Коронавирус охватывает российские медицинские учреждения

Андреа Питерс
28 апреля 2020 г.

Многочисленные медицинские учреждения по всей России находятся на карантине, поскольку коронавирус распространяется как среди врачей, так и среди медсестер и пациентов. Дефицит масок и средств индивидуальной защиты (СИЗ) в больницах и поликлиниках Санкт-Петербурга, Москвы и других городов привел к тому, что медицинские работники стали заражаться COVID-19 от больных. Заболевший персонал сейчас изо всех сил старается обезопасить себя, своих коллег и пациентов в закрытых для приема медицинских учреждениях. Число коронавирусных инфекций в России продолжает неуклонно расти: официально диагностировано почти 80 тысяч случаев, что в семь раз больше, чем две недели назад.

В НИИ травматологии и ортопедии им. Вредена в Санкт-Петербурге несколько сотен человек уже полмесяца находятся на карантине, причем медработники сообщают, что большинство из них заражены. Как только вирус был обнаружен внутри учреждения, персонал принял решение о том, кто останется ухаживать за пациентами, а кто уйдет и поместит себя под домашний карантин. Несмотря на попытки отгородить помещения пластиковой пленкой, оставшиеся в здании медики не смогли эффективно изолировать пострадавших от коронавируса. Заведение превратилось в горячую точку инфекции.

Объясняя, как он лечит пациентов, несмотря на то, что сам болен, один врач сказал новостному изданию Meduza: «Ну а что еще нам было делать? Выбора не было». Сотрудники, которые выздоравливают и проверка которых на COVID-19 дает отрицательный результат, возвращаются к работе, чтобы помочь своим коллегам.

В Люберецкой районной больнице под Москвой у более чем 50 медицинских работников неврологического отделения выявлен коронавирус. Аналогичное число медиков было инфицировано в больнице в Златоусте, городе Челябинской области, с населением около 175 тысяч человек. Во Владивостоке 42 человека в местной больнице заражено COVID-19, 17 из них — сотрудники больницы. В глазной клинике Красноярска больны 89 человек, в том числе 13 врачей.

Тот факт, что медицинские учреждения, непосредственно не участвующие в лечении коронавируса, превратились в инкубаторы заболевания, свидетельствует об отсутствии в этих учреждениях базовых диагностических и инфекционно-контрольных ресурсов.

Сотрудники Люберецкой больницы потребовали расследовать действия администрации учреждения, халатность которой вызвала вспышку заболевания. Работники получили низкокачественные СИЗ спустя лишь месяц после того, как в больнице был обнаружен КОВИД-19. «Костюмы прозрачные, легко рвутся, материал похож на вату, масок выдали 30 штук, видимо, нам придется их стирать. До этого нам не выдавали ни масок, ни защитных костюмов, в то время как зараженные коронавирусом уже были. Респираторов у нас по-прежнему нет. Средств для дезинфекции нам дали очень мало, причем пояснили, что это до середины июня», — рассказал медик.

Кремль признал, что «некоторые» региональные правительства испытывают нехватку поставок, но настаивает на том, что решать эту проблему должны местные министерства здравоохранения. Стремясь отвести общественное возмущение подальше от федерального правительства, премьер-министр Михаил Мишустин на встрече с региональными чиновниками на прошлой неделе заявил, что представители регионов неправильно представили свои запросы на получение средств из 33-миллиардного фонда, предназначенного для увеличения поставок больничных коек, СИЗ и аппаратов искусственной вентиляции легких. В результате большая часть средств фонда осталась неиспользованной.

Несмотря на рост числа инфекций в России, федеральный министр здравоохранения заявил, что ситуация с коронавирусом находится «под контролем». Различные ветви федерального правительства дают противоречивые сведения о том, когда должен наступить пик распространения вируса — от начала до середины мая. Ожидается, что карантинные меры, действующие в настоящее время по всей стране, продлятся как минимум до 9 мая.

В Москве движение контролируется пропусками, которые выдаются индивидуально и разрешают передвижение по городу по конкретному поводу. Первоначальным результатом введения системы пропусков стали длинные очереди на входе у станций метро, где люди были вынуждены толпиться в близком соседстве, пока полиция проверяет документы каждого проходящего. Мэр Москвы Сергей Собянин на прошлой неделе призвал распространить эти меры на всю Россию.

