Эта неделя в русской революции

24–30 июля: Контрреволюция поднимает голову

1 августа 2017 г.

После подавления июльского восстания в Петрограде объявлено о создании «правительства национального спасения» с неограниченными репрессивными полномочиями. Это правительство пользуется поддержкой не только всего спектра буржуазных и реакционных партий, но и народнических и оппортунистических партий в Петроградском Совете, которые хором требуют наведения «порядка». Смертная казнь восстановлена в армии, и Керенский, все более играющий роль Бонапарта, объявляет о том, что он «скует единство» страны «кровью и железом».

Официальная пресса громогласно угрожает большевикам, клеймит их «германофилами», которые получают «немецкое золото» от кайзера. Подписаны ордера на арест большевистских лидеров, большевистские газеты подвергаются цензуре. Большевиков объявляют виновными во всех проблемах страны — от дезорганизации экономической жизни и волнений в столице до военных поражений на фронте.

Нью-Йорк, 24 июля: Times приветствует диктатуру Керенского в России

New York Times приветствует диктатуру

В редакционной статье «Диктатура для России» (24 июля), а также в статьях на первой полосе выпусков газеты от 24 июля («Керенский становится диктатором России») и 25 июля («Правило Керенского — быть безжалостным»), New York Times с энтузиазмом поддерживает капиталистическую диктатуру в России и насилие, необходимое для обеспечения авторитарной власти.

«Выход из состояния паралича власти, — пишет Times в своей редакционной статье, — ведет через диктатуру, и если в России быть диктатору, то КЕРЕНСКИЙ, вероятно, является наилучшим кандидатом для осуществления верховной власти».

Times объясняет, что до сих пор Временное правительство могло бы быть успешным, «если бы оно сумело обеспечить послушание русского народа внутри страны и армий на фронте». Но этому препятствовал «яд социализма и радикализма», чья «инфекция распространялась до тех пор, пока ее не остановил КЕРЕНСКИЙ».

Times присоединяется к клевете против Ленина, называя его «германским агентом», которого «уже давно надо было лишить возможности озорничать». Однако более серьезным препятствием является сам социализм, чьи «идеи должны быть вытравлены или, по крайней мере, сурово подавлены в русских умах».

Непосредственный страх правящих кругов Америки, сформулированный Times, заключается в том, что мощный призыв к миру, исходящий от русской революции, может лишить империалистов Антанты Восточного фронта, позволив Германии и Австрии «уделить все свое внимание» Западному и Южному фронтам. Они боятся примера, который российские рабочие дали рабочему классу и угнетенным массам в США и по всему миру.

Times бесстыдно выдвигает предложения о подавлении масс. Являясь рупором благочестивой риторики Вильсона о «войне за демократию», Times, как и сам американский президент, демонстрирует свою готовность раздавить свободу, когда та противоречит интересам американского капитализма.

Оттава, 24 июля: Канадский парламент принимает закон о военной повинности

Демонстрация против призыва в армию на площади Виктории, май 1917 г.

Палата общин одобряет «Закон о военной службе», что позволяет консервативному правительству Роберта Бордена начать призыв в армию. Борден, отказавшись от прежней политики по добровольному призыву в армию, ввел эту меру еще 18 мая, чтобы компенсировать рост числа убитых и раненых канадцев на Западном фронте в Европе и сокращение числа добровольцев. Почти сразу после объявления об этом новом порядке по всей Канаде вспыхнули демонстрации, в частности, крупный митинг состоялся в Монреале 24 мая.

Дебаты последних недель усилили разногласия внутри страны. Между английской и французской Канадой всегда существовали трения. Перспектива насильственного призыва в армию молодежи из франкоязычного Квебека, где сильна оппозиция против войны, разжигает массовое недовольство. Многие депутаты от Либеральной партии переходят на сторону тори, в результате чего сокращается оппозиционная группа либералов под руководством бывшего премьер-министра Уилфрида Лорье. Во время голосования в парламенте почти все англоязычные депутаты поддерживают введение воинской повинности, в то время как большинство депутатов из франкоязычных районов выступают против нее. На следующий день министр финансов Томас Уайт вносит в парламент законопроект о подоходном налоге, чтобы помочь собрать средства для ведения войны. Представленный в качестве временной меры, этот первый в истории страны подоходный налог останется в силе навсегда.

