Сделка по сокращению добычи на мировом рынке нефти

Ник Бимс
14 апреля 2020 г.

Попеременно применяя силовой нажим, угрозы и уловки, президент США Дональд Трамп добился от Саудовской Аравии и России подписания соглашения, предполагающего, по крайней мере, временное прекращение ценовой войны из-за нефти, которая разразилась в марте, и сокращение ее добычи.

Сделка, на которой настаивал Трамп в связи с падением цен на нефть, была на грани краха в проведшие выходные из-за отказа Мексики сократить добычу в той мере, в какой это требует Саудовская Аравия. Но в воскресенье, 12 апреля, стороны, наконец, пришли к согласию.

Существовала опасность, что если бы соглашение не было достигнуто, то мировая цена упала бы в понедельник, 13 апреля, с открытием товарных бирж, с уровня около 50 долларов за баррель до 20 долларов.

В соответствии с достигнутым соглашением Россия и Саудовская Аравия сократят свою совокупную добычу примерно на 9,7 млн баррелей в день. Это в два с лишним раза превышает условия, которые выработали производители нефти во время мирового финансового кризиса 2008 года. Сокращения со стороны других нефтедобывающих стран приведут к общему снижению производства почти на 20 миллионов баррелей в день — около 20 процентов от общего объема поставок на мировой рынок.

Нефтяные скважины. (Изображение лицензировано посредством Envato)

Тем не менее наблюдатели сомневаются, способны ли даже эти значительные сокращения остановить падение цен. Глобальный спрос на нефть упал на 30 процентов из-за экономических последствий пандемии коронавируса, снизив ее цену на 40 процентов с начала марта.

Газета Wall Street Journal пишет: «Инвесторы по-прежнему обеспокоены тем, что сокращения могут оказаться недостаточными для сохранения более высоких цен в ближайшие недели, так как карантины по всему миру и закрытия предприятий снижают спрос на автомобильный и авиационный бензин и дизельное топливо».

Издание ссылается на предупреждения некоторых аналитиков, согласно которым сокращения «слишком малы и заключены слишком поздно». Эксперты ожидают, что потребление нефти в апреле сократится на 30 миллионов баррелей в день.

На прошлой неделе переговоры несколько раз начинались и несколько раз заходили в тупик и срывались. По-видимому, соглашение было достигнуто в четверг, когда члены группы G20, — в которой в настоящий момент председательствует Саудовская Аравия, — выступили с заявлением, что они «обязуются сделать все возможное, как индивидуально, так и коллективно», чтобы гарантировать восстановление рынка нефти.

Выступая после окончания встречи G20, Фатих Бироль, представитель Международного энергетического агентства (International Energy Agency), сказал, что «ударные волны» пандемии привели к падению цен на нефть и угрожают «глобальной экономической стабильности».

Он продолжил: чрезвычайные меры не обеспечат «быстрого решения», но, подобно эффекту карантина в замедлении распространения COIVD-19, они могут помочь «снизить пик и сгладить кривую».

Одним из признаков неспособности глобальных организаций справиться с углубляющимся экономическим кризисом, является тот факт, что призыв G20 дал очень мало.

Мексика продолжает настаивать на том, что не будет сокращать производство нефти в той мере, в какой это требуют саудовцы. Мексика обещает сократить добычу на 100 тысяч баррелей в день, хотя Саудовская Аравия требует от нее сокращения производства на 350 тысяч баррелей.

Опасаясь обвала на рынках в случае провала сделки, Трамп вмешался в ситуацию и заявил, что США компенсируют мексиканский дефицит сокращением американской добычи на 300 тысяч баррелей в день.

Неясно, как это будет происходить. США не взяли на себя обязательств по непосредственным сокращениям, утверждая, что падение их производства произойдет в результате падения рыночных цен.

Когда предложение о сокращении американской добычи было впервые поднято в ходе взаимных переговоров на прошлой неделе, Трамп сказал, что ожидает «возмещения» со стороны мексиканского правительства в обмен на сокращение американского производства. Он не уточнил, что имел в виду, а Белый дом отказался от каких-либо дальнейших комментариев и объяснений.

Основным фактором, побудившим саудовцев пойти на эту сделку, стала угроза со стороны Трампа ввести в начале апреля тарифы на импорт сырой нефти.

Сенаторы-республиканцы от штатов США, где добывают сланцевую нефть, также приняли участие в заседании по этому вопросу. В субботу, 11 апреля, они почти два часа разговаривали с министром энергетики Саудовской Аравии и в ходе обсуждений угрожали разрушить давние связи между США и саудовским режимом.

Одной из причин решения Саудидов начать ценовую войну после того, как ранее оказалось сорвано соглашение с Россией, стало стремление вытеснить с рынка тех американских производителей сланцевой нефти, у которых более высока себестоимость производства.

«Саудиды потратили более месяца на войну с американскими производителями нефти, в то время как наши войска защищали их. Друзья так не поступают», — сказал сенатор-республиканец от Северной Дакоты Кевин Крамер после встречи с саудовским министром.

Как ни хрупко это соглашение, в его принятии главную роль сыграли политические соображения.

Нефтяные доходы составляют примерно треть бюджета режима Путина. Аналитики предупреждают, что падение цен является «серьезным риском для российской экономики». Путин стремится избежать таких потрясений, поскольку он сейчас стремится изменить конституцию и продлить срок своих полномочий.

«Месяц назад никто не мог предсказать такой кризис и падение спроса», — заявил в пятницу, 10 апреля, журналистам представитель Кремля Дмитрий Песков.

В то время как саудовцы начали ценовую войну, резкое падение цен на нефть поставило под угрозу планы фактического правителя страны, наследного принца Мухаммеда бин Салмана, по преобразованию экономики страны. Его планы по запуску инфраструктурных проектов зависят от продажи нефти. Со своей стороны, Трамп обеспокоен тем, что дальнейшее падение цен ударит по нефтедобывающим штатам, которые имеют решающее значение для его избирательной кампании.

Он также опасается, что волна банкротств и дефолтов может иметь негативные последствия для финансовых рынков из-за зависимости финансирования многих производителей сланцевой нефти с использованием рискованных мусорных облигаций.

Как и следовало ожидать, Трамп приветствовал новость о сделке с дико преувеличенными претензиями. Большая нефтяная сделка завершена, написал он в «Твиттере» в воскресенье. «Это спасет сотни тысяч рабочих мест в США в области энергетики».

Однако весьма сомнительно, что эта сделка вообще окажется долгосрочной. И даже если она не развалится, то не факт, что она сможет предотвратить дальнейшее падение цен в результате величайшего спада мировой экономики со времен Великой депрессии.