Эта неделя в истории

75 лет назад: Советские победы над германскими армиями вызывают беспокойство империализма

8 февраля 2018 г.
Самолет-штурмовик «Ил-2» во время боев за Курск

8 февраля 1943 года советская Красная армия овладела Курском. Это стало первым звеном в цепи сражений в течение 10-дневного периода, которые вынудили Гитлера отвести свои армии западнее, по линии, соединяющей Брянск, Орел, Харьков, Ворошиловград (ныне Луганск) и Ростов-на-Дону.

Эти победы, последовавшие вслед за сокрушительным поражением германской Шестой армии под Сталинградом, праздновались рабочими по всему миру в виде собраний и шествий. Эти победы усилили решимость партизан и находящихся в подполье борцов в их борьбе против фашизма.

Однако среди империалистических союзников Советского Союза эти победы Красной армии едва ли были встречены с восторгом. Как говорилось в комментарии газеты New York Times, «стремительно, неумолимо русские армии продолжают свое движение на запад. Один предположительно неприступный бастион нацизма за другим падает перед лицом их наступления… Но по мере того как Красная армия продвигается вперед, это также поднимает много вопросов во многих умах относительно того, какой порядок она несет на своих знаменах».

Опасения империалистов касались не только территориальных завоеваний Сталина. Самым ужасным кошмаром для них было то, что Красная армия может пойти еще дальше, за пределы границ СССР, и вступить в Центральную Европу, что может спровоцировать революционные восстания рабочего класса.

Империализм Британии и США помогал Советскому Союзу лишь в той мере, в какой это облегчало СССР ведение оборонительной борьбы, которая истощила силы германских и советских армий, в то время как англо-американская военная машина стояла в стороне, сохраняя свою мощь нерастраченной. Этот взгляд на вещи был наиболее прямолинейно выражен американским сенатором Гарри Трумэном, который сказал в 1941 году: «Если мы увидим, что Германия выигрывает войну, мы должны помочь русским, но если побеждать будет Россия, то мы обязаны помочь Германии, — так, чтобы они истребили друг друга как можно сильнее».

Вплоть до 1943 года Черчилль и Рузвельт отказывались открыть второй фронт и начать наступление через Ла-Манш по территории Франции, несмотря на просьбы Сталина, что поставило бы германские армии между западными союзниками и СССР. Вместо этого Британия и США предпочли использовать Северную Африку в качестве базы для вторжения в Италию и на Балканы, что обеспечивало им контроль над колониальными владениями. После этого они могли двинуться на север, оказываясь на пути продвижения Красной армии.