Русский

Убийство Сулеймани, империалистическая стратегия и кризис иранского режима

Как и в случае любого неожиданного поворота в мировой геополитике, истинная цель и все последствия криминального убийства Вашингтоном генерала иранского Корпуса стражей исламской революции Касема Сулеймани проявляются только с течением времени.

Утверждения администрации Трампа о том, что убийство стало ответом на непосредственную угрозу для жизни американцев, разоблачены как явная ложь. Убийство Сулеймани планировалось в течение ряда месяцев и давно поддерживалось ключевыми фигурами военно-внешнеполитического истеблишмента США, в том числе главой ЦРУ Джиной Хаспел, госсекретарем Майком Помпео и бывшим советником Трампа по национальной безопасности Джоном Болтоном.

Убийство военного лидера, которого многие считали вторым в структуре власти Ирана после Верховного лидера аятоллы Хаменеи, представляет собой резкую эскалацию кампании администрации Трампа по «максимальному давлению» на Иран. Эта кампания сочетает в себе непрекращающееся дипломатическое и военное давление с разрушительными экономическими санкциями, — которые сами по себе равносильны акту войны, — с кибервойной и другими «специальными операциями».

Президент Хасан Рухани выступает на заседании кабинета министров в иранской столице Тегеране 15 января 2020 года. (Office of the Iranian Presidency via AP)

Она нацелена на то, чтобы путем внутренней перестройки, либо путем прямого свержения иранского буржуазного националистического режима, возглавляемого шиитским духовенством, «развернуть» Иран и привести к власти в Тегеране новое правительство, сродни четвертьвековой кровавой диктатуре шаха, которое будет на побегушках у американского империализма.

Стратеги американского империализма давно рассматривают Иран в качестве главной цели в своем стремлении обеспечить гегемонию над всей Евразией. Это связано с огромным нефтяным богатством этой страны, ее геостратегическим положением, близким к месту слияния трех континентов, и нахождением на границе между Ближним Востоком и Центральной Азией, двумя наиболее важными регионами экспорта нефти в мире.

В дипломатическом плане стремление США принудить Иран к неоколониальному подчинению выражается в требовании Трампа и Помпео, согласно которому Тегеран дожжен согласиться на замену «дефектной» иранской ядерной сделки на «сделку Трампа», которая серьезно ограничит иранские вооруженные силы, «отбросит назад» влияние Ирана на Ближнем Востоке и навсегда лишит его гражданской ядерной программы.

Организованная Вашингтоном кампания по оказанию максимального давления против Ирана несет в себе «вероятную» угрозу развязывания тотальной войны и тесно связана с подготовкой США к «стратегическому конфликту» с Россией и Китаем. Это может быстро привести к катастрофической войне с Ираном, которая поглотит весь Ближний Восток и вовлечет в нее другие великие державы.

Но Вашингтон вдохновляется тем расчетом, что совершение «великой сделки», которая более выгодна для империализма США, может быть достигнуто путем вымогательства у охваченной кризисом и глубоко расколотой иранской буржуазии, которая постоянно сталкивается не только с усиливающимся внешним давлением, но и с массовой социальной оппозицией, прежде всего со стороны рабочего класса.

В начале 2018 года иранский режим был потрясен взрывом народного гнева против мер жесткой экономии и социального неравенства. В ноябре прошлого года, когда в более чем 100 городах резкое повышение цен на газ вызвало демонстрации, некоторые из которых отличались крайним неистовством, иранское правительство вновь ответило на эти протесты жестокими репрессиям, в результате которых, по поступившим сообщениям, были убиты десятки протестующих.

Убийство Сулеймани само по себе явно было нацелено не просто на создание «непосредственной» угрозы и дестабилизации исламской республики. Оно было направлено на изменение всей внутренней динамики иранского режима. Оно устранило военного лидера, который отвечал за противодействие иранского режима давлению со стороны США посредством использования сети иностранных ополченческих групп, большинство из которых ориентируются на шиитский популизм. Более того, Сулеймани был признанным лидером, пользовавшимся широкой поддержкой населения, о чем свидетельствуют последующие массовые демонстрации протеста против его убийства и угроз войны со стороны США.

