Русский

В то время как европейские правительства виновны в массовой смертности, рабочие должны бороться за закрытие несущественных производств и школ

В Европе каждые 17 секунд кто-то умирает от коронавируса. Ежедневно число погибших от COVID-19 превышает 4 тысячи человек. Всемирная организация здравоохранения сообщает, что за неделю, закончившуюся 15 ноября, в Европе погибло более 29 тысячи человек. Если смертность будет продолжаться такими ужасными темпами, — а есть все основания полагать, что она будет расти по мере краха систем здравоохранения, — то только в Европе ежемесячно будет умирать от 120 до 150 тысяч человек.

Масштабы смертности, регистрируемой в каждой крупной европейской стране, ошеломляют. На прошлой неделе во Франции в среднем ежедневно умирало 500 человек. В Италии во вторник из жизни ушел 731 человек, а в среду — еще 753. Число погибших в те же дни составило в Испании — 435 и 351, в Великобритании — 598 и 529. Даже в Германии, которую корпоративные СМИ хвалят за ее «успехи» в борьбе с инфекцией, только во вторник ушло из жизни 357 человек.

На континенте не было массовых смертей такого масштаба со времен варварской Второй мировой войны. Как и в первой половине ХХ века правящий класс каждой европейской страны решил, что массовое изничтожение сотен тысяч и даже миллионов людей неизбежно и необходимо для защиты корпоративных прибылей. Они несут политическую ответственность за то, что нельзя назвать иначе, как только преступлением против человечества.

В то время как европейские политики противопоставляли свой подход к COVID-19 катастрофическому обращению с пандемией в Соединенных Штатах со стороны администрации Трампа, особенно на ее ранних стадиях, все правительства континента проводят не менее преступную и убийственную политику, чем фашистски настроенный обитатель Белого дома. Речь идет о политике «стадного иммунитета», которая санкционирует беспрепятственное свирепствование вируса среди населения, невзирая на цену человеческой жизни, во имя того, чтобы большой бизнес мог продолжать загребать прибыли и поддерживать щедрые выплаты сверхбогатым акционерам.

Моделью для этой континентальной стратегии массового убийства является Швеция. С самого начала пандемии шведские власти решили отказаться от всех национальных и региональных карантинных мер в пользу того, чтобы позволить предприятиям продолжать работать. Результатом стал один из самых высоких показателей смертности в мире, когда вирус охватил плохо обустроенные дома престарелых. Многих пожилых жителей оставили умирать без лечения, поскольку переполненные больницы в районе Стокгольма отказались оказывать помощь пациентам старше 80 лет.

Эти ужасные условия явились желаемым результатом правительственной политики, которая должна была как можно скорее достичь результата в виде «стадного иммунитета». Обосновывая свое решение оставить открытыми начальные и средние школы, глава шведской эпидемиологической службы Андерс Тегнелл писал своему финскому коллеге в середине марта: «Один аргумент в пользу сохранения школ открытыми — так быстрее достичь стадного иммунитета».

Тегнелл стал олицетворением политики правящей элиты по обеспечению корпоративных прибылей и смертности на международном уровне. Это было подытожено в майской статье журнала Foreign Affairs с программным названием: «Шведская стратегия борьбы с коронавирусом скоро станет мировой». Для этих социопатов не имеет никакого значения, что усилия Тегнелла даже близко не подошли к достижению цели «стадного иммунитета». Швеция остается одной из стран с самым высоким уровнем инфицирования, а уровень смертности резко возрос за последние две недели. Это уже вынудило правительство страны ввести ограничения на проведение мероприятий и скопления людей.

Как только были отменены запретительные меры, навязанные правящей элите «дикими» забастовками и протестами рабочего класса весной, европейские правительства всех политических мастей начали саботировать любые согласованные усилия по сдерживанию пандемии, добиваясь того, чтобы экономическое производство и поток прибыли в банки и карманы финансовой олигархии вернулись к нормальному состоянию. Европейский союз и его государства-члены выделили банкам и крупным корпорациям более 2 трлн евро на меры по спасению. Эта беспрецедентная перекачка богатства снизу вверх была полностью поддержана профсоюзами, о чем свидетельствует совместное заявление французских и немецких профсоюзов, приветствовавших масштабные финансовые раздачи ЕС банкам и корпорациям.

Независимо от своей политической принадлежности, правительства по всему континенту приняли решение любой ценой поддерживать экономику на полном ходу и оставить школы открытыми, чтобы они выступали в качестве службы по уходу за детьми. Главная цель — чтобы родители оставались частью трудовой силы. От возглавляемой консерваторами коалиции христианских демократов и социал-демократов в Германии до французского правительства бывшего инвестиционного банкира Эммануэля Макрона и испанской коалиции социал-демократической ИСРП и «лево-популистской» партией «Подемос», — все эти политические комбинации проводили в жизнь стратегию «стадного иммунитета», которая прямиком привела к нынешней катастрофе. Правительства отдельных земель Германии во главе с «Зелеными» и Левой партией были не менее безжалостны в навязывании диктата корпораций, чем жесткое правое правительство тори Бориса Джонсона в Великобритании, о чем свидетельствует комплимент президента-министра Тюрингии и члена Левой партии Бодо Рамелова по адресу «шведской модели».