Однако в англоязычной Канаде также существует оппозиция против призыва. Основная поддержка войны исходит от правящей элиты и недавних иммигрантов из Британии.

Главный страх правящего класса вызван тем, что обширная оппозиция против повинности грозит породить массовое антивоенное движение. «В провинции Квебек люди взволнованы, — пишет Бордену монсиньор Брушези, католический архиепископ Монреаля. — Мы можем ожидать прискорбные восстания. Не закончится ли это кровопролитием?»

25 июля (12 июля по ст. ст.): На российском фронте восстановлена смертная казнь

Левая эсерка Мария Спиридонова

Вслед за «июльским восстанием» резко ограничены многие права и свободы, гарантированные Февральской революцией. Самой непопулярной контрреволюционной мерой является восстановление смертной казни на фронте, отмененной после краха царизма.

Командирам предоставляется право открывать огонь по солдатам, отказывающимся подчиняться приказам. Тем временем Временное правительство создает армейские «военно-революционные суды», уполномоченные приговаривать к смертной казни. Решения этих судов не подлежат обжалованию. Осужденный солдат должен быть немедленно расстрелян.

Восстановление смертной казни оказывает глубокое влияние на сознание рядовых солдат, которые видят в этом возвращение старой тирании. Провоенные партии, которые поддерживают это решение, дискредитированы среди солдат. Введение смертной казни резко обостряет внутренние разногласия в народнической партии социалистов-революционеров, в значительной степени базирующейся на крестьянстве. В то время как правое крыло эсеров состоит из открытых милитаристов, левое крыло партии возмущено этой политикой.

Известный левый эсер Мария Спиридонова осуждает эту меру как «величайший позор», как «организованное судебное убийство» и как отказ от принципов партии эсеров. Среди солдат начинается быстрый сдвиг влево. Подорвана массовая база «умеренных» социалистических партий, которые пользовались массовой поддержкой после Февральской революции.

Родившаяся в дворянской семье, Спиридонова смертельно ранила в 1906 году ненавистного царского полицейского чиновника Г. Н. Луженовского, чем потрясла общественное мнение всей России. Смелость ее поступка, равно как и жестокие полицейские пытки над молодой девушкой, сделали Спиридонову народным героем в некоторых радикальных кругах. Она была сослана в Сибирь, где провела 11 лет, и вышла на свободу после Февральской революции. Спиридонова является сейчас одним из вождей левых эсеров, которые тяготели к большевикам в период, предшествовавший Октябрьской революции, но повернулись против них в 1918 году.

Дублин, 25 июля: Первое заседание Ирландской конвенции

Джон Редмонд, около 1916 г.

Девяносто пять делегатов от политических партий и культурных организаций, а также другие известные общественные лица, собираются в Тринити-колледже на первое заседание Ирландской конвенции. Конвенция созвана премьер-министром Великобритании Ллойд Джорджем в отчаянной попытке обеспечить мирное урегулирование, которое удержало бы Ирландию в составе Британской империи.

Партия «Шинн Фейн», которая в этом году уже выиграла три кампании по перевыборам, противостоя Ирландской парламентской партии, бойкотирует собрание, потому что в правилах созыва конвенции говорится, что Ирландия должна оставаться частью империи. Ирландская партия по-прежнему располагает большинством мест от Ирландии в британской палате общин. На протяжении десятилетий она была главным сторонником конституционного урегулирования, которое сохраняет Гомруль (местную автономию) в Дублине и гарантирует позиции Ирландии внутри империи. Лидером партии является Джон Редмонд, активно поддерживающий военные усилия Великобритании. Он успешно завоевал поддержку «Ирландских волонтеров», — ополченцев, набранных до войны для обеспечения автономии Ирландии, — и добился их присоединения к британской армии.

