Протесты против полицейского насилия продолжаются по всей территории США

Трамп посещает Кеношу, чтобы защитить убийства со стороны полиции и неформальных ополчений

Бэрри Грей
3 сентября 2020 г.

Президент Дональд Трамп прилетел в Кеношу, штат Висконсин, во вторник, 1 сентября, когда там продолжались демонстрации против полицейского насилия. Они вспыхнули после того, как 23 августа полиция расстреляла Джейкоба Блейка, 29-летнего афроамериканского рабочего. Безоружный Блейк получил семь выстрелов в спину и остался парализованным ниже пояса.

Накануне визита американской полицией был застрелен еще один безоружный человек, на этот раз в Лос-Анджелесе, что вызвало протесты в этом городе. С 25 мая, когда Джордж Флойд был жестоко убит полицейским города Миннеаполис, по меньшей мере, 235 человек были убиты полицией в США. В этом году число убийств превысит 1000, — в среднем каждый день полиция убивает практически трех человек.

Трамп отправился в Кеношу, бедный город в так называемом «ржавом поясе» Америки, где мэр и губернатор являются демократами, чтобы усилить свою избирательную кампанию в духе борьбы за «закон и порядок». Нападки на социальный протест, пропаганда полицейских репрессий и насилия со стороны правых линчевателей, а также борьба с социализмом были среди ведущих тем съезда Республиканской партии на прошлой неделе. Стратегия Трампа и республиканцев в предстоящие два месяца президентской кампании заключается в том, чтобы подстрекать ультраправые силы и добиться проведения выборов 3 ноября в условиях насилия, политической нестабильности и угрозы гражданской войны.

Президент Дональд Трамп слушает шерифа округа Кеноша Дэвида Бета в центре чрезвычайных операций, расположенном в средней школе имени Мэри Брэдфорд. Вторник, 1 сентября 2020 г., Кеноша, штат Висконсин. На заднем плане в центре сенатор-республиканец от штата Висконсин Рон Джонсон. (Фото AP / Evan Vucci)

Трамп и республиканцы стремятся создать ложную амальгаму, ставя знак равенства между правой кампанией демократов Джо Байдена и Камалы Харрис и левыми протестующими. Последних Белый дом демонизирует как преступных анархистов и мародеров, — в соответствии с линией Трампа на установление президентской диктатуры.

На пресс-конференции в Белом доме в понедельник, 31 августа, Трамп защищал Кайла Риттенхауса, 17-летнего сторонника Трампа, который присоединился к группе правых ополченцев в ночь на 25 августа, чтобы противостоять протестующим в Кеноше. Риттенхаус застрелил насмерть двух мирных демонстрантов и ранил третьего.

Как видно на видеозаписи с мобильного телефона, которую просмотрели миллионы людей, полиция Кеноши поблагодарила фашистских боевиков, дала им воды и позволила Риттенхаусу, вооруженному автоматическим ружьем, беспрепятственно пройти через полицейское ограждение после его стрельбы и вернуться домой в штат Иллинойс. Впоследствии Риттенхаусу было предъявлено обвинение в убийстве первой степени, и ему грозит экстрадиция в Висконсин.

Трамп, однако, заявил, что Риттенхаус действовал в целях самообороны: его якобы могли убить протестующие. На той же пресс-конференции он защищал своих сторонников, которые в субботу въехали на грузовиках в центр Портленда и обстреляли демонстрантов из пейнтбольных ружей, используя также перцовые баллончики. В результате этой провокации при невыясненных обстоятельствах был застрелен правый активист.

Усилия Трампа создать вокруг себя имидж авторитарной силы во время визита в Кеношу были перечеркнуты чрезвычайными мерами безопасности, принятыми для того, чтобы отгородить его от населения города срединной Америки с населением в 100 тысяч человек. Сотни полицейских, помощников шерифа и солдат Национальной гвардии патрулировали улицы, вертолеты кружили над головой, на улицах двигались неповоротливые бронемашины, а те районы, которые посетил Трамп, были заблокированы рядами гигантских строительных машин и грузовиков. Все пригородные поезда между Кеношей и Чикаго были остановлены.

Трамп посетил центр управления чрезвычайными ситуациями и посетил несколько заведений малого бизнеса, пострадавших от беспорядков, которые последовали вслед за полицейскими репрессиями в отношении протестующих. Он также провел часовую дискуссию за круглым столом с представителями муниципальной и региональной полиции и Национальной гвардии. Вместе с ним также находились Генеральный прокурор Уильям Барр и исполняющий обязанности министра внутренней безопасности Чад Вулф. Не присутствовали губернатор Тони Эверс и мэр Джон Антарамян, — оба демократы, которые публично призывали Трампа не приезжать в город.

Ни в ходе круглого стола, ни в последовавших за ним разрозненных вопросах репортеров не упоминалось о самосуде над протестующими в Кеноше. В своих бессвязных замечаниях Трамп неоднократно хвалил «большую работу» полиции и войск Национальной гвардии в Кеноше и осудил протестующих как анархистов, мародеров и бунтовщиков. Он сказал, что демонстрации в Кеноше были не «актами мирного протеста, а реально внутренним террором».

Трамп в очередной раз охарактеризовал Байдена как темную лошадку, ставленника «безрассудных крайне левых политиков», которые изображают полицию как «репрессивную или расистскую».

На вопрос репортера, осуждает ли он расстрел Блейка, Трамп повторил объяснение, данное стрелявшим полицейским Рустеном Шески, заявив, что дело «сложное» и «находится под следствием». Он повторил заявление, которое сделал накануне вечером в интервью ведущей Fox News Лауре Ингрэм, сказав, что полицейских, которые стреляли в безоружных граждан, во многих случаях «клинит», — как игрока в гольф, который промахнулся в лунку с метрового удара.