Число погибших продолжает расти, но европейский правящий класс не намерен менять курса. Макрон бессердечно заявил, что каждый должен научиться «жить с вирусом». Это возмутительная мысль, учитывая, что через несколько месяцев будет готова вакцина.

Решающую роль в распространении вируса играет жесткое противодействие со стороны корпоративных и политических элит закрытию школ. В Германии с начала октября по начало ноября число случаев заражения среди детей выросло в десять раз. Но когда 16 глав правительств земель Германии встретились в понедельник с канцлером Ангелой Меркель, они отказались одобрить хотя бы решение о том, чтобы сделать маски обязательными для учителей и школьников.

Премьер-министр Баварии Маркус Зёдер недавно был пойман за руку, когда он прямо выразил решимость правящей элиты оставить школы работающими. Зёдер заявил: «Наши дети нуждаются в уходе, если мы хотим предотвратить экономический локдаун [карантин]. Таков контекст: школы и детские сады также играют роль в поддержании экономики в рабочем состоянии».

Рабочие и молодежь не готовы рисковать своим здоровьем и, возможно, умирать ради того, чтобы обеспечить прибыли Deutsche Bank и BNP Paribas, корпорациям типа Volkswagen и Airbus, а также сохранность огромных богатств, инвестированных на фондовых биржах Лондона, Франкфурта и Парижа.

В последние недели забастовки вспыхнули во французских школах в условиях, когда в плохо проветриваемых классных комнатах теснятся вместе без какой-либо защиты до 35 учеников. Эти протесты последовали вслед за оккупацией сотен школ по всей Греции и демонстрациями студентов в Польше. Учащиеся школ в немецких городах Вормс и Эссен объявили на этой неделе о планах провести школьные забастовки, чтобы выразить протест против опасных условий и призвать к безопасному образованию.

Растущее число рабочих и молодых людей поддерживает требование закрыть несущественные производства и приостановить очное обучение для сдерживания распространения вируса. Борьба за рациональную политику против COVID-19 — это, однако, не только медицинский, но прежде всего политический вопрос. Партии Социалистического Равенства по всей Европе и во всем мире подчеркивают, что это требует создания движения в европейском и международном рабочем классе, борющегося за социализм.

Опыт пандемии к настоящему моменту, включая локдауны весной, показал несовместимость научной борьбы против COVID-19 с капитализмом. Рабочих оставили с мизерными выплатами по безработице или вообще без дохода, молодежь посадили на программы плохо функционирующего онлайн-обучения, а малый бизнес, культурные и художественные центры столкнулись с разорением. Работники базовых социальных служб — здравоохранения, материально-технического обеспечения и распределения продовольствия, — получали нерегулярные поставки средств противоинфекционной защиты, зачастую плохого качества.

Поскольку триллионы евро передаются сверхбогатым, абсурдной ложью является утверждение, будто ресурсов для финансирования важнейших социальных потребностей не существует. Эти ресурсы есть, но политический истеблишмент яростно выступает против предоставления их населению и вместо этого неустанно работает над тем, чтобы передать их финансовой аристократии. Единственный способ предотвратить смерть в поистине ужасающих масштабах — это начать борьбу за экспроприацию всех жизненно необходимых ресурсов в качестве составной части борьбы за социализм.

Чтобы вести эту борьбу, рабочие нуждаются в своих собственных независимых организациях, противостоящих профсоюзам, которые повсюду содействуют кампании «назад к работе». Низовые комитеты безопасности в каждой школе и на каждом рабочем месте, координирующие свою борьбу поверх национальных границ, являются не только ключом к тому, чтобы отслеживать и блокировать распространение вируса. Они могут послужить основой для организации общеевропейской и международной всеобщей забастовки с целью овладения ресурсами, необходимыми для научного и гуманного реагирования на пандемию.

Предпосылкой для этого является конфискация незаконно нажитого богатства сверхбогатых и превращение крупных корпораций в предприятия общественной собственности, демократически контролируемые рабочим классом. Защита здоровья и человеческой жизни, а не непристойные прибыли капиталистических олигархов, — вот что должно быть ключевым в принятии социальных решений. Это означает борьбу за мобилизацию рабочего класса по всей Европе и на международном уровне для захвата политической власти, реорганизации экономической жизни на социалистической основе и создания Соединенных Социалистических Штатов Европы.

Loading