Британская палата общин приняла законопроект о Гомруле в мае 1914 года, и в сентябре того же года самоуправление официально вступило в силу. Однако Гомруль был приостановлен на время войны. Юнионисты (патриоты Британии) в Ольстере во главе с Эдвардом Карсоном, поддержавшим правительство Ллойд Джорджа, критиковали законопроект 1914 года, а теперь выступают против самостоятельного ирландского парламента, если юнионистам не будут предоставлены там гарантии меньшинства.

Главной причиной торопливости Ллойд Джорджа является быстрая радикализация ирландских рабочих и представителей промежуточных прослоек. Общественное мнение решительно качнулось против Великобритании после жестокого подавления Пасхального восстания в 1916 году, включая хладнокровную казнь 12 вождей восстания. Кроме того, «Ирландские волонтеры», которых Редмонд помог присоединить в британской армии, понесли тяжелые потери. Введение воинской повинности в Ирландии постоянно откладывается, поскольку политические деятели опасаются негативной реакции со стороны все более воинственно настроенного рабочего класса.

Петроград, 26-27 июля (13-14 июля по ст. ст.): Большевистское руководство обсуждает лозунг «Вся власть Советам»

Расширенное заседание Центрального комитета большевистской партии после обсуждения отвергает предложение Ленина снять лозунг «Вся власть Советам». В своей статье К лозунгам Ленин утверждает, что эта формула устарела после июльского восстания и последующей контрреволюции.

«Свержение буржуазной контрреволюции не может дать ничто, никакая сила, кроме революционного пролетариата… Советы могут и должны будут появиться в этой новой революции, но не теперешние Советы, не органы соглашательства с буржуазией, а органы революционной борьбы с ней. Что мы и тогда будем за построение всего государства по типу Советов, это так. Это не вопрос о Советах вообще, а вопрос о борьбе с данной контрреволюцией и с предательством данных Советов».

Однако основная часть руководства большевистской партии отказывается снять лозунг, остающийся наиболее популярным среди питерских рабочих и солдат.

Нью-Йорк, 28 июля: Молчаливый марш против «расового бунта» в Восточном Сент-Луисе

Шествие по Пятой авеню

Около 8 тысяч человек проходят по Пятой авеню в Нью-Йорке, чтобы выразить свой протест против недавнего расистского погрома в Восточном Сент-Луисе, в результате которого погибли десятки афроамериканцев. Они также протестуют против недавних линчеваний и других актов расового насилия.

Марш, организованный культурно-политическим клубом W.E.B DuBois и Национальной ассоциацией содействия прогрессу цветного населения (NAACP), проходит в напряженном молчании в память о жертвах в Восточном Сент-Луисе. Демонстрация направлена на то, чтобы вынудить президента Вильсона принять федеральный закон, позволяющий прекратить эпидемию линчеваний, в результате которых за последние десятилетия погибли тысячи афроамериканцев. Вильсон, недавно восстановивший сегрегацию рабочей силы, занятой на службе в федеральном правительстве, не пойдет на это.

Полиция Нью-Йорка конфискует знамя, на котором изображена афроамериканская женщина вместе с двумя маленькими детьми, на коленях умоляющая Вильсона. Подпись под рисунком гласит: «Г-н Президент, почему бы не сделать Америку безопасной для демократии?»

Лондон, 28 июля: Толпа правых молодчиков насильственно разгоняет антивоенный митинг

Церковь Братства

Заседание Совета трудящихся и солдат в церкви Братства в северном Лондоне жестоко разогнано правой толпой, поющей гимн «Правь, Британия!»

Совет был создан по итогам конференции 3 июня в Лидсе, на которой было заявлено о поддержке Февральской революции. Политическое руководство конференции и Совета трудящихся и солдат находится в руках политиков и профсоюзных активистов Лейбористской партии, которые занимают оборонческую линию, выдвинутую русскими меньшевиками для оправдания и продолжения войны во имя достижения демократического мира.

