Эта неделя в русской революции

25–31 декабря 1917: Советское правительство национализирует банки

20 января 2018 г.

Завершается 1917 год, а положение русской революции крайне нестабильно. Новому Советскому правительству со всех сторон угрожают враждебные армии, голод, анархия и контрреволюционные интриги. Между тем бушует империалистическая война, а Октябрьское восстание мобилизует революционную борьбу во всем мире.

К концу великой войны в ноябре 1918 года этот конфликт унесет жизни 18 миллионов человек. Результатом мировой бойни являются также 23 миллиона раненых и увеченных.

Харьков, 25 декабря (12 декабря по ст. ст.): Провозглашение Украинской Народной Республики Советов

Евгения Бош — ведущий большевистский революционер; сыграла центральную роль в борьбе за советскую власть на Украине. Позднее присоединилась к Левой оппозиции; покончила жизнь самоубийством в 1925 году

Первый Всеукраинский съезд Советов в Харькове провозглашает создание Украинской Народной Республики Советов (УНРС; первоначальное официальное название — Украинская Народная Республика Советов рабочих, крестьянских, солдатских и казачьих депутатов. УНРС создается в противовес Украинской Народной Республике (УНР), которая была создана Центральной Радой в Киеве несколько недель назад.

В отличие от западной и отчасти центральной Украины украинское национальное движение довольно слабо в восточных районах страны, особенно в крупных промышленных центрах, таких как Харьков. Здесь рабочий класс в значительной степени русского и еврейского происхождения. Он рассматривает проект независимого украинского национального государства и сопутствующую национализму украинизацию с безразличием, если не враждебностью. Большевики и левые эсеры имеют гораздо более широкую базу поддержки на востоке и, до некоторой степени, юге страны, чем среди крестьян центральных и западных областей.

Всеукраинский съезд Советов созван по инициативе большевиков, которые всего несколько недель тому назад образовали свою отдельную украинскую партию. Первоначально Съезд собрался в Киеве, но большевики перенесли его в Харьков, чтобы избавиться от незваного присутствия 670 делегатов от «Крестьянского союза» и 905 делегатов от украинизированных полков. Ко времени открытия Съезда в Харькове 24 декабря (11 декабря по ст. ст.) тысячи красногвардейцев под руководством Владимира Антонова-Овсеенко организованы в городе, чтобы сражаться против белых войск генерала Каледина. 1 января (19 декабря по ст. ст.) Совнарком РСФСР в Петрограде признает УНРС единственным законным правительством в Украине.

В состав правительства УНРС входят: Евгения Бош — нарком внутренних дел; Федор Сергеев (Артем), российско-австралийский революционер — нарком торговли; и Николай Скрыпник — народный комиссар труда.

В период с декабря 1917 года по январь 1918 года советская власть создана в ряде других промышленных центров на востоке и юге Украины. Однако после подписания мирного договора с Германией украинские Советы разогнаны немецкими и австро-венгерскими войсками, которые действуют совместно с Центральной Радой в Киеве. Для восстановления советской власти на Украине потребуется еще несколько лет Гражданской войны.

Калькутта, 26 декабря: Президентом Индийского национального конгресса избрана Анни Безант на фоне роста сопротивления британскому империализму

Анни Безант, Генри Олкотт (слева) и Чарльз Ледбитер (справа), 1905 г.

Анни Безант, имеющая британское гражданство, избрана в этот день президентом Индийского национального конгресса (ИНК) на его 32-м съезде в Калькутте.

Живущая в Британской Индии Безант избрана президентом ИНК, несмотря на то, что правительство Великобритании запретило ей принимать участие в политической деятельности. «Впервые в истории Конгресса вы избрали в качестве вашего президента того, кто, когда ваш выбор был сделан, находился под строгим запретом правительства, и который был интернирован как человек, опасный для общественной безопасности», — заявляет Безант в своем первом выступлении в роли президента.

Избрание Безант свидетельствуют о растущей оппозиции в отношении метрополии среди нарождающейся англоязычной индийской буржуазии и профессиональной элиты, до сих пор являвшейся ключевой опорой британского правления в Индии.

Безант была президентом Теософического общества и основала индийское Движение за гомруль [самоуправление] в сентябре 1916 года. Беря пример с ирландского движения за гомруль, индийское движение выступает за самостоятельность Индии в рамках Британской империи, наподобие Канады и Австралии.