Учитывая то, при каких обстоятельствах погиб Сулеймани, включая очевидную нехватку мер его безопасности, законно спросить, способствовали ли его убийству противники группировки, к которой он принадлежал, в самом иранском государстве.

Что является абсолютно неопровержимым, так это то, что после его убийства и вызванных им бурных событий, фракционная война внутри иранского руководства усилилась. Это привело к непреднамеренному уничтожению 8 января самолета авиакомпании «Международные авиалинии Украины» ракетой, выпущенной подразделением ПВО иранских Стражей революции с последующей попыткой сокрытия этого факта, а также вспышке студенческих демонстраций, осуждавших правительственные репрессии и вопиющую халатность властей.

15 января президент Хасан Рухани, стоящий во главе усилий по сближению с европейскими империалистическими державами и Вашингтоном, что привело в 2015 году к заключению Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД — Joint Comprehensive Plan of Action) по ядерной сделке, осудил военных за то, что они не принесли «извинений» за сбитый пассажирский самолет. Он также подверг критике недавнее решение Совета стражей революции отстранить многих ныне действующих парламентариев от участия в предстоящих выборах. Он призвал к «национальному примирению» — лозунгу, давно выдвинутому сторонниками «Зеленых», движения, опирающегося на диссидентские слоя буржуазии и представителей верхнего среднего класса, которые при поддержке империализма оспаривали итоги президентских выборов 2009 года.

Между тем во время визита в Дели, в ходе которого он встретился с премьер-министром Индии Нарендрой Моди, министр иностранных дел Ирана Джавед Зариф заявил, что правительство Индии, являясь ключевым союзником США, может сыграть важную «роль в ослаблении напряженности в Персидском заливе».

Главным элементом в стремлении администрации Трампа усилить кризис иранского режима и его давние внутренние трения стали попытки убедить европейские империалистические державы — Германию, Францию и Великобританию — присоединиться к Вашингтону по вопросу об отказе от иранского ядерного соглашения.

14 января «евротройка» E-3 (Франция, Германия, Великобритания) сделала гигантский шаг в этом направлении, запустив механизм урегулирования споров в рамках соглашения и тем самым ускорив свое движение на пути присоединения к Вашингтону в навязывании санкций, которые душат экономику Ирана, и контроле за их соблюдением.

Именно Вашингтон нарушил ядерное соглашение и наращивает «максимальную агрессию» против Ирана. Благодаря своему доминированию в мировой финансовой системе, он успешно блокировал мировую торговлю с Ираном, сделав тем самым взаимную договоренность, лежащую в основе ядерного соглашения — снятие санкций в обмен на ликвидацию большей части гражданской ядерной программы Ирана — пустой и недействительной.

Но что могло особенно понравиться Трампу и Помпео из заявлений евротройки, так это то, что Франция, Германия и Великобритания обвиняют Иран в нарушении соглашения, цинично ссылаясь на попытки Тегерана получить рычаги воздействия путем превышения различных положений СВПД и обвиняя его в стремлении обзавестись ядерным оружием.

Европейские империалистические державы были потрясены провокационными и односторонними действиями США, которые затрагивают их интересы. Убийство Сулеймани было просто последним событием, которое их сильно шокировало.

Британия и державы ЕС опасаются, что усиливающаяся агрессия Вашингтона против Ирана вызовет тотальную войну, которая обернется против их собственных империалистических интересов, даже если в нее не сразу будут вовлечены Россия и Китай. Война вызовет резкий рост цен на нефть, взбудоражит европейскую экономику, спровоцирует еще один крупный кризис беженцев и еще более радикализует растущее контрнаступление рабочего класса.