Место собрания связано с христианским социализмом, здесь уже давно проводятся социалистические и антивоенные митинги. В 1907 году в церкви Братства состоялся Лондонский съезд Российской социал-демократической рабочей партии, в котором принимали участие Ленин, Троцкий, Плеханов и Люксембург.

Особое подразделение полиции и правые газеты организуют этот погром, в котором участвует несколько тысяч человек. Начальник Особого подразделение Базиль Томсон записал в своем дневнике 27 июля: «Завтра мы им покажем кузькину мать. Я сообщил об этом собрании в газету Daily Express, и ожидается большое сопротивление».

Философ Бертран Рассел, делегат собрания, вспоминая позднее о том, что произошло, писал: «Толпа во главе с несколькими офицерами ворвалась в зал. Все, кроме офицеров, были более или менее пьяны. Самые бешеные хулиганы использовали деревянные доски с ржавыми гвоздями. Офицеры попытались заставить женщин уйти, чтобы они могли поступить так, как они хотят с пацифистами-мужчинами, которых они, должно быть, считают трусами».

Рассел продолжил: «Каждый должен был спасаться, как мог, в то время как полицейские стояли в стороне. Две пьяные женщины начали бить меня своими досками, полными гвоздей. Пока я думал, как защититься от такого нападения, одна из наших дам подошла к полиции и попросила их защитить меня. Полицейский просто пожал плечами. Но он выдающийся философ, — сказала леди. Полицейскому все равно. Но он известен во всем мире как образованный человек, — продолжила она. Полицейские не шевелятся. Но он брат герцога, — закричала, наконец, женщина. После этих слов полиция бросилась мне на помощь. Они прибыли, однако, слишком поздно, чтобы оказать мне помощь, и я обязан своей жизнью молодой незнакомой женщине, которая встала между мной и хулиганами, дав мне время скрыться».

Полиция арестовала только одного человека, который оказался делегатом этого митинга. Внутреннее убранство церкви было полностью разгромлено толпой.

Вашингтон, 29 июля: Гомперс созывает AALD, обязуясь бороться с влиянием социализма

Заголовок в New York Times, восхваляющий провоенную позицию Гомперса

В Вашингтоне собирается Американская ассоциация за труд и демократию (AALD) во главе с президентом АФТ Сэмюэлем Гомперсом. Новая организация, высшие посты в которой занимают поддерживающие войну профсоюзные бюрократы и бывшие радикалы, обязуется напрячь промышленность, подавить забастовки и бороться с влиянием социализма и антивоенных настроений среди американских рабочих.

Согласно New York Times, AALD считает, что «успех присутствующей в стране социалистической пропаганды работает на благо врагов нации». Чтобы противостоять социализму, AALD «обратит внимание на рабочий активизм по всей территории страны... с целью максимально укрепить промышленную мощь нации».

Позже Гомперс вспоминал: «Мы разработали план объединения в одну организацию представителей американского профсоюзного движения и представителей так называемых радикальных организаций. Члены этих организаций согласились отложить на время войны любые разногласия в отношении процедур и сплотиться в защиту основополагающих принципов, на которых стоит наше правительство».

Усилия АФТ и AALD по сдерживанию американской классовой борьбы сталкиваются с затруднениями. На этой неделе бастуют горняки Верхнего полуострова штата Мичиган, угольщики в Нью-Йорке и железнодорожники в Чикаго, остановившие движение на 19 железных дорогах. Забастовки в медно-добывающей промышленности привели к остановке производства меди и вызвали депортацию сотен рабочих-членов ИРМ (Индустриальных рабочих мира) из города Бисби в штате Аризона. Угроза остановки лесозаготовок ведет еще к одной депортации членов ИРМ из города Бемиджи в штате Миннесота.