Безант, родившаяся в 1847 году в Лондоне, участвовала в различных социально-реформаторских движениях, включая секуляризм, права женщин и Фабианское общество. Она была когда-то близка к ученому Эдуарду Эвелингу, мужу Элеонор Маркс, младшей дочери Карла Маркса. 13 ноября 1887 года она стала свидетелем жестокого нападения британской полиции и армии на требующих работы лондонских рабочих, которое стали называть «Кровавым воскресеньем». После переезда в Индию она выступала за различные реформы в рамках капитализма. Безант поддержала Первую мировую войну как битву за «демократию» против самодержавия центрально-европейских держав.

Власть Британской империи на обширном индийском субконтиненте слабеет. Колониальная администрация путем взяток или принуждения вовлекла в войну более 1,2 миллиона индийцев, в том числе 477 тысяч вспомогательных сотрудников, отправив их в Европу и на Ближний Восток в качестве пушечного мяса в империалистической войне.

Лондон извлек из Индии огромные суммы, общим счетом около 130 миллионов фунтов стерлингов (в сегодняшний ценах — не менее 9 миллиардов фунтов стерлингов). Во время парламентских дебатов в июне 1917 года британский министр иностранных дел лорд Бальфур открыто заявил, что Индию «раздели донага для военных целей».

Британцы также отправили большое количество продовольствия и фуража из Индии в Ирак и на другие фронты, создав угрозу голода во многих частях страны.

Эти условия привели к обострению социальных антагонизмов и к росту протестов. Колониальная администрация реагирует на эти восстания и протесты сочетанием репрессий и уступок. В августе 1917 года, в ответ на социальные потрясения на всем субконтиненте, британский министр по делам Индии Эдвин Монтэгю был вынужден признать, что в каком-то достаточно далеком будущем в Индии будет свое «ответственное правительство» — явная уступка требованиям о гомруле.

Вашингтон, 26 декабря: Вильсон берет железные дороги под федеральный контроль

На этой карикатуре августа 1919 года изображена национализация Вильсоном железных дорог. Подпись гласит: «Отдай мне эти железные дороги!»

Действуя в соответствии с Федеральным законом о владении и контроле, президент США Вудро Вильсон берет железнодорожный транспорт под федеральный контроль. Министр финансов Уильям Макаду назначен генеральным директором железных дорог, и огромная национальная железнодорожная сеть — крупнейшая в мире — разделена на три региона: Восток, Юг и Запад.

Этот шаг направлен на преодоление анархии «свободного рынка» в контексте американского вступления в мировую войну и военной мобилизации. В поставках царит хаос. В отсутствие гарантий прибыли владельцы путей не могут обеспечить своевременную доставку товаров для военной промышленности и даже обеспечить бесперебойные поставки угля и другого топлива, что ведет к «угольному голоду» в сфере отопления жилых домов, и даже к ряду смертей во время этого холодного рождественского сезона. Более того, централизация железнодорожных путей грозит поставить вопрос о посылке солдат для расправы над стачками железнодорожников.

Эта мера Вильсона имеет еще одно непредвиденное и нежеланное для правительства последствие. Усиливаются требования рядовых рабочих о полной национализации железнодорожной и угольной промышленности и, тем самым, устранения мотива прибыли в этих базовых отраслях. Рабочие спрашивают себя: «Если для рационального управления промышленностью можно отстранить владельцев на время войны, то почему не сделать это и в мирное время?» Профсоюз горняков включает требование о национализации в свою программу будущих переговоров с владельцами.

Вильсон не намерен заходить так далеко. С окончанием войны железнодорожные бароны будут восстановлены в полных правах над своими монополиями и получат гарантированную прибыль за использование железных дорог в военное время.

Вашингтон, 30 декабря: Вильсон приказывает внести 500 тысяч немцев-американцев в список «враждебных чужаков»

Регистрационная карточка 90-летнего Александра Вальтера из Канзас-Сити. Вальтер родился в Ганновере, Германия, в 1828 году, и был ветераном гражданской войны в США, то есть воевал на стороне северян. Фото из Национального архива в Канзас-Сити

Администрация Вильсона объявляет, что в течение недели, начиная 4 февраля 1918 года, примерно 500 тысяч уроженцев Германии должны встать на регистрацию и сдать отпечатки пальцев. Генеральный прокурор Грегори определил в качестве «вражеских чужаков» всех рожденных в Германии мужчин, проживающих в США, старше 14 лет, которые еще не получили американское гражданство. После регистрации в полиции или в магистратурах полмиллиона немецких иммигрантов будут вынуждены постоянно носить при себе такие регистрационные карточки.