По мере того, как закрытие клиник и больниц из-за вспышек COVID-19 провоцирует более масштабный кризис здравоохранения, усиливаются общие экономические трудности в России. Помимо увольнения работников, многие компании, оставляя сотрудников в штате, не платят им зарплату.

Официальные данные, опубликованные министерством труда о численности безработных, свидетельствуют, что с начала года было зафиксировано всего 44 тысяч увольнений, в результате которых общее число безработных в стране выросло до 735 тысяч человек. С другой стороны, Росстат, федеральная статистическая служба, проводящая опросы и использующая статистический метод, говорит, что без работы осталось 3,4 миллиона россиян, а уровень безработицы достиг примерно 4,6 процента.

Экономисты, однако, утверждают, что оба подсчета страдают от огромной недооценки реального положения. При применении более широких стандартов оценки численности безработных реальное число людей, нуждающихся в работе, составит около 4 млн человек. По оценкам Института экономического роста, если карантин продлится еще два-три месяца, то будут уволены еще 4,5 миллиона человек. А если ситуация затянется еще на полгода, то их число вырастет до 14 миллионов.

Когда несколько недель назад Кремль инициировал введение карантина по всей стране, президент Владимир Путин заявил, что апрель станет «оплаченным отпуском» для российских рабочих. Однако прямых выплат населению не произошло, и работодатели не получили федеральных средств для компенсации зарплат, так что большинство компаний проигнорировали этот указ. К середине апреля премьер-министр Мишустин объявил о создании 150-миллиардного фонда для поддержки выплат заработной платы. Однако все понимают, что этой суммы недостаточно для обеспечения зарплат миллионов людей, пострадавших от кризиса.

На прошлой неделе глава Сбербанка Герман Греф заявил, что российское правительство не может переводить деньги непосредственно населению, поскольку, в отличие от других стран мира, в стране нет механизма, позволяющего проводить трансферты. Тем временем банки замораживают кредитные линии потребителям. Путин в четверг, 23 апреля, обратился к финансовым институтам с призывом не прекращать кредитование населения деньгами, но не объяснил, как конкретно урегулировать ситуацию.

Несмотря на многочисленные сообщения о росте цен на основные потребительские товары — такие как сахар, яйца, гречневая крупа, картофель, помидоры и лимоны, — правительство заявило, что не будет вводить контроль над ценами. Кремль настаивает на том, что падение стоимости российского рубля, — он обменивается сейчас примерно по курсу 74 за доллар, по сравнению с уровнем 60 за доллар накануне кризиса COVID-19, — ведет к росту издержек производителей. Ограничение того, что они могут взимать с клиентов за свою продукцию, вынудит их прекратить производство, говорит правительство.

Беспрецедентное падение мировых цен на нефть вызывает у российского правительства масштабный кризис доходов. Чтобы государство могло покрыть свои запланированные расходы и избежать использования ресурсов из многомиллиардного Фонда национального благосостояния (ФНБ), основной экспорт страны должен торговаться на уровне около 40 долларов за баррель. В настоящее время цена нефти составляет 8 долларов за баррель.

Спрос на этот товар резко сократился из-за пандемии, что привело к перенасыщению рынка. Сделка, недавно заключенная между Россией и Саудовской Аравией после нескольких недель конфликта по поводу уровня добычи, не смогла остановить падение цен. Российские доходы от продажи природного газа также падают.

Министр финансов Антон Силуанов сообщил, что при цене $20 за баррель государство потратит к концу года два триллиона рублей из ФНБ, полностью истощив фонд к 2024 году, на шесть-десять лет раньше, чем предполагалось. В конечном итоге государству придется реагировать введением жестких мер суровой экономии.

Социальное недовольство в России растет из-за сочетания кризиса здравоохранения и социальной сферы. 20 апреля 1500 протестующих собрались во Владикавказе, столице Северной Осетии, чтобы потребовать государственной помощи для тех, кто остался без средств к существованию в результате кризиса.