Хельсинки, 30 июля (17 июля по ст. ст.): Временное правительство распускает финский парламент

Буржуазные защитники порядка во время восстания на площади Хаканиеми 2 августа 1906 г.

Четыре министра Временного правительства — Керенский, Чернов, Скобелев и Церетели — решают силой распустить Сейм (парламент Финляндии). Финские социал-демократы располагают большинством в 103 места в 200-местном законодательном органе. Это решение принимается после того, как Сейм 5 июня объявил себя суверенной властью в Финляндии, за исключением внешнеполитических и военных вопросов.

Роспуск Сейма отражает поддержку меньшевиками и эсерами системы национального гнета, созданной царским режимом. На призыв поддержать Сейм, с которым социал-демократы Финляндии обратились к своим русским товарищам во Временном правительстве, российские меньшевики и эсеры ответили солдатскими штыками. Начальник штаба ставки генерал Лукомский предупреждает, что любое сопротивление российским войскам приведет к тому, что финские города, в том числе столица Гельсингфорс (Хельсинки), будут разгромлены.

Финляндия стала частью Российской империи в начала XIX века, когда царь Александр I отобрал ее у Швеции. Рабочие Хельсинки были вдохновлены русской революцией 1905 года, начали восстание и сформировали красную гвардию. В 1906 году, когда продолжались массовые народные выступления, царь был вынужден провести ограниченные парламентские реформы.

Парламент Финляндии был фактически бессилен, поскольку царь не был обязан признавать какие-либо его законы. В Финляндии преобладают настроения в пользу отделения от России, хотя между буржуазными партиями и социал-демократами существуют классовые разногласия, которые вскоре перерастут в гражданскую войну. Между тем буржуазные партии поддерживают подавление социал-демократического Сейма.

Троцкий позже писал в своей Истории русской революции, что «правительство торжественным манифестом, представлявшим даже в стилистическом отношении плагиат у монархии, распустило Сейм и в день начала наступления на фронте поставило у дверей финляндского парламента снятых с фронта русских солдат. Так революционные массы России получили на пути к Октябрю неплохой урок насчет того, какое условное место занимают принципы демократии в борьбе классовых сил».

Оппозиция решению Временного правительства о закрытии Сейма быстро растет. К началу сентября заседание Совета солдат Финляндии объявляет о предоставлении Сейму военной помощи в том случае, если его партии решат возобновить парламентские заседания.

Восточная Африка, 30 июля: Тяжелые бои вынуждают германские колониальные войска отступить

Карта военных действий в Восточной Африке

Наступление союзных войск под командованием южноафриканского генерала Якоба ван Девентера втягивает немецкие войска в тяжелые бои на территории Восточной Африки, контролируемой Германией. Немецкие силы, состоящие из немецких солдат и колониальных рекрутов, вынуждены отступить.

Война в Восточной Африке выросла из межимпериалистического соперничества, развившегося во время борьбы за Африку до 1914 года. Военные действия ведутся на площади в 750 тысяч квадратных миль, что в три раза превышает размеры германского рейха. Германским войскам противостоят бельгийские, португальские и британские войска. Британские войска состоят в основном из южноафриканских солдат, индийцев и солдат, набранных в других британских колониях Африки.

Германия пытается противостоять продвижению союзников в немецкую Восточную Африку (современную Танзанию), в то время как бельгийские и португальские войска ведут борьбу по защите своих колониальных владений в Конго и Мозамбике. Британия пытается расширить свою зону контроля, наступая из своих колоний в британской Восточной Африке (Кения) и Родезии (Замбия и Зимбабве).

Помимо примерно 150 тысяч союзных войск, которые вовлечены в кампанию в Восточной Африке до самого конца войны, британцы также призвали около миллиона африканцев, чтобы служить носильщиками и снабжать войска в трудной, перекрестной местности. Медицинская помощь практически отсутствует, и от болезней гибнет больше людей, чем в результате боевых действий. По меньшей мере, 95 тысяч носильщиков, включая каждого из восьми взрослых мужчин из британской Восточной Африки, погибают в ходе конфликта, который также уносит жизни более 11 тысяч британских солдат.

