... Америка — та же самая, какой она была до 11 сентября. Если она вам не нравилась тогда, нет никаких причин притворяться, что вы ее любите сейчас». Ссылка Рэйвен на «Америку» без какого-либо пояснения не является просто ошибкой. Она повторяется в продолжение всей статьи. Рэйвен ни разу не говорит об «американском правительстве», об «американских правящих элитах» или о чем-либо подобном. Использовать национальность как эпитет всегда реакционно. Описывая самое монстрообразное правительство в истории человечества, нацистский режим Гитлера, социалисты никогда не опускались до презрительных изречений о «Германии» или «немцах».

Попытки представить «США» в виде некоего хищного империалистического монолита, как делают Рэйвен и некоторые другие, создают лишь путаницу и дезориентацию и служат препятствием настоящему интернационализму, упуская из виду противоречивый характер истории и общества Америки. Что означает фраза «не любить США»? Для какого общественного типа это характерно? Соединенные Штаты представляют собой сложное явление со сложной историей, некоторые элементы которого по-настоящему низки, но другие — глубоко благородны. Соединенные Штаты пережили две революции — Американскую революцию [войну за независимость от Великобритании 1775–1783] и Гражданскую войну, массовые столкновения времен Великой депрессии и борьбу за гражданские права. Противоречие между демократическими идеалами и революционными принципами, на базе которых эта нация была рождена, и ее социальными и политическими реалиями всегда служило отправным пунктом в борьбе за социализм в Соединенных Штатах.

С точки зрения отношения между теорией и политикой США являются продуктом великого Просвещения. В качестве основы национальной идентичности Штаты провозгласили великие принципы, воплощенные не в религии или этнической принадлежности, а в «Декларации независимости» и Конституции. Рождение нации, происходившее в борьбе за абстрактные идеалы — демократию, республиканизм — эхом отзывалось по всему миру. Американская революция сыграла немаловажную роль в том, что вдохновила события, которые спустя десять лет преобразовали Францию.

Даже спустя двести лет Соединенные Штаты продолжают так или иначе считаться с теми политическими и историческими выводами, которые проистекают из их собственных основополагающих принципов. Многоязычное и крайне разнородное американское население помешано на идеологических проблемах, хотя его подход к ним является зачастую ужасающе прагматичным. Как показали массовые отклики на «украденные» Бушем выборы 2000 года, здесь продолжает жить глубокая преданность базовым демократическим принципам. Однако низкий уровень классового сознания и неспособность масс рядовых американцев обобщать свой опыт оставляет для правящей элиты возможность играть на этих самых демократических настроениях так, чтобы временно ослеплять значительные слои населения относительно своих подлинных планов. Для Буша и ему подобных «защита свободы и демократии» является всего лишь кодовой фразой для выражения претензий американской элиты в ее стремлении повелевать всем миром. Но для простого гражданина Америки эти слова означают нечто совсем другое. Зловещая действительность правительственной «войны против терроризма» с ее грандиозным планом реорганизовать целые регионы мира в соответствии с геополитическими интересами Америки, проникнет в массовое сознание, если социалистические интернационалисты смогут проделать необходимую работу.

Во многих отношениях все необъятные проблемы борьбы за социализм находят свое наиболее сложное выражение в Америке. А как могло быть иначе? Если в Америке не найти отправных точек для более высокой формы общественной организации, то где же тогда их искать? Более того, тот, кто не видит в Америке основ для социализма, тот явно оставил все надежды на мировой социализм. Марксисты всегда отличались от обычных радикалов своей глубокой верой в революционный потенциал американского пролетариата. В этом отношении правящая элита США понимает подлинную природу американского общества гораздо лучше, чем зашоренные радикалы. Американская буржуазия день и ночь ведет борьбу против социализма и коммунизма — гораздо яростней, чем полагалось бы в соответствии с масштабом угрозы со стороны социалистического движения в США. Происходит это потому, что она понимает или хотя бы инстинктивно чувствует, что в наиболее передовом капиталистическом обществе именно социализм представляет собой рациональную и привлекательную альтернативу.

В одно и то же время Америка является и наиболее передовым и самым отсталым обществом. Ее культура или привлекает, или отталкивает, но никого не оставляет равнодушной. Официальное общество и многие простые американцы отрицают даже само существование определенных общественных классов, но страну раздирает глубокая и все усиливающаяся социальная дифференциация. Как показали экономические события последней недели, эти общественные противоречия будут обостряться по мере нагнетания подготовки к войне.

