Русский

Пандемия коронавируса обостряется в Польше, где каждый день умирает 400 человек

В конце марта в Польше была вновь остановлена работа школ, детских садов, торговых центров, театров, парикмахерских, музеев, кинотеатров и магазинов хозяйственных товаров. Это реакция правого правительства партии «Право и Справедливость» (ПиС) на обострение в последние недели пандемии коронавируса, — обострение, которое произошло по их собственной вине.

Объявлено, что эти меры будут действовать до 9 апреля. Уже сейчас ясно, что этого времени недостаточно, чтобы поставить пандемию под контроль. Тем временем экономика продолжает работать на полную мощность.

Польские шахтеры на шахте «Вуйек» в Катовице ((AP Photo / Czarek Sokolowski)

26 марта и 1 апреля Польша установила новый грустный рекорд — более 35 тысяч новых заражений за один день. Проведение около 100 тысяч тестов в день дает «положительный» результат более чем в трети случаев, что вызывает опасение относительно значительно большего числа незарегистрированных случаев болезни.

Имея 38 миллионов жителей, страна занимает второе место в Европе по количеству инфекций, после Франции, а семидневный показатель заболеваемости (7-day incidence rate per 100 000) превысил отметку в 500 больных на 100 тысяч населения. В столичной Варшаве этот показатель заболеваемости уже превышает 700, превзойдя рекорд смертельной волны в ноябре 2020 года. В настоящее время около 400 человек ежедневно умирают в результате COVID-19.

Ответственность правительства становится особенно ясной, когда мы оглянемся назад. Благодаря сравнительно жесткой изоляции весной 2020 года Польша долгое время практически не страдала от пандемии. Только во время общеевропейского «открытия» экономики в конце лета число заболевших в Польше начало медленно расти, и семидневный показатель заболеваемости впервые дошел до 50 на 100 тысяч жителей в начале октября.

К началу ноября 2020 года в Польше от пандемии умерло всего 5 тысяч человек. За пять месяцев, истекших с тех пор, число погибших увеличилось в тринадцать раз и в настоящее время составляет 52 400 человек. Для сравнения, за тот же период число погибших в Германии выросло в десять раз, а в Чехии — в девять раз.

В начале февраля польское правительство, как и все европейские правительства, решилось пойти на широкие ослабления ограничений. Хотя общенациональный уровень заболеваемости лишь незадолго до этого опустился ниже 100, школы были вновь открыты для первоклассников. Была также открыты торговые центры, музеи, кинотеатры, бассейны и другие объекты. Мировой Социалистический Веб Сайт в то время решительно предупреждал: «Несмотря на убийственные последствия своей политики, польская буржуазия одержима желанием покончить с локдауном».

В дополнение к Мазовецкому воеводству (Мазовия) со столицей в Варшаве гораздо более густонаселенный промышленный и горнорудный район Слёнске (Силезия) снова стал горячей точкой пандемии. В первом полугодии 2020 года порой половина всех инфекций приходилась на этот шахтерский район.

Основная причина этого заключается в том, что, несмотря на запретительные меры, производство повсеместно продолжалось. Шахтеры подвергаются особой опасности при работе под землей в замкнутом пространстве штольней и галерей. Как давно известно, добыча полезных ископаемых и недостаточная защита горняков ведет к непропорционально большому числу хронических респираторных заболеваний. В сочетании с общим катастрофическим уровнем польской системы здравоохранения эта смертельная комбинация особенно тяжело ударяет по польскому рабочему классу.

Из Ченстоховы, второго по величине города региона, глава службы экстренной помощи Мариан Новак сообщил, что дети также все чаще страдают от коронавирусных инфекций. Самому маленькому инфицированному ребенку на позапрошлой неделе было 17 месяцев, говорится в сообщении Gazeta Wyborcza.

Службам скорой помощи также приходится преодолевать все большие расстояния, чтобы найти свободную койку очередному больному. В программе Faktach на телеканале TVN сообщалось о карете скорой помощи, которая проехала 700 километров700 километров с больным человеком на борту.

Мариан Новак рассказывает, что однажды ночью пять карет скорой помощи были посланы в город Прудник, на расстоянии 180 километров180 километров от Ченстоховы, потому что там было несколько свободных койко-мест. По прибытии каретам скорой помощи обычно приходится ждать несколько часов, прежде чем они могут передать пациентов.

