Воскрешение духа Гитлера в Германии

13 октября 2018 г.

Спустя семьдесят три года после того, как нацистский фюрер Германии окончил свою жизнь в берлинском бункере, слова и идеи Адольфа Гитлера снова воскрешаются одной из самых известных немецких ежедневных газет.

Масштаб преступлений гитлеровского режим был настолько огромен, что в течение десятилетий его фашистские и антисемитские разглагольствования были запрещены в Германии. Публикация его одиозного сочинения Mein

Kampf не допускалась в Германии в течение более 70 лет. Новое издание этой книги с научными комментариями вышло только в 2016 году.

Однако сейчас выясняется, что колонка председателя партии «Альтернатива для Германии» (АдГ) Александера Гауланда, опубликованная 6 октября в газете Frankfurter Allgemeine Zeitung (FAZ) — немецкой газете с самым большим интернациональным тиражом, — по большей части базируется на речи, с которой Гитлер выступил в ноябре 1933 года перед рабочими компании «Сименс» в Берлине.

«Вполне очевидно, что текст Гауланда тесно связан с Гитлером и его идеями, — заявил историк Вольфганг Бенц в газете Tagesspiegel. — Это парафраз, как если бы шеф АдГ держал тест речи Гитлера 1933 года на своем столе, когда готовил колонку для FAZ».

Бенц, являющийся авторитетным специалистом по вопросам нацизма и антисемитизма, прокомментировал эту колонку, сказав: «Можно, пожалуй, сказать, что она источает запах, характерный для 1933 года». Дело выглядит так, как если бы АдГ предложила подогретые объедки нацистской поры, «с националистическим движением, НСДАП [нацистская партия] и ее эпигонами в качестве программы».

В статье FAZ Гауланд оправдывает «популизм» своей партии на основе того, что АдГ защищает интересы «обычного среднего класса» и «так называемых рядовых людей» против «новой городской элиты». Члены этого «глобализированного класса», говорит Гауланд, «живут почти исключительно в больших городах, свободно говорят по-английски, а когда они меняют работу и переезжают из Берлина в Лондон или Сингапур, то повсюду находят такие же апартаменты, дома, рестораны, магазины и частные школы.. В результате связь этой новой элиты с их собственной родиной слаба. Находясь в обособленном параллельном обществе, они чувствуют себя гражданами мира».

В 1933 году Гитлер использовал похожие слова, чтобы осудить «маленькую, лишенную корней интернациональную клику», которая стремится противопоставлять одни народы другим. «Это люди, которые дома везде и нигде; такой живет сегодня в Берлине, завтра оказывается в Брюсселе, послезавтра в Париже, а затем снова в Праге или в Лондоне, и везде чувствует себя как дома», — говорил он своей аудитории (прерываемый возгласами проклятий против «этих евреев!»). «Они единственные, кого в самом деле следует рассматривать в качестве интернациональных элементов, потому что они могут делать свой бизнес где угодно».

Гитлер противопоставлял «народ» как национальный элемент этой «интернациональной клике», объявляя, что «... народ прикован к своей почве, прикован к своему отечеству, связан с жизненными возможностями своего государства, своей нации. Народ не может следовать за ними». «Подогретая» версия Гауланда говорит о «.. тех, для кого отечество все еще остается ценностью самой по себе, и кто первым теряет свое отечество, потому что это их среда, которая кормит иммигрантов. Они не могут просто уехать и играть в гольф где угодно».

Антисемитский подтекст этих слов очевиден. Образ лишенного корней «космополитичного» еврея красной нитью пронизывает всю нацистскую пропаганду. Однако заимствования Гауланда у Гитлера не останавливаются на этом. Обоготворение нации и отечества — почвы и крови — образует сердцевину идеологии фашизма и нацизма.

Фанатичный национализм нацистов не смог защитить ни немецкий средний класс, ни рабочий класс от ударов капиталистической глобальной экономики. Он послал их на бойню сражений Второй мировой войны в интересах германского империализма. Этому фанатичному национализму всегда противостояло революционное рабочее движение, которое было интернационалистическим с тех самых пор, как Маркс и Энгельс опубликовали в 1848 году Коммунистический манифест с его боевым кличем «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!»

В эпоху, когда буржуазный национализм служил борьбе против феодальной раздробленности и тирании, он ассоциировался с прогрессивными и демократическими тенденциями. Но эта эпоха закончилась в XIX веке. Национальное государство стало слишком тесным для интернационального роста и интеграции капиталистической экономики. Германия и другие империалистические державы стали стремиться к переделу мира за счет своих соперников. В этом состояла причина Первой и Второй мировых войн.