США породили Франклина, Вашингтона, Джефферсона и Линкольна, так же как и выдающихся пролетарских и социалистических вождей. Огромные противоречия этой страны хорошо высвечены в фигуре Джефферсона, рабовладельца, который написал один из самых великих и искренних гимнов свободе человека.

Рэйвен продолжает статью в форме постмодернистской галиматьи: «Когда Америка говорит от всего сердца, то она использует язык, подвластный пониманию лишь гражданам, действительно родившимся здесь. Причина этого лежит в острой необходимости контролировать значение [слов]. Америка не может позволить миру высказываться самому за себя. Ее застигли врасплох в прошлый вторник, и частью травмы от этого события был шок от того, что ее заставили слушать послание, которое она еще не успела перевести. Последующий рев злобы явился, помимо всего прочего, отзвуком того, как США пытаются восстановить свое право контролировать свой собственный нарратив».

Если Рэйвен говорит о Джордже Буше-младшем и других слугах американских имперских интересов, то первое предложение бессмысленно. Ясно, что такие люди не говорят от всего сердца ни сейчас, ни когда-либо — они заняты ложью и обманом. Но позвольте нам сказать, что тогда, когда «Америка», начиная с событий 4 июля 1776 года, в лице своих величайших политических и культурных представителей говорила «от всего сердца», то миллионы людей по всему миру слушали и понимали. Наиболее сознательные британские рабочие, конечно, обратили внимание на появление 1 января 1863 года «Прокламации об освобождении рабов». Мы можем также указать на призывы к международному пролетариату в защиту Сакко и Ванцетти и дать множество других примеров. Мы можем даже рискнуть предположить, что подобные призывы прозвучат в будущем и будут услышаны.

Можно добавить, что самые яркие произведения американской культуры тоже привлекали к себе внимание и заставляли сильнее биться сердца людей во всем мире, от По и Уитмена, Мелвилла и Готорна в XIX веке, до Драйзера, Фицджеральда, Ричарда Райта и других в XX. Нельзя полностью забыть и о влиянии американской музыки, популярной и всякой иной. Можно легко представить, что некоторые люди находят ее весьма искренней. К этому нужно добавить имеющий интернациональные последствия вклад в кино, изобразительное искусство, скульптуру, танец и архитектуру. Рэйвен, вероятно, полагает, что ее читатели в такой степени ослеплены субъективной желчью и собственным высокомерием, что упустят из виду эти очевидные исторические и культурные факты.

Пробуждение положительных и великодушных инстинктов, глубоко заложенных в душе населения США, всегда являлось насущной задачей американских социалистов. Есть две Америки — Америка Буша, Клинтона и других мерзавцев, и есть другая Америка — трудящихся. Революционные интернационалисты всегда настаивали на этом. Джеймс П. Кэннон, вождь американских троцкистов, выступил с докладом на эту тему в июле 1948 года. Говоря о «двух Америках», он сказал следующее: «Одна из них — это Америка империалистов, маленькой клики капиталистов, землевладельцев и милитаристов, которые угрожают и запугивают весь мир. Эту Америку ненавидят и боятся народы всего мира. Но есть и другая Америка — Америка рабочих, фермеров и “маленьких людей”. Они образуют огромное большинство народа. Своим трудом они создают богатство этой страны. Они преклоняются перед ее старыми демократическими традициями — многолетней дружбой с народами других стран в их борьбе против королей и деспотов, а также тем великодушным убежищем, которое она когда-то свободно предоставляла угнетенным».

Борьба против политики и планов американского правительства требует, во-первых, разоблачения утверждений, согласно которым оно говорит от имени всего народа и представляет его интересы. Социалисты должны объяснять, что правящая элита США проводит антидемократическую и хищническую политику, неизбежно ведущую к трагическим последствиям, что, осуществляя эту политику, правители лживо ссылаются на американский народ.

Но все это является книгой за семью печатями для того мелкобуржуазного филистера и сноба, которого вполне устраивают готовые фразы и клише. Рэйвенская разновидность антиамериканизма неоригинальна и неглубока. Ее по дешевке можно найти в мелкобуржуазных кругах повсюду — в Великобритании, Франции, Германии и, разумеется, в Соединенных Штатах. Этот антиамериканизм можно, образно говоря, «черпать ковшами». Это мировоззрение обладает тем преимуществом, что кажется оппозиционным, но не обязывает своих сторонников к каким-либо серьезным политическим действиям. Оно является формой псевдосоциализма, фальшивым «антиимпериализмом» циников и дураков.