Газета New York Times расхваливает этот указ на том основании, что немецкие иммигранты являются источником «вражеских заговоров и пропаганды», поощряя также «газеты и граждан» к тому, чтобы помогать в реализации этого указа:

«Регистрация соберет подробную информацию о деловых сношениях и привычках каждого немца, а также его фотографию и отпечатки пальцев. После регистрации он должен носить при себе регистрационную карточку и не может менять свое место жительства без разрешения полиции или почтмейстера. Нарушение правил будет наказываться интернированием на время войны… Полученная информация особенно важна для чиновников в борьбе с вражескими заговорами и пропагандой и для обнаружения тех немцев, за которыми надо внимательно следить. Задача особенно велика в городах, где имеется большое население из Германии; газеты и граждане должны оказывать помощь со своей стороны».

Россия, 27 декабря (14 декабря по ст. ст.): Центральный Исполнительный Комитет принимает Декрет о национализации банков

Ленин, 1918 г.

27 (14) декабря вооруженные отряды Красной гвардии проводят скоординированную операцию по установлению контроля над всеми банками и кредитными учреждениями в Петрограде. Центральный Исполнительный Комитет принимает следующую резолюцию:

«В интересах правильной организации народного хозяйства, в интересах решительного искоренения банковой спекуляции и всемерного освобождения рабочих, крестьян и всего трудящегося населения от эксплуатации банковым капиталом и в целях образования подлинно служащего интересам народа и беднейших классов — единого народного банка Российской Республики, Центральный Исполнительный Комитет постановляет:

1) Банковое дело объявляется государственной монополией.

2) Все ныне существующие частные акционерные банки и банкирские конторы объединяются с Государственным банком.

3) Активы и пассивы ликвидируемых предприятий перенимаются Государственным банком.

4) Порядок слияния частных банков с Государственным банком определяется особым декретом.

5) Временное управление делами частных банков передается совету Государственного банка.

6) Интересы мелких вкладчиков будут целиком обеспечены» (см.: http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/DEKRET/banks.htm).

Между тем Ленин разрабатывает планы по осуществлению еще более радикальных чрезвычайных мер, направленных на борьбу с критической продовольственной ситуацией и угрозой голода.

Среди этих мер — проект декрета о том, что в отношении всех крупных компаний упраздняется коммерческая тайна, и отныне они действуют в общественных интересах. Крупные компании и богатые люди должны будут представлять еженедельные отчеты советским властям относительно своей деятельности и финансов. Все крупные состояния и запасы наличных денег должны быть выведены из обращения, а изъятия разрешены только для предметов первой необходимости. Кроме того, долги по всем внешним займам аннулируются. Чтобы помочь в управлении распределением продуктов питания, находящихся в остром дефиците, каждый советский гражданин должен стать членом потребительского кооператива.

В дополнении к этому Ленин предлагает ввести всеобщую трудовую повинность. «Все граждане обоего пола, с 16 до 55 лет, обязаны выполнять те работы, которые будут назначаться местными Советами рабочих, солдатских и крестьянских депутатов или другими органами Советской власти». Противники этих мер подвергнутся самой суровой каре. «… Виновные в обмане государства и народа подвергнутся конфискации всего имущества… Той же каре, а равно заключению в тюрьме или отправке на фронт и на принудительные работы подвергаются все ослушники настоящего закона, саботажники и бастующие чиновники, а равно спекулянты. Местные Советы и учреждения, при них состоящие, обязуются экстренно выработать наиболее революционные меры борьбы против этих подлинных врагов народа» [ПСС, т. 35, с. 175-176].

Выступая в ЦИКе в день принятия резолюции, Ленин отвечает тем, кто говорит, что «мы идем и к верной гибели и в верную пропасть».

«Никто, кроме социалистов-утопистов, не утверждал, что можно победить без сопротивления, без диктатуры пролетариата и без наложения железной руки на старый мир.