Специализированная больница в Ченстохове, которая еще несколько недель назад принимала пациентов из других регионов, сейчас переполнена. Хотя в больнице всего 123 койки для COVID-19, в ней разместилось 132 пациента. В городской больнице 118 коек служат 124 пациентам. 20-коечная палата травматологической хирургии вскоре будет преобразована в отделение COVID.

Однако создание дополнительных мощностей терпит неудачу из-за нехватки врачей, как признал на пресс-конференции в минувший вторник глава канцелярии премьер-министра Михал Дворчик. Число польских врачей на 1000 жителей является пятым в числе худших среди стран ОЭСР.

На совместной пресс-конференции представитель правительства Михал Дворчик, премьер-министр Матеуш Моравецкий и министр здравоохранения Адам Недзельский попытались успокоить население, снова «вешая лапшу на уши». Они объявили, что программа вакцинации — это важнейшая, последняя демонстрация силы, «луч надежды», объявив, что к июню будут вакцинированы 20 миллионов человек, а население в целом — к концу августа.

Проведя около 5 миллионов первых прививок и 2 миллиона вторых, Польша до сих пор полностью вакцинировала только 5,1 процента своего населения. Хотя это немного опережает катастрофический средний показатель по Европе, до вакцинации всего населения еще далеко.

Грандиозно объявленный правительством целевой показатель в 10 миллионов прививок в месяц потребует ускорения нынешних темпов вакцинации более чем вдвое. Ожидать такого роста, когда система здравоохранения рушится из-за последствий пандемии и вакцинного национализма, продемонстрированного на последнем саммите ЕС, просто абсурдно.

В чем заключается приоритет кампании прививок, стало ясно недавно. Польша направила 7 тысяч доз вакцины из своих запасов в штаб-квартиру НАТО в Брюсселе, чтобы заранее вакцинировать там военнослужащих. Генеральный секретарь НАТО Столтенберг поблагодарил Польшу за этот жест, но ответил молчанием на вопрос о том, является ли жест морально оправданным, когда группы риска в Польше все еще ждут вакцины. Польша занимает центральное место в планах развертывания НАТО против России.

В прошлом случаи преждевременной вакцинации польских политиков и знаменитостей через незаконное перенаправление доз вакцины неоднократно привлекали внимание общественности. Вакцинация сотрудников МВД началась на позапрошлой неделе. Тысячи полицейских, пограничников, таможенников и налоговых инспекторов уже прошли вакцинацию, но регистрация на укол людей 1962 года рождения начнется не раньше 12 апреля.

Не удивительно, что правительство больше заботится о защите государственной власти, чем о жизни пожилых граждан. Польская полиция все больше дискредитирует себя, и только треть населения все еще доверяет ей. Продолжающиеся протесты против закона об абортах неоднократно сталкивались с жестоким полицейским насилием. Особенно печально известно использование антитеррористического подразделения BOA. Одетые в штатское ОМОНовцы в ноябре избивали демонстрантов удлиненными дубинками.

Это резко контрастирует со сценами, которые происходили недавно в Университетской больнице во Вроцлаве, когда сотни людей без особого сопротивления полиции ворвались в центр вакцинации, чтобы получить одну из ежедневных 500 доз.

Лихорадочная кампания вакцинации на фоне свирепствующей пандемии представляет еще одну опасность. Эксперты предупреждают, что взаимодействие между большим количеством активных инфекций и длительной задержкой между первым и вторым уколом может привести к мутациям, когда вакцины теряют свою эффективность.

По оценкам экспертов, к июлю умрут еще 25 тысяч человек, пишет немецкий журнал Der Spiegel, — и это консервативная оценка. При среднем показателе в 400 смертей в день за три месяца могут умереть почти 40 тысяч человек. Главный эпидемиолог правительства, профессор Анджей Горбан, в интервью телеканалу TVN24 сказал, что пик нынешней волны уже достигнут: «чуть более 40 000» новых инфекций в день. Непонятно, что побудило его сделать такое предположение. На самом деле, меры были приняты слишком поздно, и до сих пор нет никаких признаков того, что ситуация успокаивается.