Генеральный прокурор Барр осудил «насилие толпы» и заявил, что протесты в Кеноше были организованы «теми же самыми людьми, использующими ту же тактику, которая использовалась в различных городах — Вашингтоне, Атланте, Чикаго, а теперь в Кеноше и Портленде».

Он сказал, что федеральные и государственные чиновники просматривают все видеозаписи тысяч протестов, начиная с мая, чтобы идентифицировать людей, которые бросали камни или совершали акты вандализма, добавив: «Федеральное правительство готово использовать все наши инструменты и все наши законы, чтобы привлечь этих людей к ответственности». Он умолчал о правых линчевателях, выступающих за Трампа, которые не только нападали на протестующих, но и убили, по меньшей мере, троих из них.

Несмотря на попытки создать имидж великого и всемогущего «лидера», круглый стол, полностью изолированный от населения, включая и семью Блейка, носил характер встречи в условиях осады. Администрация Трампа и весь правящий класс ошеломлены ростом социальной оппозиции. Они опасаются, что постоянно растущее число смертей от пандемии коронавируса и растущая оппозиция рабочего класса против смертоносной кампании «назад на работу» и «назад в школу» могут привести капиталистическую систему к гибели.

В своем красноречивом замечании Трамп в какой-то момент отметил множество полицейских и военных ведомств, представленных на встрече, и воскликнул: «Даже я. Я здесь сегодня, и я чувствую себя в полной безопасности».

Настроение страха, охватившее правящую элиту, Трамп выразил в своем интервью с Ингрэм. Он говорил о «темных силах» и «теневой группе людей», которые якобы стоят за массовыми протестами и которые контролируют Байдена «как марионетку».

В какой-то момент он сказал Ингрэм: «Байден не успокоит ситуацию. Они возьмут верх. Они победят… они захватят наши города. Это революция. Вы понимаете, что это революция».

Наибольшим козырем Трампа и фашистской фракции правящего класса, от имени которой он выступает, является их номинальная политическая оппозиция — Демократическая партия. Эта правая партия американского империализма не менее враждебна рабочим и не менее Трампа боится массового движения рабочего класса. Кампания Байдена отражает все более быстрое движение Демократической партии вправо.

Съезд Демократической партии был сосредоточен на двух вещах: стремлении разделить рабочий класс на части, продвигая расовую политику и политику идентичности, а также призывов к поддержке со стороны военных, разведслужб, Уолл-стрит и недовольных республиканцев. Демократы не выдвинули никакой социальной программы по борьбе с массовой безработицей, надвигающейся волной выселений и ростом угрозы голода, — после того как они сговорились с республиканцами прекратить выплату федеральной надбавки к пособию по безработице в размере 600 долларов.

На съезде демократов почти ничего не говорилось о возвращении на работу и в школу. Демократы поддерживают эту политику, отлично зная, что результатом будет экспоненциальный рост числа заражений и смертей. Демократы практически ничего не говорили о многотриллионной помощи Уолл-стрит в рамках закона CARES Act, за который они проголосовали почти единогласно, или о продолжающемся вливании денег на фондовый рынок посредством Федеральной резервной системы.

Ответ Байдена на республиканский съезд и демагогию Трампа по поводу «закона и порядка» заключается в том, чтобы сдвинуться еще дальше вправо и рекламировать свои собственные заслуги в деле обеспечения «закона и порядка». В понедельник он выступил со своей первой речью после съезда, центральным пунктом которой было недвусмысленное осуждение грабежей и поджогов, а также требование, чтобы протестующие, которые занимаются такими вещами, были привлечены к ответственности.

Его основной аргумент состоял в том, что он является тем человеком, который способен подавить насилие, будь то слева или справа, и что он сохранит Америку «безопасной». Байден соединил эту попытку атаковать Трампа справа по вопросу «закона и порядка» с нападением на Россию. Последнее базируется на сфабрикованных слухах о российских платежах за убийство американских солдат в Афганистане, что продолжает атаки демократов на Трампа за то, что тот слишком «мягок» по отношению к России и Китаю.

Но даже этого было недостаточно для газеты New York Times, опубликовавшей во вторник колонку Бретта Стивенса, в которой речь Байдена о «законе и порядке» была названа недостаточно правой. Подталкивая Байдена вправо, Стивенс пишет: «Он может публично осудить крайне левое уродство (а не только насилие) в следующий раз, когда он его увидит. Байден может посетить людей, чьи бизнесы были сожжены дотла в Кеноше, и сказать им, что администрация Байдена услышит их жалобы, защитит их собственность. Он даже может позвонить семье правого активиста, убитого в субботу в Портленде».

Рабочий класс сталкивается с огромной опасностью. Правящая элита культивирует фашистское движение и создает условия для полицейско-военной диктатуры, несмотря на огромную социальную силу рабочих и их растущую левоориентированную радикализацию. Однако эта опасность кроется не в какой-то внутренней силе Трампа и его друзей, а в мертвом грузе Демократической партии и всех тех, кто стремится направить социальную оппозицию в русло поддержки демократов.

Борьба с Трампом требует полного разрыва с Демократической партией и построения массового независимого социалистического движения рабочего класса. Именно за эту программу борются Партия Социалистического Равенства и ее кандидаты в 2020 году — Джозеф Кишор на пост президента и Норисса Санта-Круз на пост вице-президента. Все, кто согласен с борьбой за социализм, должны поддержать кампанию и присоединиться к ПСР.