Вы принципиально и эту диктатуру принимали, но когда это слово переводят на русский язык и называют его “железной рукой”, применяя это на деле, вы предупреждаете о хрупкости и запутанности дела…

Мы знаем, что это сложная мера. Никто из нас, даже имеющий экономическое образование, за проведение ее не возьмется. Мы позовем специалистов, занимающихся этим делом, но только тогда, когда ключи будут у нас в руках. Тогда мы даже сумеем завести консультантов из бывших миллионеров. Кто хочет работать — милости просим, лишь бы не превращать всякий революционный почин в мертвую букву, — на эту удочку мы не пойдем. Слова — диктатура пролетариата — мы произносим серьезно, и мы ее осуществим…

Проведение декрета неотложно, иначе нас погубят противодействие нам и саботаж. (Аплодисменты, переходящие в овацию.)» [там же, с. 172-173]

Лондон, 28 декабря: Конференция Лейбористской партии поддерживает британские цели империалистической войны

Призывы Троцкого находят поддержку в рабочих и угнетенных массах по всему миру, и это побуждает газету New York Times попытаться оправдать поведение Соединенных Штатов. Заголовок гласит: «Троцкий обращается с посланием к миру и призывает союзников начать обсуждение мира; Антанта отвергает условия тевтонов»

Совместная конференция Лейбористской партии и профсоюзного объединения принимает меморандум, излагающий цели в войне. Лейбористы стремятся прикрыть хищнические глобальные интересы британской буржуазии демократическими фразами, пытаясь в то же время дать ответ на популярный призыв большевиков к немедленному прекращению конфликта.

Партия лейбористов призывает к окончанию войны «как можно скорее». Такая формулировка делает уступку широко распространенному стремлению к миру, но одновременно одобряет безжалостное ведение войны для достижения целей Лондона. Документ лейбористов добавляет, что партия поддерживает продолжение войны, пока «мир не станет безопасным для демократии». Эта лицемерная декларация имеет в виду авторитарные режимы в Берлине, Вене и Стамбуле.

Конференция демонстрирует весьма выборочное применение принципа самоопределения наций. Она призывает к независимости Бельгии и балканских стран — территорий, находящихся в настоящее время под контролем Германии, Австро-Венгрии и Турции. Она требует возвращения Эльзас-Лотарингии в руки Франции. Однако лейбористам нечего сказать о продолжающемся колониальном господстве британского империализма в Ирландии и Индии. В Африке, где британский и французский империализм владеет огромными империями, лейбористы смиренно предлагают, чтобы эти территории были переданы «лиге народов». Такое соглашение узаконило бы жестокую колониальную эксплуатацию под прикрытием международного права. Позднее Ленин охарактеризует Лигу Наций как «воровской притон».

Лейбористы полностью поддерживают сионистский проект в Палестине, официально одобренный британским правящим классом в ноябрьской декларации Бальфура. Меморандум Лейбористской партии «выражает мнение о том, что Палестину следует освободить от сурового и угнетающего правления турок — для того, чтобы эта страна могла сформировать свободное государство, гарантированное международным сообществом, куда смогут вернуться те евреи, которые решат это сделать, и которые смогут выработать свое собственное спасение без вмешательства со стороны других рас или религий».

Позиция лейбористов — лишь дальнейшее развитие провоенной линии, которую она проводила с момента начала кровавой бойни в августе 1914 года. Партия лейбористов сотрудничала с профсоюзами в подавлении всех забастовок и борьбы рабочего класса, пропагандируя национальное единство. Она продемонстрировала свою лояльность британскому правящему классу, войдя в состав ряда правительств военного времени, включая нынешнее правительство во главе с Ллойд Джорджем.

Меморандум о целях войны лейбористов будет служить руководством для дискуссий на конференции «социалистических» партий стран Антанты, которая будет проведена в начале 1918 года.

Петроград, 31 декабря (18 декабря по ст. ст.): Совет Народных Комиссаров признает независимость Финляндии

Немецкие войска и финские ополченцы Белой гвардии, Хельсинки, 1918 г.

После объявления 6 декабря правительством Финляндии о своей независимости от России Совет Народных Комиссаров подтверждает свое признание независимой республики. Это означает конец 108 лет правления России над Финляндией, которая была великим княжеством царской империи.