«Попытки спасти хозяйство, привив ему трупный яд национализма, приводят к тому заражению крови, которое носит название фашизма», — писал Троцкий в ноябре 1933 года, в тот самый месяц, когда Гитлер выступал с речью на «Сименсе». «Но фашистский национализм упадка не несет ничего, кроме гибели. Он подготовляет не умиротворение хозяйства в национальных рамках, а вулканические взрывы и грандиозные столкновения на мировой арене» (см.: http://iskra-research.org/Trotsky/sochineniia/1934/19340104.html). Спустя семь лет Гитлер вторгся в Польшу, начав Вторую мировую войну.

Тот факт, что ведущая газета Германии предоставляет свои страницы председателю АдГ для изрыгания гитлеровской идеологии «почвы и крови», демонстрирует, насколько далеко зашел процесс возвращения крайне правых на арену германской политики. Сталкиваясь с растущими международными трениями, торговыми войнами и социальными конфликтами, правящий класс Германии последовательно ведет дело к возрождению своих преступных традиций.

Издатели FAZ прекрасно знают, кому они предоставляют свой подиум. Гауланд, который 40 лет своей политической карьеры провел в так называемом «стальном шлеме» (Stahlhelm), правом крыле Христианско-демократического союза (ХДС), прежде чем вступить в АдГ, открыл ряды партийного руководства для крайне правых и фашистских сил, таких как Бьёрн Хёке (Björn Höcke). Его место в политическом спектре видно из того заявления, которое он сделал в июне этого года, сказав, что «Гитлер и национал-социалисты — лишь пятнышко птичьего помета на более чем тысячелетней успешной истории Германии».

Хотя АдГ получила всего 12,6 процентов голосов на парламентских выборах, она сейчас задает тон в правительственной политике. Политика в отношении беженцев, проводимая «большой коалицией» христианских демократов и социал-демократов, несет на себе печать АдГ, также как и тенденции по усилению власти полиции и спецслужб вместе с увеличением расходов на содержание Бундесвера.

В отличие от нацистов 1930-х годов АдГ не стоит во главе массового движения. Она отвергается широкими слоями населения. Во многих городах часто проходят демонстрации против опасности крайне правых. В одном только Мюнхене десятки тысяч человек три раза в этом году протестовали против усиления власти государства, социального неравенства и милитаризма. В Берлине 40 тысяч человек, как ожидается, выйдут на улицу в субботу, чтобы выразить свой протест против расизма.

Однако эта оппозиция, подобно массовому социальному недовольству среди населения Германии, не находит себе политического выражения в официальной политике. Партии, представленные в Бундестаге (парламенте), вместе с корпоративными СМИ, открыто приспособляются к политике АдГ. В рамках «большой коалиции» СДПГ следует курсом правой политики АдГ. Левая партия также выступает в пользу националистического курса. Гауланд даже специально похвалил лидера Левой партии Сару Вагенкнехт в своей колонке в FAZ.

Многие в недавнем прошлом либеральные представителя верхнего среднего класса ныне преклоняют колени перед АдГ. Типичным примером являются политик партии «Зеленых» Борис Палмер, а также колумнист и редактор журнала Freitag

Якоб Аугштайн. Последний заявил, что Гауланд написал «толковый текст» и призвал АдГ к «соучастию во власти».

Немецкая Партия Социалистического Равенства (ПСР — Sozialistische Gleichheitspartei) только что опубликовала книгу Кристофа Вандрайера Почему они возвращаются? (Warum sind sie wieder da?), где показано, как рост АдГ систематически подготовлялся в течение многих лет сдвигом вправо в университетах, в СМИ и в политике.

В 2014 году немецкие СМИ развязали ожесточенную кампанию «охоты на ведьм» против ПСР и ее молодежной организации IYSSE из-за того, что мы подвергли критике правоэкстремистского историка Йорга Баберовски, который в еженедельнике Spiegel утверждал, что Гитлер «не был жестоким»

Ведущую роль в этой атаке сыграл журналист FAZ Юрген Каубе (который сейчас является соредактором газеты). Он защищал Баберовского против якобы «троцкистской травли». Как и предсказывала ПСР, преуменьшение преступления нацизма проложило дорогу для возрождения крайне правой, милитаристской и авторитарной политики в Германии.

Эти тенденции не ограничиваются одной Германией. В США и по всей Европе капиталистические правители поворачивают в сторону авторитаризма и возрождения фашизма.

Есть только один путь, чтобы положить конец милитаризму и фашизму в Германии — мобилизация международного рабочего класса на основе революционной программы и построения ПСР и Четвертого Интернационала как массовой социалистической партии.

Петер Шварц