Президент Германии Штайнмайер замалчивает преступления Холокоста у мемориала Второй мировой войны

Петер Шварц
3 октября 2019 г.

7 декабря 1970 года канцлер Германии Вилли Брандт, находясь с визитом в Польше, посетил мемориал Варшавского гетто, перед которым он встал на колени в знак покаяния за истребление евреев немецким нацистским режимом. Хотя это «варшавское коленопреклонение» было сделано с учетом конкретных собственных интересов — так называемая «Восточная политика» (Ostpolitik) Брандта обеспечила доступ немецкому крупному бизнесу к рынкам и сырью Восточной Европы, — оно также означало поворотный момент в политике Германии. Спустя годы, в течение которых германское государство систематически скрывало свои исторические преступления и стремилось их преуменьшить, оно, в конечном счете, взяло на себя ответственность за них.

По прошествии почти пятидесяти лет президент Германии Франк-Вальтер Штайнмайер (как и социал-демократ Брандт) выступил в Варшаве на церемонии, посвященной 80-й годовщине начала Второй мировой войны. В своей речи он не произнес ни слова о евреях или Холокосте. Это молчание не менее символично, чем коленопреклонение Брандта. Это безошибочный сигнал о том, что преступления нацистов снова преуменьшаются в весьма определенных политических целях.

Во-первых, молчание Штайнмайера о Холокосте было уступкой ультранационалистическому правительству правящей польской партии «Право и справедливость» (ПиС) и лидеру партии Ярославу Качинскому, который глубоко связан с антисемитскими традициями католической церкви и прославляет польского диктатора Йозефа Пилсудского. В последние годы ПиС систематически стремилась переписать историю и приняла законы, которые угрожают уголовной ответственностью в отношении любого ученого или публициста, исследующего вопрос или пишущего об антисемитизме в Польше.

Президент Германии Франк-Вальтер Штайнмайер (справа) и президент Польши Анджей Дуда (слева) на церемонии, посвященной 80-летию начала Второй мировой войны в Велюне, Польша. 1 сентября 2019 г. (AP Photo / Czarek Sokolowski)

Но, прежде всего, молчание Штайнмайера о Холокосте было уступкой правой экстремистской партии «Альтернатива для Германии» (АдГ) в его собственной стране. В рамках возвращения Германии к агрессивной империалистической внешней политике правящий класс систематически укрепляет и продвигает эту фашистскую партию. В тот самый день, когда Штайнмайер выступил с речью в Варшаве, АдГ показала на двух региональных выборах — в Саксонии и Бранденбурге — результат, став второй по количеству поданных за нее голосов избирателей. Выступление Штайнмайера не было ошибкой. Он является опытным политиком, который знает, что делает. В офисе федеральной канцелярии президента работает около 180 человек, которые тщательно готовят каждое из его выступлений и обсуждают их в правительственном аппарате.

Утром 1 сентября Штайнмайер вместе с президентом Польши Анджеем Дудой посетил небольшой город Велюнь. Жители этого города были первыми, кто подвергся бомбардировке с воздуха, когда Германия вторглась в Польшу восемьдесят лет назад. Здесь Штайнмайер произнес речь, в которой недвусмысленно извинился «перед польскими жертвами немецкого господства террора» и лишь мимоходом, только в одном предложении, упомянул про евреев и Холокост. И это несмотря на то, что около трети населения Велюня, насчитывавшего на тот момент 16 тысяч человек, были евреи, и что десятки тысяч евреев, свезенных из разных мест в еврейское гетто города, были впоследствии депортированы в концентрационный лагерь Кульмхоф.

Затем, когда во второй половине дня Штайнмайер выступал перед более чем 250 официально приглашенных гостей из 40 стран, он вообще не упомянул Холокост. И это не смотря на то, что нацисты убили около 1,6 миллиона этнических поляков и около 3 миллионов евреев, составлявших 90 процентов всего еврейского населения Польши. Единственными жертвами немецких военных преступлений, упомянутых Штайнмайером, были «польские мужчины и женщины», а также «Польша, ее культура, города и люди».

Моника Кравчик, глава Союза еврейских религиозных общин в Польше, с возмущением заявила: «Как он не мог заставить себя произнести слово “еврей”? Что мешало ему говорить о Холокосте и еврейском сопротивлении? Профессионал, который должен знать историю оккупации Польши, приносит извинения только одной жертве и забывает других. У меня нет слов».

