Европейские державы поддерживают военные приготовления против Ирана

Петер Шварц
13 января 2020 г.

Мир затаил дыхание 3 января после того, как американский беспилотник убил иранского генерала Кассема Сулеймани, который направлялся в Ирак с официальной дипломатической миссией. Явно обрисовалась угроза общерегионального конфликта, который может быстро перерасти в глобальную конфронтацию. Ведущие СМИ и политические деятели заговорили о «моменте 1914 года», проводя параллели с выстрелами в Сараево — формальным поводом для начала Первой мировой войны.

Но те, кто ожидал, что европейские державы будут протестовать против преступного акта США и противостоять подготовке к войне, были быстро разочарованы.

Канцлер Германии Ангела Меркель и французский президент Эммануэль Макрон [Credit: Nicholas Kamm/POOL via AP]

Британский премьер-министр Борис Джонсон поспешил заявить, что «мы не оплакиваем смерть Сулеймани», при этом Берлин и Париж подчеркнули, что они также занесли Сулеймани в свои «списки террористов». В той степени, в какой они призвали к «деэскалации», эти призывы направлены исключительно на жертву — Иран. Ни один ведущий европейский политик не осудил жестокое убийство, которое было совершено по личному приказу американского президента и представляло собой грубое нарушение международного права и усугубило и без того острую напряженность в международных отношениях.

Контраст с 2003 годом очевиден. Семнадцать лет тому назад Париж и Берлин осудили незаконное вторжение США в Ирак. «Любой, кто отказывается от легитимности Организации объединенных наций и ставит применение силы выше верховенства закона, несет серьезный риск», — заявил тогдашний президент Франции Жак Ширак. Канцлер Германии Герхард Шредер выступал с аналогичными заявлениями.

Возражения Ширака и Шредера отнюдь не были принципиального характера. Берлин позволил США продолжать пользоваться военными базами в Германии и дал понять, что поддержит военную интервенцию в Ираке, если Багдад не склонится перед дипломатическим нажимом Вашингтона. Тем не менее, заявления Берлина и Парижа способствовали глобальным антивоенным протестам, в которых приняли участие миллионы людей.

Почему же сегодня, после того, как войны в Ираке, Ливии и Сирии оказались столь катастрофическими, не слышно никакого аналогичного официального протеста? И это несмотря на то, что США не приостанавливают свои военные приготовления, а усиливают их?

Это никак не связано с улучшением трансатлантических отношений. С 2003 года они резко ухудшились. Не проходит и недели без выступления Трампа или госсекретаря Майка Помпео с нападками и даже оскорблениями по адресу «европейских союзников».

В декабре Конгресс США ввел санкции, чтобы остановить строительство газопровода «Северный поток—2», который должен напрямую связать Россию с Германией. Это аналогично оскорблению союзной страны. Односторонний выход Вашингтоном из ядерного соглашения с Ираном — прелюдия к нынешней военной провокации — произошла в пику оппозиции со стороны Германии, Франции и Великобритании.

Несмотря на это, европейские державы присоединились к военным приготовлениям США. Какая-либо критика касается исключительно тактических вопросов. Подобно американским демократам и голосам некоторых групп в Пентагоне, они обвиняют Трампа в том, что он действует в одиночку, слишком поспешно и без продуманной стратегии, тем самым угрожая интересам США на Ближнем Востоке.

Но ни в коем случае не ставится под сомнение «право» империалистических держав вмешиваться вооруженной силой в дела стран Ближнего Востока, подчинять регион своей воле и проводить там свои интересы. Такие понятия, как «право народов на самоопределение», — которые Лига наций и Организация объединенных наций в течение десятилетий использовали в качестве демократической ширмы, — в значительной степени исчезли из политического лексикона. Эти красивые слова появляются только тогда, когда они необходимы для поддержки сепаратистов против конкурирующей державы, такой как Китай или Россия.

Как давно предсказывал Международный Комитет, спустя три десятилетия после распада Советского Союза никакой новой эры демократии не видно. Скорее, анархия капитализма и устаревшая система национальных государств привели к обострению межимпериалистического соперничества и обострению классовой напряженности. Правящие элиты, как в Европе, так и в Америке, реагируют поворотом к фашизму и войне.

Сегодня европейские державы гораздо более глубоко вовлечены в преступления империализма, чем в 2003 году. Германия и Франция послали свои контингенты в Ирак, чтобы продвигать там свои собственные империалистические интересы. Ливийская война 2011 года, которая свергла режим Муаммара Каддафи и привела страну к кошмарной гражданской войне конкурирующих вооруженных групп, была в значительной степени инициирована Францией. Франция и Германия также играли важные закулисные роли с самого начала сирийской войны, в том числе путем поддержки исламистских боевиков. И в быстро обостряющемся конфликте в Мали они стремятся усилить присутствие европейских империалистов в Африке.

Тем не менее, их главная цель — утвердить Европу в качестве мировой державы с помощью совместной армии и общей внешней политики, способной идти «вровень» с Вашингтоном, — еще не достигнута. Несмотря на огромное увеличение военных расходов, совокупные военные расходы европейских стран-членов НАТО составляют около 300 миллиардов долларов, то есть менее половины военного бюджета США. Европейские державы так же глубоко расколоты между собой. Они хотят действовать независимо от Вашингтона. Но до тех пор, пока они не перевооружатся, они не видят альтернативы линии достижения соглашения с Соединенными Штатами.

Специальные внешнеполитические журналы полны жалоб на то, что «защита Европы практически зависит от Соединенных Штатов». «Соединенные Штаты и Китай все чаще рассматривают свои отношения с европейцами через призму соперничества великих держав и намеренно оказывают давление на отдельные государства, чтобы вынудить их… стать на свою сторону», — отмечает заявление германского Совета по международным отношениям (DGAP) под названием «Европа все еще защищается от Вашингтона».

«Если европейцы не хотят оставаться игрушкой в руках конкурирующих великих держав, они должны лучше использовать свои силы в будущем, более надежно защищать свои интересы и сделать себя менее уязвимыми от атак», — делает вывод DGAP. Европейский союз должен «научиться воспринимать себя как геополитическую силу».

Это требует милитаризации общества и увеличения расходов на оборону в масштабах, выходящих далеко за рамки официально объявленной цели в 2% ВВП. Финансирование в таких размерах потребует бешеных атак на рабочий класс. Вот вторая, более фундаментальная причина поддержки европейскими державами военной кампании США. Они опасаются, что массовая мобилизация против войны может соединиться с растущей борьбой рабочего класса против социального неравенства, угрожая капиталистическому правлению.

Рабочие бурлят от гнева по всей Европе. Во Франции это видно в движении «желтых жилетов» и массовых забастовках против пенсионной реформы Макрона. Спустя пять недель после своего начала, эти забастовки все еще выводят на улицу сотни тысяч людей.

В то время как в 2003 году псевдо-левые, постсталинисты и «Зеленые» могли доминировать и контролировать антивоенное движение, все эти группы с тех пор глубоко дискредитированы и переместились в провоенный лагерь. Ни одна из партий истеблишмента, — независимо от того, описывают ли они себя как левых или правых, — даже на словах не заявила о своей оппозиции нагнетанию войны.

Возврат к варварству и войне может быть предотвращен только независимым социалистическим движением международного рабочего класса, объединяющим борьбу против войны с борьбой против ее источника — системы капиталистической прибыли. Объективные условия для развития этого массового движения уже созрели. Цель Международного Комитета Четвертого Интернационала и его секций, Партий Социалистического Равенства, состоит в том, чтобы возглавить это движение и дать ему политическую перспективу.