Отражая высокомерное презрение британского правящего класса по отношению к своим колониальным подданным, один чиновник замечает о восточноафриканской кампании, что она «не была скандальной лишь потому, что люди, которые пострадали больше всего, это носильщики, а кто, в конце концов, беспокоится о туземных носильщиках?»

Бразилия: Забастовки по всей стране

Рабочая демонстрация в Сан-Пауло, 1917 г.

В Сан-Пауло, крупнейшем промышленном центре Бразилии, более 50 тысяч рабочих из всех отраслей экономики парализовали производство, торговлю и общественный транспорт. Рабочие районы Брас, Моока и Ипиранга находятся в руках забастовщиков, организованных в Комитет защиты пролетариата.

С начала июня в Бразилии в основных промышленных центрах прошла волна забастовок. Страна сильно зависит от промышленного импорта из передовых воюющих стран. Сейчас она переживает промышленный бум, главным образом в южном и юго-восточном регионах, питаемый капиталом, накопленным от экспорта кофе — основного товара, на котором держится торговля Бразилии.

Плохие условия труда, низкая заработная плата и растущая стоимость жизни являются основными проблемами бразильских рабочих, которые в основном сосредоточены в текстильной и пищевой промышленности. В рабочей среде доминируют европейские иммигранты и их дети, которые приехали работать на кофейных плантациях, а затем потянулись в промышленность. Основным политическим течением среди бразильских рабочих является анархо-синдикализм. Нынешняя забастовочная волна началась среди неорганизованных в профсоюзы женщин-ткачих.

После неудачных попыток сдержать движение мэр Сан-Пауло Вашингтон Луис усилил полицейские репрессии, что привело к убийству испанского сапожника Хосе Мартинеса. Забастовочное движение ширится по городу, и везде слышатся возгласы: «Долой репрессии! Долой репрессии!» Правительство мобилизует войска и отправляет два военных корабля в портовый город Сантус.

Расстрел 12-летней девочки в районе Барра-Фунда накаляет атмосферу. Армия выставляет вооруженные пулеметами посты на входах в богатые кварталы, заселенные фабрикантами Сан-Пауло.

Вдохновленные Февральской революцией в России, забастовщики пытаются завоевать солдат на свою сторону, убеждая их в том, что их эксплуатируют, что их интересы такие же, как и у рабочего класса.

Продолжается рост забастовочного движения. Происходит массовая приостановка работы в Рио-де-Жанейро, в индустриальных центрах Кампинас и Рибейран-Прету, а также в Рио-Гранди-ду-Сул на юге Бразилии, самом промышленно развитым штате в Бразилии после Сан-Пауло и Рио-де-Жанейро. Рабочие требуют повышения зарплаты, восьмичасового рабочего дня для мужчин и шестичасового для женщин и детей, снижения цен на продукты питания, ограничения цен на хлеб, сокращения арендной платы за жилье и тарифов на транспорт.

Также в этом месяце: Научный прорыв в Гёттингене

Пауль Шеррер

Сто лет назад в июле 1917 года Петер Дебай и Пауль Шеррер в Гёттингенском университете (Германия) разработали метод анализа веществ с использованием рентгеновской дифракции кристаллических порошков. Примерно в то же время Альберт Халл в лаборатории компании General Electric в городе Скенектади штата Нью-Йорк разработал аналогичный метод. Этот метод использует облучение порошка вещества, который отражает луч света в зависимости от формы кристаллов, тем самым раскрывая информацию о микроскопической структуре этого вещества.

Разработка метода порошковой дифракции представляет собой значительный научный прорыв, который будет широко использоваться впоследствии. 4 декабря 1915 года Шеррер представил работу в журнале Physikalische Zeitschrift, где использовал этот метод для изучения физической структуры фторида лития. Вторая его статья, датированная 28 мая 1916 года, анализировала дифракцию в жидкостях. В третьей статье, написанной 18 июля 1917 года, была установлена физическая структура графита — гексагональные квадраты. 27-летний Шеррер работает над своей диссертацией под научным руководством Дебая.

