Эта неделя в истории

25 лет назад: Сапатистское восстание вспыхивает в мексиканском Чьяпасе

5 января 2019 г.
Женщины-повстанцы Сапатистского восстания

1 января 1994 года, в тот же день, когда вступило в силу Североамериканское соглашение о свободной торговле, Сапатистская армия национального освобождения (САНО — испанская аббревиатура EZLN), состоящая в основном из крестьян, подняла открытое восстание в Чьяпасе, самом южном штате Мексики. Во главе САНО стояла группа интеллектуалов из рядов среднего класса, которые, основываясь на полумаоистских идеях [провозглашающих революционное превосходство крестьянства перед рабочим классом], пошли «в народ» в Лакандонские джун гли — один из самых отдаленных районов страны, населенный преимущественно коренным, не говорящим по-испански, населением.

Около 3 тысяч вооруженных повстанцев захватили города и поселки в Чьяпасе, беднейшем штате Мексики, освободили заключенных из тюрьмы города Сан-Кристобаль-де-Лас-Касас, крупнейшего населенного пункта, который им удалось захватить, и сожгли там главный полицейский участок и военные казармы. На следующий день после наступления нового года мексиканские войска ответили контратакой, приведшей к ожесточенным боям и большому кровопролитию в городе Окосинго.

Восстание, шокировавшее мексиканское правительство, через четыре дня было в основном подавлено. Президент Карлос Салинас де Гортари, получив полную поддержку из Соединенных Штатов со стороны администрации Клинтона, распорядился применить современное оружие, в том числе реактивные истребители и боевые вертолеты, против крестьян, вооружение которых составляло чуть более, чем мачете и копья. Под напором армии сапатисты были вынуждены отступить в джунгли.

Официальные источники сообщали, что жертв не было, однако фактически они исчислялось сотнями, если не больше. По признанию очевидцев, морги в городах штата были «нашпигованы» трупами. Сотрудники больниц сообщали, что к ним поступило относительно мало раненых и травмированных — признак того, что военные систематически расстреливали раненых и тех, кто сдался. В телевизионных репортажах, снятых в Окосинго, демонстрировались ряды трупов со связанными за спиной руками.

Крупномасштабные убийства также выявили наличие глубоко укорененного расизма, поскольку подавляющее большинство жертв составляли индейские крестьяне, подвергавшиеся притеснениям в форме апартеида и эксплуатации со стороны крупных помещиков-плантаторов. Римско-католический епископ из штата Чьяпас, Фелипе Гутьеррес Франко, назвал ситуацию в зоне боевых действий «кровавой баней, в которой индейцы оплачивают своими трупами получение немалых прибылей другими».

САНО опубликовала свою Первую декларацию и Революционные законы, призывающие к вооруженной борьбе против мексиканского правительства, потому что оно проигнорировало мирные протесты со стороны крестьянского и индийского населения Чьяпаса, беднейшего и самого отсталого штата страны. Они призвали к автономии для общин коренных народов и демократизации национального правительства, которое в течение 65 лет контролировалось Интитуционно-революционной партией (PRI — Partido Revolucionario Institucional).

Правительство США направило в штат Чьяпас пять «наблюдателей», чтобы оказать помощь в проведении репрессий. Тем временем США начали выполнять условия Североамериканского соглашения о свободной торговле, которое вступило в силу 1 января и которое открывало возможность для американских компаний извлекать более непосредственную выгоду из подавления мексиканского крестьянства.