Баберовский признается в своей приверженности иконам правого экстремизма

Петер Шварц
23 июня 2017 г.

Спустя две недели после судебного проигрыша в Кельне профессор Йорг Баберовски опубликовал статью в Basler Zeitung (швейцарская газета на немецком языке), где солидаризировался со взглядами Армина Молера, одного из основоположников движения «новых правых».

Баберовски, преподающий историю в берлинском Университете имени Гумбольдта, провалился в своей попытке запретить Всеобщему студенческому комитету (Asta) Бременского университета называть его правым экстремистом и расистом. Его реакцией на проигрыш дела в суде стало то, что он открыто идентифицировал себя со знаковыми фигурами, являющимися иконами правого экстремизма.

В статье под названием «Человек — это не абстракция» Баберовски повторил заявление, сыгравшее решающую роль в ходе рассмотрения судебного дела в Кельне. В сентябре 2015 года он оправдывал свою оппозицию интеграции значительного числа беженцев, утверждая, что это может нарушить «традиционную преемственность, на которой мы стоим, и которая обеспечивает социальную стабильность и целостность». Согласно Баберовски, «общий опыт, чтение и размышления» образуют связующую ткань, соединяющую общество.

Уже первоначальное решение окружного суда в Кельне, которое по нескольким пунктам вынесло решение в пользу Баберовски, гласило, что эти слова позволяют называть его «правым радикалом». Две недели спустя Высший земельный суд в Кельне отверг его иск по всем пунктам.

Теперь Баберовски подтвердил свои крайне правые тезисы, опираясь при этом на автора, который возродил в послевоенную эпоху «фёлькиш-национализм 1920-х годов», и который сегодня признается «отцом-основателем» движения «новых правых», как писала об этом в июле 2016 года еженедельная газета Die Zeit.

Баберовски начинает свою статью цитатой из сборника работ Молера, опубликованного в 1990 году под названием Оскорбление либералов (Liberalenbeschimpfung): «Представление об автономной индивидуальности, которое так нежно любят либералы, является наихудшей из всех абстракций».

Затем он излагает дальнейший ход мыслей Молера. «Каждый человек стоит в цепи событий жизни, связан со своей семьей, друзьями и воспоминаниями, которые создают преемственность его существованию», — пишет он, делая далее следующий вывод: «Сутью консервативного мышления является то, что люди осознают себя принадлежащими к группам и в рамках преемственности традиций».

Представление о социальной общности как «основанной на первичных связях», в которой люди связаны «своей собственной группой, отношениями, соседями, религией или этническим происхождением» [sic!], как буквально формулирует Баберовски, относится в действительности к ключевым постулатам архиконсервативной и фашистской мысли. Основываясь на этом, нацисты выдвинули понятие «народной общности» (Volksgemeinschaft).

Тот факт, что Баберовски является крайне правым экстремистом и расистом, подчеркивается его солидарностью с подобными концепциями. Если раньше (к примеру, в интервью Frankfurter Allgemeine Zeitung 20 сентября 2015 года) он называл себя тем, кто представляет «либеральную точку зрения», то сейчас он нападает на либерализм, основываясь на идеях признанного фашиста.

Родившийся в 1920 году швейцарский публицист Армин Молер вступил в 1942 году в Германии в войска СС (Waffen-SS). После войны он примкнул к правым и крайне правым кругам. В течение некоторого времени он работал личным секретарем Эрнста Юнгера и, недолго, в качестве спичрайтера для лидера Христианско-социального союза Франца Йозефа Штрауса. Он принимал участие в создании крайне правой партии «Республиканцы», публиковался в правых экстремистских изданиях, таких как Junge Freiheit и Deutsche National-Zeitung, а также поддерживал Алена де Бенуа, основателя французского движения «Новые правые» (Nouvelle Droite).

Молера считают одним из наиболее авторитетных современных представителей «консервативной революции», — понятия, которое было выдвинуто им, и в формирование которого он внес немалую лепту. Под ним понимается целый ряд идеологических тенденций, отличающихся антилиберальными, антидемократическими и антиэгалитаристскими чертами, которые проложили дорогу национал-социализму в Веймарской Германии.

Молер, умерший в 2003 году, до конца своих дней сохранил приверженность собственной роли образцового фашиста. Когда газета Wochenzeitung в 1995 году задала ему вопрос, продолжает ли он до сих пор восхищаться Гитлером, он ответил: «Что значит восхищаться? Он, в конце концов, создал подлинное руководство. Кадры, которые он собирал вокруг себя, обладали стилем».

В том же году он сказал Leipziger Volkszeitung, что он был фашистом «в смысле Хосе Примо де Риверы», испанского диктатора и предшественника Франко во главе партии «Испанская фаланга». Он добавил: «Для меня фашизм — это когда разочарованные либералы и разочарованные социалисты объединятся вместе для чего-то нового. Из этого возникает то, что называют консервативной революцией».

Молер считается сегодня образцом для подражания в движениях вроде «Пегиды» и среди крайне правых элементов партии «Альтернатива для Германии». Гётц Кубичек, один из ведущих идеологов этих кругов, посвятил Молеру в 2003 году восторженный некролог, называя себя «учеником» Молера.

Баберовски не только соглашается с антилиберальными взглядами Молера, порывающими с идеями, выдвинутыми Просвещением и революциями в Америке и Франции о равенстве, свободе и самоопределении индивидуума («наихудшей из всех абстракций»). Подобно Молеру и его фашистским предшественникам, Баберовски также делает из этих взглядов авторитарные выводы.

«Либералы не могут представить себе, — пишет он, — что люди при авторитарных порядках имеют свободу действий, которой бы они не имели, если бы полагались на решения, которые ведут к открытости и неопределенности. Большая часть людей хочет безопасности, предсказуемости и стабильности. Они хотят только таких перемен, которые не ставят под вопрос их образ жизни».

Согласно Баберовски, только состоятельные и привилегированные — те, кто живет «в буржуазных кварталах.. где они находятся среди таких же, как они сами», — могут позволить себе либерализм и космополитизм. В отличие от них бедные, живущие в тяжелых условиях, нуждаются в авторитарном порядке и сообществе, «основанном на первичных связях», то есть в фашистском режиме.

Вызывает тревогу, что профессор Гумбольдского университета высказывает подобную приверженность авторитарным и крайне правым взглядам в Basler Zeitung—газете, входящей в медиа-империю швейцарского правого экстремиста Кристофа Блохера. Но еще хуже то, что администрация университета, а также целый ряд профессоров, до сих пор продолжают защищать Баберовски, утверждая, что его заявления не являются «правым экстремизмом» и объявляя критику его взглядов «неприемлемой».

Официальное заявление президиума Гумбольдского университета все еще находится на веб сайте университетской администрации. Организация «Интернациональная молодежь и студенты за социальное равенство» (ИМССР) обратилась к администрации университета с отрытым письмом, призывая официально удалить это заявление. Администрация подтвердила получение письма, однако не ответила на него и не удалила текст самого заявления. Ни один из 23 профессоров, кто подписал это заявление, не снял своей подписи. Это можно интерпретировать только как готовность защищать или, по меньшей мере, покрывать правые экстремистские взгляды.