Также в этом году: Поэт Гуго Зонненшайн выражает сочувствие русской революции

Гуго Зонненшайн

В этом году «лишенный гражданства» поэт и пацифист Гуго Зонненшайн (1889-1953) работает над книгой стихов Почва Земли. В стихах он протестует против войны и выражает свое сочувствие русской революции. В книге есть портрет автора, нарисованный художником Эгоном Шиле. Также в нее вошло следующее стихотворение, названное Песня 17-го полка:

Слушай, солдат, твои братья
Ведут войну за мир,
Проснись! Опусти винтовку,
Братья, таким путем помогите нам победить:

В борьбе за права человека
Против тирании, которая порабощает нас —
Вставай, солдат!

Долго, дети всех стран,
Тщетно проливали вы свою кровь.
Гоните угнетателей!
Кто дал им право
Судить о жизни и смерти?!
Вставай, солдат!

Свободная Земля принадлежит нам,
Солнечный свет — наш,
Восстань, чтобы каждый стал свободным,
Равные права и равная ответственность!
Посмотрите, как дрожат тираны,
Когда они чувствуют нашу волю!
Вставай, солдат!

Слушайте, солдаты, ваши братья
Идут на последнюю войну;
Станьте снова мужчинами.

Велика наша победа
В борьбе за права человека
Против тиранов, которые порабощают нас!
Вставай, солдат!

Книга запрещена цензорами и не увидит в свет вплоть до 1920 года.

Зонненшайн, сын еврейского крестьянина, родился в 1889 году в деревне Гая, недалеко от Брно, в Словакии. Он начал писать стихи еще школьником. Будучи «дезертиром от буржуазии», он жил бродяжьей жизнью, такой, какой ее идеализировали в Европе до Первой мировой войны. Он считал себя чужаком и повстанцем по убеждению. В автобиографическом наброске он назвал себя «человеком, являющимся бродягой и ублюдком, между расами, культурами и классами, нереальной фигурой, без страны». Его стихи публикуются в журнале Франца Пфемферта Die Action; он также печатается в других левых изданиях.

В 1914 году Зонненшайн был отправлен пехотинцем на Балканский фронт, но его неоднократно арестовывают за пацифистские выходки. Его Легенда о мировом дегенерате Сонка выходит в 1920 году и считается его лучшей работой. С этого времени он подписывается псевдонимом Сонка или Брат Сонка.

В 1918 году он с радостью приветствует Октябрьскую революцию и записывается в отряд Красной гвардии в Вене. Потом едет в Прагу и становится одним из основателей Коммунистической партии Чехословакии. Летом 1920 года он поехал в Москву делегатом Второго Всемирного конгресса Коммунистического Интернационала и встретился с Лениным и Троцким, с которым он позже часто переписывался. Зонненшайн присоединяется к Левой оппозиции, в 1927 году его исключают из партии за защиту Троцкого. Троцкий пишет о Сонке в 1930 году: «Во-первых, автор — поэт; во-вторых, его взгляды довольно далеки от коммунистов. Но Маркс однажды сказал: “Поэты — странные люди”. Он вовсе не имел в виду оскорбить поэтов, ведь он писал о Фрейлиграте».

В марте 1934 года фашистское правительство Австрии объявило Гуго Зонненшайна «назойливым иностранцем». Он был депортирован в Чехословакию и после вторжения немецких войск был арестован Гестапо и депортирован в Освенцим в 1943 году, где погибла его жена. После своего освобождения Красной армией он возвращается в Прагу. Сталинский режим арестовывает его по абсурдному обвинению, будто он сотрудничал с Гестапо во время Второй мировой войны. Он приговорен к 20 годам лишения свободы, и умирает в тюрьме Миров в 1953 году.