Газета Tageszeitung была единственной из немецких газет, написавшей о молчании Штайнмайера и выразившей по этому поводу недоумение. В газете объявляется «совершенно непостижимым» тот факт, что он не попросил прощения у польских евреев.

На самом деле этот факт не является непостижимым. Своей варшавской речью Штайнмайер продемонстрировал ультраправым националистам из АдГ, что он полностью согласен с ее лидерами, которые объявляют Холокост «птичьим пометом», а Мемориал Холокоста в Берлине — «позорным памятником». Хотя он никогда не устает лицемерно выражать свой ужас по поводу нацистов, молчание Штайнмайера о Холокосте и его попытка заискивать перед крайне правой ПиС показывает, на каком фланге он действительно политически стоит.

Подъем крайне правых сил является международным феноменом. Эти силы необходимы правящей элите в условиях нарастания конфликта великих держав и социальной напряженности для укрепления аппарата государственных репрессий, продвижения милитаристской политики и подавления всех форм социальной оппозиции.

Штайнмайер сыграл ведущую роль в поощрении крайне правых в Германии. Будучи главой управления канцелярии при канцлере Герхарде Шрёдере (СДПГ), он в течение семи лет отвечал за немецкие спецслужбы, которые систематически занимались созданием и прикрытием сетевых структур правых экстремистов.

Будучи министром иностранных дел, Штайнмайер поддержал в 2014 году государственный переворот на Украине, осуществленный при непосредственном участии фашистов, и сотрудничал в этом процессе с правыми экстремистскими силами, такими как партия «Свобода». С лидером этой партии Олегом Тягнибоком он встречался лично. В том же году на конференции по безопасности в Мюнхене он призвал Германию к перевооружению в качестве военной державы. Он заявил, что Германия «слишком велика, чтобы рассуждать о мировой политике лишь стороны».

После федеральных выборов 2017 года Штайнмайер сыграл ключевую роль в решении СДПГ о создании правительственной «Большой коалиции» [союз двух ведущих партий ХДС и СДПГ]. Это решение позволило АдГ стать официальной оппозиционной партией в парламенте. В ноябре 2017 года он даже пригласил лидеров АдГ Александера Гаулланда и Алис Вайдель на личную консультацию в замок Бельвю, официальную резиденцию президента.

Речь Штайнмайера в Польше идеально вписывается в эту политическую традицию. Проливая крокодиловы слезы по поводу преступлений Германии в годы Второй мировой войны, он призвал к обеспечению гегемонии Германии в Европе и осуществлению крупной программы военных перевооружений. «Я хорошо знаю, что моя страна несет особую ответственность за эту Европу, — сказал он. — Тот факт, что Германии, несмотря на ее историю, позволили обрести новую силу в Европе, означает, что мы, немцы, должны сделать больше для Европы. Мы должны вносить более значимый вклад в европейскую безопасность».

Польша стратегически важна для Берлина как в экономическом, так и в военном отношении. С общим годовым товарооборотом в 120 миллиардов евро (2018 г2018 г.) Польша, опередив Великобританию, стала шестым по величине торговым партнером Германии, являясь к тому же важным регионом для сосредоточения войск и военным союзником против России.

В то время как в памятной церемонии приняли участие вице-президент США Майк Пенс, канцлер Германии Ангела Меркель и президент Украины Владимир Зеленский, с российской стороны не было никакого представителя, поскольку польское правительство решило не приглашать на церемонию президента России Владимира Путина. И это несмотря на то, что Советский Союз понес основную тяжесть войны против нацистской Германии.

Штайнмайер также позорно фальсифицировал эту страницу истории в интересах построения союза с польскими националистами. В своей речи он лишь косвенно сослался на Красную армию и отрицал ее решающую роль в победе над нацистами. «В эту годовщину мы все с благодарностью относимся к Соединенным Штатам, — сказал он, чтобы польстить вице-президенту США Майку Пенсу, представлявшему Трампа. — Сила ее армии, соединенная с западными и восточными союзниками, победила национал-социализм».

Речь Штайнмайера в Варшаве подчеркивает тот факт, что СДПГ, как и все другие партии правящего истеблишмента, вполне согласна с фашистской АдГ по всем существенным вопросам. Противостоять опасности, которую представляют собой крайне правые силы, способно только независимое движение международного рабочего класса, объединяющее борьбу против милитаризма, усиления репрессивного государственного аппарата и социального неравенства, с борьбой против их источника — капиталистической системы прибылей.