Революция резко поляризовала классы в финском обществе. Тот факт, что у власти теперь буржуазное правительство, а не советско-финское, связан прежде всего с предательством финских социал-демократов, которые под влиянием Карла Каутского и реформизма Второго Интернационала систематически предавали борьбу финских рабочих за власть. Не далее как шесть недель назад финские социал-демократы отменили проведение общенациональной всеобщей забастовки, вдохновленной Октябрьской революцией, тем самым передав власть буржуазии, хотя рабочие к тому времени захватили контроль над почти всеми крупными городами страны.

Новая революционная борьба нарастает. К концу января в Хельсинки власть возьмут радикальные элементы из социал-демократии и рабочих-красногвардейцев. Они провозгласят Финляндскую социалистическую рабочую республику, которая просуществует лишь три месяца, после чего будет жестоко раздавлена правыми финскими националистами при поддержке германского империализма.

Также в этом месяце: Массовые аресты социалистических противников войны в Германии

Лео Иогихес

Сотни антивоенных социалистов арестованы в ходе полицейских рейдов или призваны в армию и отправлены на фронт. Массовые аресты проводятся практически во всех крупных промышленных центрах, включая Кёльн, Карлсруэ, Мюнхен, Дюссельдорф, Магдебург, Дармштадт, Нюрнберг, Кассель, Маннгейм, Дуйсбург и, в особенности, Берлин. Ужесточается и доходит до своей кульминации военная диктатура под руководством генерал-фельдмаршала Пауля фон Гинденбурга и Эриха Людендорфа, направленная против оппонентов войны и лидеров социалистического рабочего класса.

Революционеры, такие как Карл Рецлав и Пауль Фрёлих, позже писали в своих мемуарах, что полиция и военное руководство относительно по-дилетантски относились к социалистическим оппонентам войны. Однако захват власти рабочим классом в России и сцены братания солдат на фронте сразу же приводят к резкому изменению в их поведении. Помимо Розы Люксембург и Карла Либкнехта, которые уже давно в тюрьме, а также Лео Иогихеса, живущего в подполье, арестовано много других важных лидеров «Союза Спартака». Политический лидер «бременских левых радикалов» Иоганн Книф и его подруга Лотта Корнфельд в течение нескольких месяцев вынуждены жить в подполье.

Несмотря на эти репрессии, в новом году в январе по всей Германии вспыхнет гигантская массовая забастовка, в которой требование о прекращении войны будет играть центральную роль.

Также в этом месяце: «Рождественские сказки» Генриха Фогелера

Картина Rote Metropole [«Красный Метрополис»] Генриха Фогелера, 1923 г. © Государственный центральный музей современной истории России, Москва. (Фото Верены Нис, сделано на выставке в Немецком историческом музее в октябре 2017 г.)

В конце 1917 года художник Генрих Фогелер (1972-1942) размышляет о том, как ему отреагировать на злобные требования немецкой стороны, выдвинутые в ходе мирных переговоров в Бресте-Литовске. Художник, известный своими картинами и иллюстрациями в стиле арт-нуво, был одним из основателей колонии художников в Ворпсведе, недалеко от Бремена. Среди его друзей Райнер Мария Рильке, Клара Вестхофф, Паула Модерзон-Беккер и ее муж Генрих Модерзон.

В начале войны Фогелер добровольно вызвался идти на военную службу — больше из отчаяния, чем из убеждения. Вначале он верил пропаганде, утверждавшей, что «оборонительная война» поможет восстановить мир для человечества. Будучи отпрыском зажиточной семьи, он был полон идей о «любви к отечеству», «мужественной борьбе» и «героической смерти». Позже он объяснял, что в то время был «политически малограмотным».

Фогелеру была предоставлена возможность работать «армейским иллюстратором». В этом качестве он сознательно избегал любого изображения насилия. Его эскизы показывали солдат во время рабочих будней, на марше, за рытьем траншей, в казарме.

Чем дольше длилась война, тем яснее становился ее реальный характер для Фогелера. Он с большим интересом наблюдал революционные события в России. Большевистские призывы к миру находили в нем отклику, как и у многих обычных солдат. Он привлек внимание офицерского корпуса все более враждебными суждениями о войне. Чтобы не наказывать знаменитого художника, его произвели в офицеры и отправили на Восточный фронт. Он срочно подал прошение об отпуске, который был предоставлен.