Без сомнения, Помпео и другие американские политики говорили европейцам, что если они хотят сдержать Трампа, предотвратить крупный пожар и сохранить влияние на Ближнем Востоке, то они должны встать рядом с Вашингтоном в его кампании максимального давления против Ирана.

К таким сомнительным стимулам администрация Трампа добавила угрозу торговой войны, что следует из статьи, опубликованной 15 января газетой Washington Post под заголовком «За несколько дней до того, как европейцы предупредили Иран о нарушениях ядерной сделки, Трамп тайно пригрозил ввести 25-процентный тариф на европейские автомобили, если они этого не сделают».

При этом, как и в случае с Вашингтоном, ключевым фактором в расчетах европейцев является характер буржуазного режима Ирана и его очевидный кризис.

Европейские империалистические державы явно ободрились реакцией иранского режима на убийство Сулеймани, отделавшегося ограниченными ракетными ударами, о которых было заблаговременно получено предупреждение от Пентагона и которые не привели к жертвам, а также попыткой Ирана скрыть свою ответственность за уничтожение украинского воздушного лайнера, летевшего рейсом 752.

Несмотря на всю свою антиамериканскую шумиху, иранский режим является режимом буржуазно-националистическим. В той степени, в какой он вступил в конфликт с Вашингтоном, это делалось всегда с точки зрения увеличения собственных возможностей для эксплуатации рабочего класса и усиления своего регионального влияния.

Растущая оппозиция со стороны рабочего класса побуждает Иран на протяжении десятилетий усиливать попытки сближения с каждой администрацией США, начиная, по крайней мере, с администрации Джорджа Буша-старшего.

Если это станет возможным, элита исламской республики или ее часть заключит сделку с империализмом за счет масс. Даже до того момента, как Рухани пришел к власти в 2014 году на основе выдвинутой программы, сочетавшей попытки переориентации на Вашингтон и Европу с дальнейшей приватизацией, сокращением субсидий и другими мерами против рабочего класса, иранский режим принимал участие в закулисных переговорах с администрацией Обамы о снятии санкций.

Подобные же переговоры могут состояться в будущем или даже начаться сейчас по неофициальным каналам. Трамп ясно продемонстрировал в своих отношениях с Северной Кореей, что он вполне способен проводить такую двойственную политику.

Что касается так называемых иранских «сторонников жесткой линии», то они не менее враждебны рабочему классу, чем их фракционные противники, о чем свидетельствует проведение неолиберальных «реформ» каждым иранским правительством с конца 1980-х годов, а также их готовность объединиться со своими фракционными противниками, чтобы подавить любой вызов снизу.

В конечном итоге «сторонники жесткой линии» поддержали ядерную сделку и стремление к более тесным отношениям с США и ЕС. Еще важнее то, что их стратегия противостояния Вашингтону, основанная на поиске тесных военно-стратегических связей с Россией и Китаем и использовании шиитского популизма и религиозного сектантства для мобилизации поддержки на всем Ближнем Востоке, — это тупик, который рискует ввергнуть регион и весь мир в огонь большого пожара.

Единственная жизнеспособная стратегия противодействия хищничеству империалистических держав США и европейских стран против Ирана — это стратегия, опирающаяся на растущий по всему миру подъем рабочего класса против мер жесткой экономии, социального неравенства и войны, а также борьба за вооружение его революционной социалистической программой и руководством.

Рабочие и молодежь в Иране должны противопоставить капиталистической исламской республике борьбу за Социалистическую Рабочую Республику, которая будет бороться за объединение масс на всем Ближнем Востоке поверх всех религиозно-сектантских и этнических различий, против империализма и всех продажных буржуазных режимов.

В Северной Америке, Европе и во всем мире лозунгом рабочего класса должно быть: «Руки прочь от Ирана!» Противодействие всем санкциям, интригам, угрозам и подготовке войны против Ирана является жизненно важным элементом в построении глобального движения рабочего класса, способного бороться против империалистической войны и охваченной кризисом капиталистической системы, являющейся ее источником.

Loading