Профессор Горбан, однако, уже несколько раз привлекал внимание своими успокоительными заявлениями. Он открыто заявлял о своей поддержке политики «стадного иммунитета», а свою стратегию формулирует так: «Немного защиты, немного заразы». Уже в середине февраля он заявил о перспективе дальнейшего открытия школ, если будут приняты во внимание «региональные различия». Этот совет прозвучал несмотря на то, что британский штамм вируса уже тогда составлял 10 процентов от общего числа инфицированных в Польше. В настоящее время доля этого штамма выросла до около 80 процентов.

Горбан также отрицает уже доказанные долгосрочные последствия COVID-19 и насмехается над идеей, что они существуют. В то же время он минимизирует ответственность правительства за масштаб волны заражений, называя пандемию штормом, который иногда приходит из ниоткуда.

Правительство и его советники несут всю ответственность за нынешние массовые смерти. Даже без мутаций взрыв новых инфекций из-за послабления карантина был неизбежен. Вместо того чтобы последовательно сдерживать пандемию с самого начала, они полагались на потенциал системы здравоохранения. Больницы скорой помощи, открытые под громкие барабаны средств массовой информации, такие как Национальный стадион в Варшаве, похожи на «потемкинские деревни», скрывающие реальность больной польской системы здравоохранения, главной проблемой которой является острая нехватка врачей и медсестер.

Ситуация в Польше также свидетельствует о банкротстве Европейского союза, который органически неспособен предпринимать согласованные и рациональные действия по всей Европе. Примером тому служит немецко-польская граница, которую ежедневно по профессиональным причинам пересекает около 70 тысяч человек.

Неделю назад Германия объявила Польшу зоной повышенного риска и быстро ввела пограничный контроль с обязательным тестированием. В результате образовались многочасовые очереди. Кроме того, по всей Германии нет даже единых правил. Бранденбург и Саксония требуют тестирования два раза в неделю; Берлин и Мекленбург-Передняя Померания ввели 48-часовой лимит.

Меры, принятые сейчас в Польше, недостаточны и слишком запоздали. Как и во всех странах, правительство намеренно ограничивается мерами, не ставящими под угрозу прибыль крупного бизнеса. В этом правительство и оппозиция вполне согласны.

Правые экстремисты из партии «Конфедерация» организовали протесты против непродуманных карантинных мер правительства. Среди наиболее известных организаторов — движение «Góralskie Veto» («Вето горцев») во главе с Себастьяном Питоном из Польских Карпат и «OtwieraMY» («Мы открываемся»), поддерживаемое президентом Конгресса польского бизнеса Славомиром Менценом.

Как и в других странах, эти правые силы используют экономические проблемы индивидуально занятых и малого бизнеса. К их числу относятся предприятия общественного питания и туризма. Эти мелкие хозяева иногда оказываются без гроша и без какого-либо дохода после более чем года пандемии. Правые на этой почве организуют кампании по борьбе с карантинными мерами.

Но широкие слои рабочего класса также сталкиваются с реальной нищетой. Число безработных растет; этот показатель вырос до 6,5 процента. Родители, которые должны заботиться о своих детях на дому, получают 80 процентов от своей зарплаты. В условиях хронически низкой заработной платы многим этого недостаточно, чтобы оплачивать свои счета.

В то время как рабочий класс и низший средний класс погружаются в нищету, правительство приняло решение о программах помощи на миллиарды долларов для банков и корпораций. Базовая процентная ставка была год назад снижена с 1,5 до 0,1 процента.

Правительство и оппозиция находятся в абсолютном согласии относительно убийственной пандемической политики, которая ставит защиту прибыли на первое место. Борис Будка, глава крупнейшей оппозиционной партии «Гражданская платформа», постоянно критикует правительство справа. Для него интересы экономики тоже превыше здоровья и жизни населения.

«Необходимы четкие критерии функционирования всех секторов экономики на основе стандартов COVID, — заявил он на совместной пресс-конференции с региональными предпринимателями в Ольштыне в конце февраля. — Вместо этого правительство потратило больше года, постоянно закрывая и открывая отдельные отрасли без всякой логики».

Напрасно искать критику мер по смягчению карантина со стороны оппозиции. Это относится и к новому движению «Polska 2050»,связанному с Шимоном Головней, которое сочетает экономический либерализм с «зеленой» политикой и ориентацией на Европейский союз. По последним опросам, его поддерживают 18 процентов, а «Гражданскую платформу» — 12 процентов.

Loading