Капиталистическая реставрация в России: Итоги

Часть 4: Кузбасс сегодня

Клара Вайс
16 мая 2018 г.

Это заключительная часть статьи, состоящей из четырех частей.

1 часть,

2 часть,

3 часть.

Производство угля в России в последние годы восстановилось, и Россия занимает шестое место в мире по производству «черного золота». В угольной промышленности занято около 151 тысячи человек, а еще около полумиллиона работают в смежных отраслях. Уголь — пятая по величине статья российского экспорта.

В 2016 году в России было добыто 385,7 млн. тонн угля, из которых 171,4 млн. тонн пошло на экспорт. Кузбасс произвел от 54 до 60 процентов всего добытого в России угля и до 76 процентов экспортного угля. Угольные компании дают более половины бюджета региона.

В 2016 году в России осталось всего 70 шахт, и рост производства был достигнут прежде всего за счет значительного увеличения производительности, то есть безжалостного усиления эксплуатации рабочего класса.

Прибыль угольных компаний при этом выросла намного больше, чем само производство. По официальным данным, в 2017 году добыча угля увеличилась на 13 млн. тонн до 270 млн. тонн, а прибыль угледобывающих компаний выросла в 2,8 раза.

Добыча угля в России, как и вообще добыча сырья, ведется самым расточительным и экологически разрушительным образом. Хотя влияние производства на окружающую среду было проблемой еще в советский период, и шахтеры выставляли экологические требования во время стачек конца 1980-х годов, с 1991 года проблема явно ухудшилась, так как правящая олигархия продолжает эксплуатировать рабочий класс и природные ресурсы при полном пренебрежении к последствиям для жизни простых людей.

Согласно данным общественной экологической организации «Экозащита», средняя продолжительность жизни населения Кузбасса на три-четыре года ниже, чем в среднем по России. Не менее 93,8% источников питьевой воды в регионе загрязнены. Наблюдался «черный снегопад», когда снег содержит соединения серы, нитриты, хлориды, калий и марганец.

Здесь более широко распространены многие заболевания в сравнении с остальной частью страны. Уровень заболеваемости туберкулезом, — который «вернулся» в 1990-е годы после его фактической ликвидации в советский период, — здесь в 1,7 раза выше, чем в среднем по стране. У Кузбасса в 2011 году был самый высокий показатель детского церебрального паралича в России, и второй по стране в 2012 году. Пятнадцать разновидностей раковых заболеваний встречаются в регионе чаще, чем на остальной территории страны.

Аномалии системы кровообращения у младенцев в 1,6 раза выше, а аномалии женской репродуктивной системы в 3,3 раза выше, чем среднероссийские показатели. Инфекционные и паразитарные заболевания среди детей в два-три раза выше, чем в среднем по стране, составляя 988 случаев на 100 тысяч детей.

Плохое здоровье населения является результатом сочетания серьезного загрязнения окружающей среды, плохой инфраструктуры и крайней нищеты. По данным одного опроса, проведенного в 2015 году, ряд крупных горнодобывающих центров в Кузбассе с населением более полумиллиона человек оказались в числе самых бедных городов Сибири. Город Кемерово оказался самым худшим, причем 56 процентов населения назвали себя «малообеспеченными», что означает, что у них денег хватает «только на продукты питания и предметы первой необходимости». «Малообеспеченные» составляют 55 процентов населения Барнаула и Новокузнецка, крупных центров горнодобывающей промышленности.

Заработная плата шахтеров зависит от того, насколько «выполнен план». Средняя зарплата за «выполненный план» (т.е. добычу определенного объема угля) составляет обычно около 25 тысяч рублей (437 долларов США) в месяц. Поскольку этой зарплаты не хватает на жизнь, а многие рабочие должны кормить семьи от трех до пяти человек, они вынуждены сильно рисковать собственной безопасностью, чтобы перевыполнить этот план. Но даже и в этом случае шахтеры получают среднюю зарплату в 35 тысяч рублей (603 доллара США). Другими словами, выполняя очень трудную и опасную работу, шахтеры и их семьи живут в условиях крайней нищеты.

На российских шахтах чрезвычайно распространены аварии со смертельным исходом. В период с 2004 по 2012 год произошло 10 крупных взрывов на шахтах, в результате которых погиб 391 шахтер. Среди крупнейших были взрыв на шахте «Ульяновская» в 2007 году, унесший жизни 110 шахтеров; катастрофа на шахте «Распадская» в 2010 году, в результате которой погиб 91 человек; и катастрофа на шахте «Северная», в результате которой погибло еще 36 человек.

Согласно публикации деловой газеты Ведомости 2016 года, только 8 из 70 шахт в России считались «неопасными». Тридцать восемь из них, производящих в общей сложности 18 миллионов тонн угля в год, считались, по мнению руководителей крупнейших угольных компаний России, «высоко опасными», а 12 назывались «крайне опасными».

