На Дальнем Востоке России продолжаются массовые акции протеста

Клара Вайс
29 июля 2020 г.

В минувшие выходные на акциях протеста в Хабаровске приняли участие от 50 тысяч до 100 тысяч человек. Город с населением 600 тысяч человек на российско-китайской границе является столицей Хабаровского края, в котором проживает 1,34 миллиона человек.

Крупнейшие в истории области демонстрации начались 11 июля после того, как губернатор региона Сергей Фургал был арестован сотрудниками ФСБ России и доставлен в Москву. Ему предъявлено обвинение в причастности к убийству нескольких местных бизнесменов в 2004 и 2005 годах.

Фургал — сам бизнесмен и политик крайне правой Либерально-демократической партии (ЛДПР). В течение двух десятилетий ЛДПР, пропагандирующая русский шовинизм и антииммигрантские настроения и стремящаяся сдержать социальное недовольство, была частью номинальной оппозиции путинскому режиму. На деле, ЛДПР поддерживает все основные направления политики Кремля. Фургал победил кандидата от правящей партии «Единая Россия» в 2018 году.

Губернатор Фургал был арестован буквально через несколько дней после всенародного голосования по конституционным поправкам, закрепившим ультраправые ценности в Конституции РФ и увеличившим власть президента РФ, в том числе над местными властями. Хабаровск был одним из двух регионов, где поправки были отклонены подавляющим большинством голосов.

Массовое шествие в Хабаровске 18 июля

Антикремлевские протестующие требуют, чтобы Фургала судили в Хабаровске, а не в Москве. Многие несли плакаты с надписями: «Я Фургал», «Свобода Фургалу» и «Путин, ты потерял мое доверие». Они скандировали лозунги, такие как «Путин уходи в отставку», «Это наш регион», «Мы ненавидим Москву», «Позор Кремлю!», «Россия, проснись!» и «Мы — те, кто у власти!» Многие несли российские флаги и сине-зелено-белые флаги Хабаровского края. Согласно сообщениям СМИ, протестующие представляли разные социальные слои, включая бизнесменов, средний класс и рабочих.

В разговорах с журналистами демонстранты выражали гнев по поводу неравенства и ущемления федеральным правительством региональных властей и законов. Ирина Лукашева, 56-летняя продавщица, сказала газете New York Times: «Будет революция. За что воевали наши деды? Не за бедность и не за олигархов, сидящих там, в Кремле».

Другой житель города сказал корреспонденту Deutsche Welle: «Мы ненавидим Москву. Эта ненависть началась с запрета на автомобили с правым рулем, которые нам раньше разрешалось дешево ввозить из Японии. Теперь нам приходится платить высокие тарифы. С тех пор как был введен запрет на дешевые японские автомобили, уровень поддержки центрального правительства в народе снизился».

Предприниматели, являющиеся владельцами малых и средних предприятий, отмечали, что они вынуждены борются за выживание своих компаний из-за федеральных законов, которые благоприятствуют национальным компаниям, в частности, в сфере рыболовства и лесозаготовок.

До сих пор полиция не применяла в отношении протестующих в Хабаровске силу. Один из демонстрантов заявил немецкому телеканалу ARD, что большинство сотрудников правоохранительных органов проголосовали за Фургала и, вероятно, сочувствуют протестам.

Политолог Илья Гращенков сказал Deutsche Welle: «Это протесты против Москвы и против того сильного давления, которое Кремль традиционно оказывает на местных политиков. Местные элиты опасаются за свои средства к существованию, и в этом случае они демонстрируют солидарность с простыми людьми, которые чувствуют себя преданными». Он заявил, что результатом может стать «путч в Кремле», организованный «нелояльной элитой».

Кремлю пытается выработать реакцию на протесты. В понедельник на прошлой неделе Путин назначил временно исполняющим обязанности губернатора Михаила Дегтярева, также члена ЛДПР. В одном из своих первых заявлений Дегтярев сказал, что «людям не хватает денег на жизнь», и что его администрация попытается регулировать цены на коммунальные услуги, которые многим жителям Хабаровска не по карману.

Социальное недовольство и гнев по поводу антидемократических конституционных поправок Кремля являются факторами, стимулирующими протесты. Они происходят в условиях, когда российская олигархия, как и ее «коллеги в» других странах, сделала все, чтобы как можно раньше возобновить экономическую активность, несмотря на то, что коронавирус продолжает распространяться среди населения.

С более чем 811 тысячами инфекций Россия занимает четвертое место по количеству заражений в мире. Миллионы людей либо потеряли работу, либо вынуждены работать по сокращенному графику и таким образом терять значительную часть своего скудного дохода. Больницы перегружены больными вследствие пандемии.

Враждующие группировки российской правящей олигархии стремятся направить протестные настроения в тупиковое русло регионализма и национализма. Именно к этому призывает проамериканский оппозиционный лидер Алексей Навальный, поддерживающий хабаровские протесты и давно выступающий за большую автономию регионов, которых в России около 80. ЛДПР, партия Фургала, также входила в некоторых местах в альянсы с региональными элитами, стремящимися к большей независимости от Москвы. Такие силы целенаправленно поощряются американским империализмом с целью дальнейшей дестабилизации путинского режима справа.

В 1990-е годы конфликты внутри растущей олигархии из-за контроля над государственными активами и сырьем часто принимали форму регионального сепаратизма, особенно в богатых энергоресурсами районах, таких как Урал, Сибирь и Дальний Восток. Возможность отделения этих регионов уже давно является предметом открытого обсуждения в СМИ.

Одной из основных целей путинского режима с самого начала было подчинение региональных элит федеральному контролю, чтобы предотвратить распад Российской Федерации. Однако по мере углубления экономического и социального кризиса и усиления давления империализма в течение последних лет конфликты между московскими и региональными властями приобрели новую остроту.

Положение в России характеризуется огромными региональными диспропорциями. В то время как Москва и ряд регионов, богатых запасами нефти и газа, таких как Ямало-Ненецкий автономный округ, в настоящее время имеют валовой внутренний продукт (ВВП), эквивалентный Нидерландам и Сингапуру, в других регионах, особенно на Северном Кавказе, ВВП ближе к уровню Конго или Гондураса.

На Дальнем Востоке находится ряд регионов из числа самых бедных в России, где уровень бедности в два раза выше среднего по стране. Хотя Хабаровск и не входит в число этих самых бедных районов, в последнее время город захлестнули массовые увольнения. В Хабаровском крае самый высокий уровень депопуляции среди регионов, составляющих российский Дальний Восток. В докладе Всемирного банка за 2018 год говорится, что «уровень, масштабы и острота пространственных диспропорций в России поразительны по любым стандартам».

Любой прогрессивный вызов путинскому режиму должен противостоять местничеству и национализму, которые поощряются правящими элитами и поддерживаются американским империализмом. Для защиты своих социальных и демократических прав российский рабочий класс должен выступить в качестве единой и самостоятельной общественно-политической силы и объединиться с миллионами трудящихся всего мира, все более активно вступающих в настоящий момент в борьбу против капитализма.