В Ворпсведе он обдумывает свои действия, чтобы противостоять войне. Он не создает произведений открытой антивоенной пропаганды. Однако в начале января 1918 года он пишет письмо кайзеру, озаглавленное «Сказка о любимом Боге». В этой сказке Бог идет к кайзеру и упрекает его как повинующегося поверхностному и модному: «Станьте Господом Света, служите истине… разрушайте границы, станьте лидером человечества… станьте посланником мира… стройте, а не уничтожайте. На коленях перед любимым Богом, будьте искупителем, наберитесь силы служить, Кайзер!»

В качестве приветствия он приписывает над текстом рассказа: «Кайзеру. Протест низшего офицера Фогелера против насильственного Брест-Литовского мира». На конверте он указывает адрес кайзера — дворец в Шарлевиле. Генерал Эрих Людендорф получает копию с припиской: «Ваше Превосходительство, снимите свои красные штаны и проведите несколько дней в окопной грязи — только тогда вы узнаете, что думает солдат на фронте». Он бросает оба письма в почтовый ящик 11 января, и предполагает, что он будет за них расстрелян.

Без какого-либо его участия этот рассказ-сказку передают из рук в руки, она печатается и распространяется в виде листовок. 30 января 1918 года он должен быть арестован низшим офицером и солдатом. Они приходят к Фогелеру, он читает им рассказ, и они уезжают без него. Он попадает не в тюрьму, а в палату больницы для душевнобольных в Бремене, куда его помещают для обследования.

Фогелер начинает изучать труды Маркса, Энгельса и Бакунина. После 1919 года он безуспешно пытается основать социалистическую коммуну и детский дом с ремесленным обучением на территории своего поместья Баркенхоф. Он работает на Рабочий Красный Крест, а в 1931 году уезжает в Советский Союз.

Цикл его рисунков «Сложные картины», написанный под влиянием футуризма и кубизма, приходится не ко двору сталинской бюрократии, и он пытается втиснуться в прокрустово ложе «социалистического реализма». В 1941 году его и нескольких других немцев депортируют в Казахстан, принуждают к тяжелой работе, и он чуть не умирает с голоду. Он уходит из жизни в больнице 14 июня 1942 года в результате болезни простаты и общей слабости.

Также в этом месяце: Александра Коллонтай выполняет функции Народного комиссара по социальному обеспечению

Коллонтай в сентябре 1918 года, с подписью на английском языке ее подруге Луизе Брайант

После создания Совета Народных Комиссаров Александру Коллонтай назначают Народным комиссаром по социальной опеке. В 1919 году она основывает Женотдел, влиятельную структуру по проблемам матери и работницы.

Коллонтай, известный старый большевик, вступила в РСДРП в 1899 году. Лично пережив Кровавое воскресенье и революцию 1905 года, она оказалась в ссылке в 1908 году. Путешествуя по Великобритании, США, Швеции, Норвегии, Франции и Германии, она была знакома со многими лидерами международного рабочего движения, в том числе с Розой Люксембург и Карлом Либкнехтом.

Всего два года тому назад она переписывалась с Лениным из Соединенных Штатов, — это их общение затруднялось большими расстояниями. В письме из Берна в Швейцарии от 9 ноября 1915 года Ленин убеждал ее: «Так что, если в Америке есть люди, боящиеся даже Циммервальдского манифеста, то Вы на них плюньте, а подбирайте только тех, кто левее Циммервальдского манифеста». Во время поездок по США, Коллонтай, в общем счете, выступала 123 раза в 80 городах, выступая на английском, немецком, французском, русском, финском и норвежском языках. Она работала с Троцким в Нью-Йорке в борьбе против консервативного, оборонческого руководства Американской социалистической партии во главе с Моррисом Хиллквитом.

Теперь Коллонтай, будучи наркомом по социальной опеке, является первой женщиной-министром в Европе.

Итоги

Этой статьей заканчивается еженедельная серия статей в рубрике «Эта неделя в русской революции». Мы надеемся, что наши читатели нашли эти материалы полезным введением к событиям и политической борьбе этого беспрецедентного года.

Клара Вайс
Роджер Джордан
Сибилла Фухс
Том Картер
Том Эли
Вольфганг Вебер