В одном из весьма редких материалов на социальные темы, рассказывающем о ситуации в российском рабочем классе, журналистка онлайнового издания Такие дела посетила в ноябре 2017 года Междуреченск и поговорила с семьями шахтеров (см.: https://takiedela.ru/2017/11/tupikovyy-gorod/). Один молодой шахтер сказал ей, что для работодателей привычным стало удерживать значительную часть зарплаты шахтера: «Могут обмануть маленько. Вот, проедешь 200 метров200 метров [угольной разработки], должны заплатить 100 тысяч, а заплатят 80. Но ты не вернешь эти деньги, потому что ты обычный рабочий, тебя слушать никто не будет».

Практически весь город с населением в 50 тысяч человек зависит от шахт, которыми управляет Распадская угольная компания. Штаб-квартира компании находится в том же здании, где раньше располагался городской комитет КПСС. Рабочие рассказали журналистке: «Вот, как раньше нельзя было дурно писать про партию, так сейчас нельзя дурно писать про угольщиков!»

Распадская угольная компания является одним из ведущих российских производителей угля, под ее управлением находится шахта «Распадская», крупнейший подземный угольный рудник в стране. Компания печально известна своим пренебрежением базовыми мерами производственной безопасности, результатом чего стали десятки несчастных случаев за последние десятилетия. Худшим годом стал 2010, когда погиб 91 шахтер.

В 2013 году крупные доли компании были проданы владельцам крупнейшей международной угольной и металлургической компании EVRAZ: Роману Абрамовичу (личное состояние которого оценивается в 11,5 млрд долларов), Александру Фролову (2,4 млрд долларов) и Александру Абрамову (5,8 млрд долларов). Абрамович считается одним из приближенных к Путину олигархов. EVRAZ также владеет другой крупной угледобывающей компанией «Южкузбассуголь» в Кузбассе и шестью другими горнодобывающими предприятиями в Кемеровской области. В целом, EVRAZ контролирует ряд наиболее важных шахт в России и Восточной Украине.

Семья, с которой два вечера общалась журналистка издания Такие дела, была до такой степени бедна, что жена даже не смогла поставить на стол что-либо, кроме сладкого чая. В конце своей статьи журналистка отмечает:

«Через несколько дней мы созваниваемся с Екатериной, женой шахтера Юры. Она эмоционально, громко кричит в трубку: “Знаете, я вот много думала. Рабочий человек должен жить достойно! Вот именно это слово — достойно!” Резко понижает голос и добавляет тихо и устало: “Потому что на работниках земля держится. Мы ходим на работу, мы платим налоги. А вы пришли, мне даже на стол поставить нечего”».

Занимая около одной пятой земной суши, Россия богата природными ресурсами: на территории страны находится около 22 процентов мировых лесов, 20 процентов пресной воды и 16 процентов запасов полезных ископаемых. К последним относятся около 6 процентов нефтяных месторождений, треть мировых запасов природного газа, вторые по величине запасы угля, от 25 до 40 процентов мировых запасов золота и 10 процентов мировых запасов урана.

В настоящий момент почти все эти природные богатства контролируются несколькими олигархами — к большому огорчению западных компаний и, в особенности, американского империализма, которые фактически лишены возможности владеть этими сырьевыми ресурсами и эксплуатировать их. Почти все представители списка 30 самых богатых бизнесменов России, общее состояние которых оценивается на сумму более 200 миллиардов долларов, в той или другой степени связаны с добычей нефти, газа, алюминия, стали и угля. Не случайно, что некоторые из них стали сейчас мишенью американских санкций.

Их контроль над значительной долей общемировых природных ресурсов и эксплуатация ими российского рабочего класса, — то, что империализм после распада СССР рассчитывал иметь в своем активе без каких-либо ограничений, — является важнейшим экономическим мотивом неослабевающей кампании западных СМИ и, в особенности, правительства США против Путина и ближайших к нему олигархов.

В той мере, в какой империализм не может достичь своих целей посредством экономической войны и «операций по смене режима» в странах, граничащих с Россией, он будет прибегать — и уже активно готовится — к прямой военной агрессии, которая будет иметь катастрофические последствия для рабочего класса бывшего Советского Союза и всего мира.

По существу, трагедия в Кемерово и опасность империалистической мировой войны имеют одни и те же исторические и экономические корни: предательство Октябрьской революции сталинизмом, кульминацией чего стало массовое истребление нескольких поколений марксистов и троцкистов в 1930-е годы, а полвека спустя — упразднение СССР и реставрация капитализма.

Выход из этого исторического тупика социальной катастрофы и угрозы империалистической войны может быть найден только путем усвоения уроков преступлений сталинизма, а также опираясь на программу, стремящуюся объединить рабочий класс всего мира на социалистической основе. Для этого требуется разрыв с профсоюзами и всеми существующими буржуазными силами в России. Все они были соучастниками контрреволюции 1985-1991 годов и ужасных преступлений против рабочего класса, совершенных в этот и позднейший период. Необходимо также построение секции Международного Комитета Четвертого Интернационала, мирового троцкистского движения, в России и на всем пространстве бывшего СССР.